Понедельник, 20.08.2018, 23:33Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Рик Джойнер Мир в огне 8
Нет необходимости в инструментах, потому что все охвачено пульсирующей волной многочисленных молитв, сопровождаемых пением. Вся паства возрождения абсолютно в своем уме и так же дисциплинированна и благонравна как любая другая паства, которую я когда-либо видел под сводами храма Св. Павла. Ряд за рядом в пределах храма и на хорах сидят или стоят в зависимости от необходимости — и преисполненные страстного стремления сотни серьезных мужчин и вдумчивых женщин с глазами, прикованными к кафедре или к любой части здания, которая является в тот момент эпицентром собрания. Подавляющее большинство молящихся составляют дюжие молодые шахтеры.
        "Мы должны покориться Духу", -  лозунг Эвана Робертса, и он покорен так же, как наисмиреннейший в его аудитории. Никто не пользуется сборниками гимнов, никто не раздаст тексты гимна. И уж кто ни в коей мере не является личностью, контролирующей собрание каким-либо образом, так это Эван Робертс. Вы чувствуете, что тысячи людей перед вами превратились в тысячеголовую личность, но душа которой неразделима. Вы можете наблюдать то, что они называют «влиянием силы Духа». Это нечто играет с молящимися, как затихающий ветер играет с гладью пруда.
         В воскресенье вечером произошел случай, который является показательным примером непринужденности собрания и спонтанности импульсов не только тех, кто находится внутри здания, но и тех, толпящихся снаружи, кому не удалось попасть внутрь. Дважды порядок, если это можно назвать порядком, прохождения собрания менялся под влиянием толпы снаружи, которая, поддавшись таинственному импульсу, начинала по своему собственному усмотрению петь гимн, который был сразу подхвачен молящимися внутри. Однажды, когда это произошло, Эван Робертс выступал перед собранием. Он тут же уступил дорогу пению и оно стало общим.
         Собрание всегда переходит в благотворную и утешительную песнь, пока солист, переводя дыхание, не поднимется с колен и не запоет песню.
         И пение и молитвы прекрасны. Но еще большее впечатление производят перерывы, которые наступают, когда способность выразиться достигает своего предела, и тогда рыдания, на мгновение услышанные в тишине, тонут в буре мелодии. Нет необходимости в органе. Собрание само по себе является органом, тогда, как тысяча или полторы тысячи скорбящих или радующихся сердец находят выражение в священных Псалмах своих родных холмов.
         Покаяние, открытое исповедание, заступническая молитва, и кроме всего этого чудесная музыкальная литургия - литургия не написанная, но прочувствованная сердцем могучего хора, поднимающаяся, как буря у скалистого берега, прерываемая время от времени звуком, подобным флейте. Это мелодия «Поющих сестер», мелодия, столь же сладостная и столь же спонтанная, как песня дрозда в роще или ласточки в небесах. И все это, трепещущее, пульсирующее, поющее, молящееся, ликующее невероятно преумножает сознание всеобъемлющего слияния некой невидимой реальности, теперь впервые вполне ощутимо двигающейся среди них. Они называют это - «Божий Дух».


                                               Крест был центром


         Нижеследующая записанная молитва Эвана Робертса демонстрирует в краткой форме то, что было в центре внимания проповедников, и то, чему они были преданы.
         "Господь наш Иисус, помоги нам через Святого Духа встретиться лицом к лицу с крестом. Какие бы ни встретились нам препятствия, мы готовы служить Тебе. Поставь нас всех под кровь. О Господи, пролей кровь на все наше прошлое вплоть до этого момента. Мы благодарим тебя за кровь. Во имя Иисуса Христа сейчас же свяжи дьявола. Мы указываем на крест Христа. Это наш крест, и мы принимаем его завоевания.
         Прояви крест через имя Иисуса. О, открой небеса. Снизойди на нас сейчас. Открой, сокруши наши сердца. Покажи нам распятие так, чтобы наши сердца разбились. О, Господь, снизойди сейчас, открой наши сердца, чтобы мы приняли сердце, истекавшее кровью за нас. Если нам суждено быть безумными, сделай нас безумными ради Тебя. Возьми нас, наш дух, душу и тело. Мы — Твои. Ты приобрел нас.
         Яви крест ради Иисуса — крест, которому суждено завоевать мир. Поставь нас под кровь. Прости, что мы думаем о том, что люди могут сказать о нас. О, говори, говори, говори, Господь Иисус. Твои слова — «истинное вино». О, яви крест, возлюбленный Иисус, — крест в Его славе.
         Царствуй в каждом сердце ради Иисуса. Господи, помоги нам увидеть умирающего Спасителя. Дай нам возможность увидеть Его, побеждающего призраки тьмы. Провозгласи победу Сына Твоего сейчас, Господи. Он достоин того, чтобы получить победу. Ты - всемогущий Бог. О, провозгласи победу. Мы отдадим всю славу имени Твоему. Никто больше не имеет права на славу, кроме Тебя. Возьми её, Господи. Прославляй Сына Твоего на этом собрании. О, Святой Дух, совершай свою работу через нас и в нас сейчас. Скажи Свое Слово во власти во имя Твое. Аминь — и аминь!»
         Любовь, страдания, смерть и воскресение Иисуса были темой каждого собрания, каждой церемонии, каждой молитвы и стали страстью в сердце каждого. Люди не были обращены к новой доктрине или вероисповеданию, или к какой-либо личности, или даже к новому движению. Они были обращены к Иисусу. Лидеры пробуждения твердо придерживались призыва апостола Павла, который сказал:
         «И когда я пришел к вам, братия, я пришел не с превосходством в речах или мудрости, провозглашая свидетельство о Боге. Так как я решил не знать ничего среди вас, кроме Иисуса Христа и притом распятого».
         Обращения во время, уэльского пробуждения были не просто статистикой. Это были новые рождения. Мужчины и женщины настолько радикально изменялись, что «рожденный свыше» было не просто клише, это было реальностью. Первая встреча верующих с Богом не была обещанием благословений. Это было глубокое понимание его собственного состояния греховности. Обращенные, движимые Духом прийти к колодцам спасения, не просто поднимали вверх руки, чтобы уведомить об их «решении», они были раздавлены таким отчаянным священным желанием милости Спасителя, что падали на пол, как будто с чувством физической боли. Те, кто под тяжестью осознаваемой вины обливаются слезами пока не получат уверенность в спасении. Потом их скорбь превращается в радость, равную по глубине скорби, которую невозможно удержать в себе. Когда собрания заканчивались, вновь обращенные просто были не в состоянии уйти, и они продолжали петь, молиться, иногда непроизвольно смеясь, пока на рассвете не начнется новое собрание.


                                              Глава одиннадцатая

                            Может ли нация быть рожденной вновь?



          Эффект, произведенный уэльским пробуждением на нацию, самый значительный на протяжении всей истории. Первое и Второе Великие Пробуждения без сомнения изменили генетический код Британии и Америки. История не дает нам другого примера перемен в обществе, равных по своему масштабу тому, что случилось в Уэльсе. Некоторые города, находившиеся на грани анархии, с преступностью, выходящей из-под контроля, во время пробуждения не зарегистрировали ни одного ареста. В некоторых городах были случаи арестов, но за такие преступления, как появление в пьяном виде в общественном месте. Многие тюрьмы были абсолютно пусты.
          До пробуждения пьянство и азартные игры были обычным явлением. Во время пробуждения таверны или закрывались или превращались в залы для проведения собраний. Вместо того, чтобы транжирить деньги на выпивку и игры, рабочие стали приносить свое жалованье домой в семью. Из-за признания своих грехов перед Святым Духом уплата долгов стала плодом раскаяния, и невероятно крупные долги стали выплачиваться молодыми новообращенными. Эти два фактора оказали значительное влияние на экономику всего сообщества.
          Знаменитые уэльские певческие фестивали, которые были так популярны, закрылись, потому что такие знаменитые вокалисты, как «Санкиз» и «Александерс» пели теперь гимны на собраниях пробуждения. Театры и стадионы тоже закрылись за недостатком интереса к ним. Политические собрания отменялись. Многие выбранные официальные лица, некоторые даже из Лондона, меняли свои места в парламенте на участие в пробуждении. Бизнес, основанный на честной торговле и производстве, процветал. Тот, кто основывал свой бизнес на пороке, терял свое дело. Пожалуй, никогда прежде в истории общество не было так глубоко преобразовано духовным пробуждением за столь короткое время.


                              Как пробуждение повлияло на церковь


          Самым значительным результатом воздействия пробуждения на церковь было то, что все предрассудки и различия в вероисповеданиях были полностью сломаны, так как верующие и пасторы всех деноминаций исповедовали Господа вместе. Ссоры между местными христианами были или позабыты, или немедленно прекращались, так как казались непонятными и мелкими, освещенные сиянием Господней славы.
          Одна из замечательных черт пробуждения — это признание собственной греховности, и это шло по нарастающей от не спасенных к спасенным, которые были смиренны перед откровением креста Господнего. Горечь и чувство обиды казались немыслимыми, так как всё подчинялось пристальному взгляду на великую милость и любовь Господа. Единство достигалось не наказанием, а славой и присутствием Господа. Это был яркий исторический пример того, как все наши человеческие венцы будут повержены к ногам Агнца, когда Он войдет в Свою церковь.
          Церкви, которые раньше боролись, чтобы их служения посетили несколько святых, теперь столкнулись с проблемой, как сдержать толпы, которые превращали молитвенные собрания в льющиеся через край потоки. Ни одна паства в Уэльсе не была подготовлена к размаху этого пробуждения. Некоторые пасторы старались, чтобы все верующие были должным образом объединены в поместные церкви, но большинство пробудившихся оставались «чудесным образом вне контроля".
          Некоторые пастора быстро сожгли себя, стараясь сделать слишком многое.  В действительности, пробуждение могло бы продлиться намного дольше, если бы лидеры его рассчитывали лучше свои силы. Как сказал Чарльз Финней: «Ни одно пробуждение не продлится долго, если его труженики не научатся отдыхать", Истинные  пробуждения создают большое напряжение в пастве и среди христианских работников, не многие из которых готовы к этому. Почти каждая церковь или миссия в стране невероятно разрасталась, часто удваивалась, а иногда даже увеличивалась вчетверо, и многие церкви сохраняли это количество членов в течение многих лет после окончания пробуждения.
          Но даже, несмотря на это, множество людей, затронутых пробуждением и имевших контакты с Господом, были вновь потеряны, так как было недостаточно работников, могущих позаботиться о них, помочь им поднять свой духовный уровень. Трудно найти время, чтобы подготовить новых лидеров и пасторов в пылу пробуждения, будь это сделано до пробуждения, почти наверняка большинство из тех, кто отдал себя Господу во время пробуждения, смогло бы утвердиться в вере и на самом деле присоединиться к церкви.


                                          Пламя распространяется


          Истинное пробуждение нельзя удержать на одном месте. Пробуждение подобно огню, который разносится ветром, искры костра зажгут сухое дерево и траву в каждом направлении, куда он подует. Искры не могут разноситься письмами, телефонными звонками или газетами они распространяются людьми. В местностях, отдаленных от центра уэльского пробуждения, пробуждение начиналось лишь от получения известий о том, что происходило в Уэльсе. Во многих из таких мест пробуждение казалось столь же интенсивным, как и в Уэльсе, и, возможно, "духовная температура" всего мира была поднята на несколько градусов бьющим через край Духом.
          8 апреля 1905 года почти за 10 тысяч миль, в Лос-Анджелесе, штат Калифорния, молодой человек по имени Фрэнк Бартлман услышал проповедь Ф.Б. Мейера о пробуждении, проходившем в Уэльсе, и его встрече с Эваном Робертсом. Потом Бартлман писал: «Моя душа была потрясена до самой глубины, когда незадолго до этого прочел о пробуждении. Я все время обещал Господу, что предоставляю Ему полное право выбирать мне путь, если Он только может меня использовать" (Новая волна пробуждения, Френк Бартлман, стр. 8).
          Позже Бартлман, Джеймс Сэймор и пастор Смейл прочли книгу "Великое Пробуждение в Уэльсе" С.В.Шо и брошюру Дж. Кэмбелла Моргана "Пробуждение в Уэльсе". Они были потрясены и молили Бога о пробуждении в Лос-Анжелесе. В мае им прислали 5000 буклетов под названием «Пробуждение в Уэльсе», которые они раздали в церквах. Потом они обменялись несколькими письмами с самим Эваном Робертсом. Вскоре после этого пробуждение на Азуса-Стрит превратилось в пробуждение Пятидесятницы, которому было суждено напрямую потрясти сотни миллионов жизней и которое горит и по сей день.
          Бартлман, Сэймор и Смейл были пасторами в крошечной никому неизвестной миссии на отдаленной улочке в Лос-Анжелесе, Эван Робертс не мог знать неизбежную духовную судьбу этих людей. Он не жалел времени для общения с этими никому не известными проповедниками, и это послужило причиной значительных исторических перемен в современной церкви. Эти три великих духовных первопроходца постоянно упоминали о той поддержке, которую они получили от Эвана Робертса, в то время как они неустанно старались достичь в своей жизни полноты Божественного Духа.


                               Он и по сей день рожден в хлеву


          В библейские времена хлев был самым унизительным в хозяйстве местом, покрытым пометом и другими мерзостями, а зловоние было таким сильным, что хлев располагали как можно дальше от жилых построек. По современным стандартам, для животных он не подошел бы. То, что Господь славы выбрал такое место, чтобы войти в мир, — одно из самых глубоких откровений в Его посланиях человеку. Мы должны быть внимательны, чтобы не пропустить факт, что Он не перестал использовать подобные места для Своих появлений. Точно так же, как Господь выбрал Уэльс, самую маленькую область Британских Островов, Он позже избрал крошечную миссию на Азуза-Стрит и троих смиренных, но мужественных черных пасторов, чтобы изменить лицо современного христианства.
          Человеческие доводы никогда не приведут нас в хлев, чтобы найти там Бога. Единственный путь, которым Он мог быть найден, — это откровение. Придут лишь те, кто ведом Духом. Это правило не изменилось. Тот, кто был рожден от Бога, обычно отвергает гордыню и человеческую самонадеянность. Господь никогда не давал жизнь истинному пробуждению из великих теологических центров или бастионов влияния: "Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать" (Иаков 4:6). Чем более мы смиренны, тем большую милость мы можем получить.
          После своего рождения Иисус воспитывался в самом презираемом городке и в самой презираемой нации Израиля.




Предыдущая страница      Следующая страница











                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира



Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz