Понедельник, 24.07.2017, 23:28Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Джек Хайвел-Дэвис Крещённый огнём
                                       Страницы : 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14

Джек Хайвел-Дэвис

 Крещённый огнём

     Жизнь Смита Виглсворта


   Глава  1

                                             Первые впечатления


Парадоксальный апостол веры


   Это был коренастый человек среднего роста; у него была стойка бойца, грубоватый голос, и за словом в карман он не лез. Он ко всему относился серьезно. Этот резкий и прямолинейный человек был настоящий йоркширец, и перед ним была поставлена задача.
   Мои немногие встречи с ним были «со спины». То есть он стоял за кафедрой проповедника, а я сидел в заднем ряду на сцене. Это было удобно для меня. Я думаю, что и дьявола устроило бы стоять за спиной, не попадая под удары. Но Смита Виглсворта это бы не устроило: он встречал врага лицом к лицу, а дьявол был для него врагом номер один.
   У меня были хорошие точки обзора некоторых битв Смита Виглсворта. Первая была в историческом лондонском «Сионском Колледже», на сцене, где происходили многие из его духовных сражений. Я наблюдал с заднего ряда на сцене, как он, с крошечным Новым Заветом в огромных руках труженика, провозгласил свое намерение разрушить дела дьявола силой, данной ему Святым Духом.
   И хотя он выглядел достаточно «гладким» внешне — очень опрятно одетый человек, — его речь не была гладкой. Это соединение грубого голоса и резкости в некоторых выражениях отпугивало тех, кто не знал его по-настоящему. Виглсворта называли «апостолом веры», и тебе потребовалась бы, конечно, изрядная доза веры, чтобы приблизиться к нему! Все же он мог быть нежным, как ребенок. Он был сострадательным человеком, и его часто видели плачущим над изувеченным младенцем. Он был живым парадоксом.


Разрушая дела дьявола


   Его подход к болезни был физическим. Со своего бокового места в «Сионском Колледже» я однажды видел, как он толкнул хрупкую больную леди, которая вышла к нему для исцеления. Попросив рассказать о своем недуге, он рявкнул: «Ты веришь, что Бог может исцелить тебя?»
   «Да», — ответила она, слегка запинаясь. Он помолился, приказал болезни уйти из ее тела и дал ей команду: «Иди». Она сделала несколько нерешительных шагов. Затем он толкнул ее. Когда она, хромая, заковыляла, он пошел за ней по центральному проходу, крича прямо ей в ухо: «Беги, женщина, беги». Она собралась с силами и побежала, чтобы он не поймал ее. Но Виглсворт, расставив ноги и подбоченившись, стоял в проходе и гремел
: «Беги, женщина, беги». Она наконец добралась до выхода и выбежала на суетливые улицы Лондона, вероятно, настолько же исцеленная, как и испуганная. Мне сообщили, что следующий человек в очереди на исцеление быстро сменил диагноз с желудочной язвы на легкую головную боль!
   Смит Виглсворт смотрел на все болезни как на работу дьявола и был не прочь разобраться с ней с помощью физической силы. Но целью его атаки оказывалась болезнь, а не ее жертва. Однако это не все понимали.
   Госпожа Блодвен Белл, жена знаменитого уэльского церковного исполнителя Вилли Ллевеллин-Белла (помощника уэльского евангелиста Стефана Джеффриса, также участвовавшего в служении исцеления), однажды посетила Виглсворта в его йоркширском доме. Заметив, что она как-то странно двигает головой, он спросил об ее болезни. «Мне надуло шею, — ответила она. — Должно быть, я сидела на сквозняке в поезде, когда ехала сюда». «Вы хотите получить исцеление?» — спросил он. «Конечно, хочу», — отвечала женщина. Тогда Виглсворт ударил ее по шее ладонью, приказав болезни уйти. От сильного удара из глаз женщины брызнули слезы, и ее муж стал протестовать. «Брат, — ответил Виглсворт, — если бы ты мог видеть зло от болезни, как я его вижу, то не стал бы беспокоиться по поводу нескольких слезинок в глазах жены».
   Обычно Виглсворт обходился с больным так: он резко «атаковал» его, а затем ударял по нужной части тела больного. Когда его внук Лесли Виглсворт заинтересовался этим действием, дед пояснил, что, по его мнению, любая болезнь приходит от дьявола, и он ненавидит любую форму ее проявления. Он любил больных, но ненавидел их болезни. Он частенько говорил в защиту своих необычных методов: «Страх смотрит, а вера прыгает». И прыгал, невзирая на просителя.
   Однажды, когда он проводил «миссию исцеления» в Окленде, Калифорния, две сестры прослышали об этом странном англичанине, который, похоже, обладал замечательной силой исцелять. Они не были христианками и мало знали о Библии. Их брат лежал в близлежащем госпитале, он был безнадежно болен. В поисках чуда сестры договорились, что их брата привезут на носилках «скорой помощи» на одно из собраний. «Пожалуйста, обращайтесь с ним нежно, — молили они, — он очень, очень болен». Виглсворт или не слышал их просьбы, или же решил действовать в своей обычной манере. Он подошел к человеку на носилках и, громогласно повелев болезни выйти из него, сильно ударил беднягу в живот. Больной потерял сознание. С одной из сестер случилась истерика, она кричала: «Вы убили его. Вы убили его. Вызовите полицию». Они понеслись с братом обратно в госпиталь. Через несколько часов больной пришел в сознание. И тогда обнаружилось, что он полностью исцелен.


Человек с миссией


   Виглсворт был бесстрашным пророком-первопроходцем, нисколько не заботившимся о себе самом. Он верил, что был послан Богом проповедовать Благую весть Иисуса и что все ресурсы Святого Духа были в его распоряжении. Виглсворт приступил к своей задаче так, как умел, и если люди понимали его, то действительно начинали осознавать смысл миссии этого проповедника. Он обладал совершенной и полной верой в Бога и в Его Слово. Это была детская простота, сходная с той, о которой писал апостол Павел: «Но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» (1 Кор. 1:27). И эти слова, безусловно, применимы к Виглсворту.


Только веруй


   Что владело этим необразованным йоркширским водопроводчиком? Он постоянно говорил, что его главная цель в жизни — позволить людям возрастать в их вере в Бога. Когда однажды Виглсворт проповедовал в Падси, Йоркшир, в крошечном пятидесятническом молитвенном зале, после своего турне по Европе (в 1925 году), он сказал: «Я вижу, как много людей пытаются помочь себе. Бог хочет, чтобы мы „абсолютно прилеплялись" к Нему... У Бога есть лишь один великий план для нас — только веруй... И вы придете ко всему, что Бог имеет для вас, поскольку вы всего лишь осмеливаетесь верить тому, что Он говорит... Бог хочет, чтобы я вложил в ваше сердце эту живую истину — только веруй, соблюдай абсолютный покой, совершенное успокоение, где Бог полностью берет на Себя контроль над ситуацией... Вы готовы теперь петь?» Затем он пригласил общину петь, он всегда так делал на собраниях, создавая таким образом свой собственный хор:

Только веруй, только веруй,
Все возможно, только веруй.
Только веруй, только веруй,
Все возможно, только веруй.

   Смит всегда вставлял звук «х», когда громко пел: «только веруй» (only believe). Так что получилось «h-o-n-e-l-y». Таким же образом он называл свою дочь Алису «Халисой» и, наоборот, сына своего Харольда «Арольдом».
   «Я в поисках людей, — говорил он, — это моя работа — сделать каждого голодным, неудовлетворенным, жаждущим Бога. Это моя работа — делать людей либо рассерженными, либо довольными. У меня всякий должен быть наполнен Святым Духом. Я должен нести послания с Небес, которые бы не оставляли людей такими, какими они были до встречи со мной».
   Так давайте же посмотрим пристальнее на жизнь и служение этого замечательного йоркширца — Смита Виглсворта.


Глава 2

«6 часов обязательно наступит, сын мой»

Йоркширское детство


Смит Виглсворт родился 10 июня 1859 года и был крещен в близлежащей англиканской церкви 4 декабря того же года. Его родители, Джон и Марта Виглсворт, имели четверых детей - трех сыновей и одну дочь. Их семья была бедной, и жили они в маленькой йоркширской деревне под названием Менстон. Деревня была так мала, что даже сегодня путешественник с трудом найдет ее на карте. Это была холмистая и простая йоркширская местность, в часе ходьбы от Илкли Мур, где Смит провел свои первые годы жизни.

Песня, сделавшая Илкли Мур знаменитой, - «На Илкли Мур без шляпы», была, говорят, сочинена в 1886 году церковным хором из Халифакса, после того как его участникам понравился пикник среди вереска. Хаворт Парсонидж - место, где написаны два знаменитых английских романа («Джейн Эйр» и «Холмы Вадеринг»). Местечко это в пределах пешего перехода от Менстона. Это была также родина преподобного Виллиама Гримшоу, близкого друга Джона Весли и одного из его первых проповедников.

Виглсворт вырос в местности, знаменитой своими крутыми обрывами и поросшими лесом оврагами. Графство было известно изделиями античных умельцев, живших здесь более 3000 лет назад. В пору детства Смита Менстон являлся важным внутренним курортом с минеральными водами и местным центром. Но Виглсворт не собирался извлекать из этого выгоду.


Жизнь семьи


Джон Виглсворт работал по много часов за скудную плату, копая глубокие канавы даже зимой. Его жена часто советовала подождать, пока погода не потеплеет а земля не оттает. Однако, их положение было таким, что отцу Смита приходилось работать при любой погоде, чтобы обеспечить семью лишь самым необходимым.

Смит уже с тех ранних лет хотел узнать Бога. Как-то он сказал своему другу Стэнли Фродсхэму, что даже в грозу, окруженный громовыми раскатами и огненными молниями, он мог разговаривать с Богом, исполненный простой верой.

Хотя у детей Виглсвортов были хорошие, трудолюбивые и честные родители, которые не называли себя христианами, они всё же научили своих детей почитать Бога.


Начало рабочей жизни


Когда Смиту исполнилось шесть лет, он начал трудиться. Он работал на жившего неподалеку фермера, выдергивая и очищая турнепс на его полях. Это был тяжелый труд с утра и до вечера с редкими школьными уроками посредине.

Экономическую жизнь в Йоркшире определяло множество видов производства. Одним из самых доходных было производство шерсти. Йоркшир получил монополию на изготовление одежды из камвольных тканей, продававшуюся по всему миру. Развитию этой индустрии способствовало разведение овец на торфяниках и избыток гидравлической силы. Близлежащий город Брадфорд специализировался на пряже и смешанных камвольных тканях, и на фабриках было много вакансий. Именно там Джон нашел работу ткача. Он сумел также подыскать место и для Смита, который в те годы обладал лучшими физическими данными, чем большинство мальчиков. Так Смит начал трудиться на фабрике, это была его вторая работа в его нежные семь лет.

Когда он стал работать с отцом и братом, дела дома пошли лучше, и еды стало больше. Марта Виглсворт работала, не покладая рук, - она шила одежду для всей семьи, в дополнение к той, что она получала от друзей. Смит любил говорить, что вполне естественно, если рукава у пальто были на четыре дюйма, длиннее, чем нужно. И вправду, в холодные йоркширские зимы это оказывалось очень удобным. Шесть раз в неделю его день начинался в 5 утра, чтобы в 6 утра уже приступить к работе на фабрике. Работа кончалась лишь в 6 вечера. Однажды, сильно устав, Смит сказал отцу: «Это так долго — от 6 утра до б вечера быть на фабрике». Со слезами на глазах отец ответил: «Что ж, 6 часов вечера обязательно наступит, сын мой».

 

Глава 3

Только веруй

Обращение в методистской церкви


Бабушка Виглсворта была одной из первых методисток; она часто брала Смита в маленькую церковь в Менстоне — Джон Весли проповедовал там в прошлом веке — и она все еще стоит там.

Уже в возрасте восьми лет Смита тянуло к этим простым и честным йоркширцам, которые не стеснялись радоваться своему богослужению. Они не думали о времени. Несмотря на длинные рабочие дни, этих людей уже можно было слышать в их маленькой церкви в 7 утра по воскресеньям, где они воспевали Господа.

Однажды, когда молодой Смит был там со своей бабушкой, маленькая община запела: «Агнец, Агнец, истекающий кровью Агнец, Агнец на Голгофе. Агнец, что был заклан, Он живет теперь, чтобы ходатайствовать за меня».

Это была не скорбная панихида, а скорее песнь радости, и методисты были полны веселья, когда они плясали вокруг угольной печки, которая горела посреди зала, похожего на сарай. Слова эти задели за живое Смита: он увидел, что Христос был тем самым Агнцем и что Он умер и за него. Когда восьмилетний Смит осознал, что его грехи прощены, новая жизнь сошла с Небес на него, и он тоже стал плясать и петь, хлопая в ладоши в такт мелодии.

«В тот день я понял, что получил новую жизнь от Бога, — говорил он позднее. — Я был рожден снова. Я увидел, что Бог хочет нас спасти так сильно, что Он сделал условие простым, насколько было возможно, — только веруй». И эти два слова останутся девизом евангелиста Смита Виглсворта на всю его жизнь, в каких бы крупнейших городах мира он ни проповедовал.

Однако его образование было сильно запущено. Работа по двенадцать часов в день для мальчика такого нежного возраста не оставляла времени на обучение. Вспоминая эти дни позднее, он любил говорить: «Чем дольше я жил, тем больше я думал. Но тем меньше у меня оставалось слов, чтобы выразить мысли». Он не отличался от своей матери в этом отношении. Она никогда не могла рассказать внятно семье о каком-то событии. Домашние же оставались при этом в таком недоумении, что её муж вынужден был вмешиваться: «Нет уж, тебе придется начать всё сначала».


Ранние попытки выступать перед публикой


Одной из черт ранних методистов были классные собрания. Уже в 1738 году эти собрания были введены Джоном Весли, который решил разделить своих последователей на маленькие группы. Это позволило людям говорить «свободно и просто друг с другом о том, что было у них "на сердце"». Весли советовал им, ввиду сильной оппозиции со стороны лидеров государственной церкви, «укреплять друг друга и говорить вместе» так часто, как только возможно, ибо «весь мир был против них». Он призывал людей свидетельствовать на этих собраниях, делясь своими трудностями и успехами с полной искренностью. К сожалению, эта практика «групповой терапии» не использовалась в те дни большей частью церквей.

Юный Смит иногда вставал на таких собраниях и, сильно стесняясь, пытался найти подходящие слова, чтобы высказаться, но заканчивал в слезах и смущении. После одного из подобных случаев три пожилых человека в группе вынуждены были возложить на мальчика руки и помолиться за него. Хотя он все еще испытывал трудности с публичными выступлениями, их молитвы произвели замечательный эффект в его личной жизни. «Дух Господень сошел на меня, и я мгновенно был освобожден от своих пут, — говорил он я не только поверил, но и смог говорить». Но это было только в общении один на один. Впрочем, с того времени Смита охватило жгучее желание говорить о христианской вере с каждым встречным. «Со времени моего обращения я стал ловцом душ, — говорил он. — И первым человеком, которого я добыл для Христа, стала моя дорогая мама».


Конфирмация в англиканской церкви


Джон Виглсворт не был прихожанином, но он уважал англиканскую церковь главным образом из-за того, что ему нравился преподобный Б. Дж Хьюгс, местный викарий, по обыкновению принимавший с ним вместе по кружке эля в деревенском постоялом дворе. Поэтому Джон решил, что сыновья должны поддерживать поместную церковь, хотя он и не был её членом. Это случилось незадолго до того дня, когда церковный органист записал братьев Виглсворт в церковный хор. И хотя Смит не мог читать, у него был живой ум, и он скоро выучил слова и мелодию гимнов и песнопений. Видимо, юноша произвел хорошее впечатление на викария, да и на викария вышестоящей церкви в Бирли-он-Варфедейле, поскольку вскоре Виглсворт был выбран для конфирмации у епископа.

Конфирмация в англиканской церкви — один из самых святых ритуалов, при котором конфирмирующийся  инструктируется о доктринах христианской веры и затем становится полноправным членом церкви. Ритуал практиковался со времен первой церкви, и включает в себя возложение рук епископа, для того, чтобы Святой Дух мог сделать Свою работу. Всегда существовало множество вариантов этого ритуала, в зависимости от теологической приверженности епископа. Но где бы ни принимался ритуал, обязательно говорилось, что он «следует примеру апостолов, во исполнение обетования Господа послать Святой Дух для укрепления церкви».

  Для нас, изучающих жизнь Смита Виглсворта, одного из отцов пятидесятнического движения, поразительным выглядит совпадение намерений и учений ранней англиканской церкви и пятидесятников этого столетия. В свое время, конечно, молодой Смит Виглворт ничего не знал о том, что пятидесятническое движение вот-вот родится. Тогда же он, неграмотный мальчик из бедной йоркширской хижины, в четверг в три часа пополудни стоял на коленях в Церкви Всех Святых в Отли, Йоркшир, перед величественным епископом во всех церковных регалиях. «Когда епископ возложил на меня руки, — вспоминал Смит Виглсворт позднее, — у меня было ощущение, похожее на то, что я пережил сорок лет спустя, когда я был крещен Святым Духом. Всё моё тело было наполнено сознанием присутствия Божия, сознанием, которое оставалось несколько дней со мной. После таинства конфирмации все прочие ребята ругались и ссорились, а я удивлялся, почему образовалось такое различие между ними и мною».



Следующая страница













                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира


Copyright MyCorp © 2017 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz