Воскресенье, 28.05.2017, 04:02Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Чарльз Сперджен Беседы Ивана пахаря 1
                       Страницы : 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14

Беседы Ивана Пахаря

Чарльз Сперджен


Предисловие

      "Беседы пахаря" написаны мною для земледельцев и людей простых. Поэтому я избегаю изысканных образов и замысловатых слов, предпочитая употреблять привычные, обыденные выражения.
      Я стремился бороться с самыми распространёнными пороками и превознести те добродетели, без которых человек опускается  нравственно и гибнет. Многое из того, что я считаю нужным сказать рабочему народу, не вполне соответствует букве Писания и нравственности ханжей; эти простые строки должны содействовать тому, чтобы трудолюбие и бережливость стали обычным явлением в хижинах и в мастерских, и если мои нравоучения исправят хоть несколько заблудших, - то я не стану раскаиваться в том, что обратил внимание на деревенскую жизнь.
      Я по праву называюсь "пахарем". Всякий проповедник Истины как бы берётся за плуг и поднимает им новь. В этом его задача. Надеюсь, что шутливый тон моих посланий не нуждается в оправдании, т.к., благодаря ему, широкие массы выслушивают с интересом мои нравоучения. Быть серьёзным до скуки не является вовсе достоинством.
                                                                                          Ч.Х.Сперджен


Ленивым

Давать советы лентяям столь же бесполезно, как лить воду в решето; исправить их так же трудно, как откормить борзую собаку. Но, как говорит старая книга: «Отпускай хлеб твой по водам», попытаемся же отпустить несколько твердых корок через это стоячее болото: мы извлечем по крайней мере ту пользу, что, если лентяи не исправятся, то и мы ничего не потеряем, ибо, сколько бы ни сеять здравых мыслей, наш короб не опустеет. Нам предстоит вспахать весьма твердую почву, и мы можем рассчитывать лишь на скудный урожай; но, если бы обрабатывать только лучшую почву, то земледельцы скоро поумирали бы с голоду; поэтому смело за дело, начнем борозду!
Лентяи не редкость и растут не сеянные; но на семи десятинах, засеянных ими, не наберется столько рассудка, чтобы стоило косить. Их наименование и характер являются этому лучшим доказательством; ибо, если бы они не были дураками, они не стали бы лентяями, и хотя царь Соломон и говорит, что лентяй мнит себя разумнее семи мудрецов, но глупость его все же ясна, как Божий день. И если я обращаюсь с ними довольно резко, то лишь потому, что уверен в выносливости их толстой кожи. Будь они спрятаны в хлеве, в моей скирде, мне пришлось бы не мало молотить, пока они решились бы выбраться; даже паровая молотилка скорее убила бы их, чем заставила бы поторопиться и вылезть; ибо леность пропитывает кости и сказывается во всех членах, что бы мы с ними ни делали.
Прежде всего я считал бы полезным повесить перед лентяями большое зеркало, в котором они постоянно могли бы видеть себя; если только глаза у них такие же, как у прочих людей, то, я уверен, что они не вынесут своего же вида. .Нет ничего отвратительнее вида этих бездельников, которые вряд ли потрудились бы подставить свою миску, если бы овсяная похлебка полилась прямо с облаков. И наверно ни за какую цену ленивец не стал бы держать посуду дольше, чем нужно ему самому. Возможно, что он бы расшевелился, если бы с н«ба полил пивной дождь; но он тем более уж отдыхал бы потом. Это ленивый, о котором говорится в притчах, что «опускает руку свою в чашу, и не хочет донести ее до рта своего».
Мне кажется, с такими людьми следует обращаться так, как поступают пчелы с трутнями, изгоняя их из ульев. Всякий должен запастись терпением и состраданием к бедности, но для лености — только ... хорошим кнутом. Лучше всего было бы заставить ленивцев поработать на мельнице, вращаемой ногами, ибо это было бы лучшим лекарством для всех их. Но, увы — многим из них не придется испытать этого целебного средства: они родились в сорочке и с серебряной ложкой во рту, и, несмотря на это, они не размешают даже собственного чая до тех пор, пока кто-либо не возьмет их в свои руки. Они как раз так ленивы, как собака в старой поговорке, прислоняющая голову к стенке, когда хочет залаять. И, как ленивым овцам, им чересчур тяжело носить собственную свою шерсть. О, если бы они могли видеть себя: может быть, это подействовало бы на них хорошо! Однако, и тут они, быть может, сочли бы слишком утомительным открывать глаза, чтобы полюбоваться на себя в повешенное перед ними зеркало. Все на свете приносит какую-либо пользу; но, я думаю, мудрейший богослов или философ затруднился бы сказать, какая польза от лености; она кажется мне злым ветром, дующим впустую, болотом — в котором не водятся угри, поганой лужей, непригодной даже для лягушек. Просейте лентяя по зернышку и вы найдете одни только плевелы.
Я встречал людей, утверждающих, что лучше ничего не делать, чем ошибаться. Но я не верю им: их слова блестят, но это не золото. Я отказываю лености в малейшей крупице одобрения и утверждаю, что она плоха всегда и во всяком виде. Сравните: человек ошибающийся — это воробей, ворующий зерна; человек же ленивый подобен воробью, высиживающему полное гнездо яиц, из которых в свою очередь вылупляются его же птенцы. Говорите, что хотите, но порочное семя не произрастает в сердце трудолюбца; порок же пустит буйные ростки в испорченном сердце лентяя, и в нем свободно укроется дьявол или змии, каковым он и есть на самом деле. Я не желаю зла нашим юношам, но я предпочел бы их видеть по шею в болоте из-за их смелости. чем — праздношатающимися. Если зло от ничегонеделания вам кажется сегодня небольшим, то завтра оно покажется вам большим. Дьявол подбавляет топлива, и поэтому огонь не заметен, но вы можете быть уверены, что он разгорится. Лентяи, вы должны сами прославлять себя, т. к. никто другой не находит в вас ничего хорошего. Я предпочел бы разглядывать вас в телескоп, ибо тогда казалось бы, что вы находитесь далеко; но даже сильнейшие очки не могли бы усмотреть в вас ничего хорошего. Про кротов, крыс и ласок можно сказать кое-что хорошее, хотя бы то, что они великолепно выглядят, когда пригвождены к стенкам нашего старого сарая: но вы принесете пользу лишь в могиле, удобрив землю кладбища; лучшей похвалой вам будет это стихотворение «собственного производства»:

Негодный, ленивый бездельник,
Порочный извне и внутри,
Кто может снести его бредни?
Скорей его в шею гони!

Как уксус для зубов и как дым для глаз, таков лентяй для всякого честного человека, в поте лица своего зарабатывающего свой хлеб, в то время, как эти молодчики балбесничают и, по словам Писания, обременяют землю. Человек, растрачивающий свое время и свои силы в ничегонеделании, добровольно становится мишенью для покушений дьявола: этот последний хороший стрелок и быстро продырявит лентяя своими стрелами; иными словами, лентяй, искушая дьявола, вводит себя же в искушение.
Кто забавляется вместо того, чтобы работать, имеет злого духа сотоварищем; кто же не работает и не развлекается, тот сразу становится орудием сатаны. Если дьявол ловит человека на безделье, то живо приставляет его к своему делу, дает ему соответствующие инструменты, а затем уже уплачивает заслуженный заработок. Не из этого ли источника появляется пьянство, разоряющее город и деревню? Леность является причиною нищеты и корнем всякого зла. У кого нет сил работать, тот обычно не плох в еде и питье.
Небольшое отверстие под носом поглощает в часы лени те деньги, на которые легко можно бы купить одежду детям и хлеба для всей семьи. В Писании говорится: «что пьяница и пресыщающийся обеднеют» и, дабы показать связь между тем и другим, в том же стихе говорится: «сонливость оденет в рубище». Я знаю хорошо, что мох растет на старых крышах — и что праздные часы выращивают пьянство и дурные нравы. Я люблю часы досуга, если они выпадают на мою долю, но это уже другое дело; это сыр, а то мел. Лентяи никогда не знают часов досуга, но торопятся и спешат; и не работая, они всегда перегружены работой.
Болтаясь целыми часами без дела, ленивцы только изгороди ломают, устраивая таким образом лазейки для свиней, и, конечно, свиньи пролезают в огород, а вред, который они нанесут своим подтачиванием корней, будет известен лишь тем, кто занимается садом.
Сам Господь Иисус говорит нам, что, пока люди спали, враг посеял плевелы; это меткий удар прямо по гвоздю, потому что, чаще всего, так сдается мне. зло проникает в сердце через врата праздности. Наш старый проповедник говорил: «Ленивец — это подходящий сырой материал для диавола; из него он может слепить все, что ему вздумается, начиная от вора и кончая убийцею». Не я один осуждаю ленивцев; однажды, давая отчет проповеднику об одном из прихожан, которым он интересовался, я хотел прочесть ему целый список его грехов и начал с этого: «Он страшный лентяй». «Этого достаточно», перебил меня старец: «в нем гнездятся всевозможные грехи. По этому признаку узнается вполне оперившийся грешник».
От меня сыновья мои всегда получали такой совет: «Избегайте ленивца, не то вы заразитесь болезнью, от которой никогда не излечитесь». Я остерегаюсь того, чтобы они не переняли привычек лентяев, и зорко слежу за тем, чтобы сразу уничтожить зародыш, не дав ему возможности развиться. Вполне понятно, что льва легче убить, пока он еще детеныш. Нет сомнения в том, что наши дети унаследовали нашу греховную природу; мы видим, как она в них развивается сама собою, подобно сорной траве в саду. Может ли нечистое произвести что-либо чистое? Из яйца дикого гуся не вылупится домашний гусь. Наши сыновья непременно будут удирать от нас в поле в сопровождении плохих товарищей, если мы не постараемся сделать семейный очаг привлекательнее для них поля и не вселим в них отвращение к сообществу праздных людей. Никогда не разрешайте им посещать кабаки в поисках денег и веселья: деньги они должны зарабатывать, пока ониеще молоды; пусть полюбят цветы в саду своего отца. Воспитывайте их пчелами и они не выйду трутнями.
В настоящее время много идет толков о том, что хозяева плохи; я не отрицаю того, что правда в укорах, которые слышишь; как в наше время, так и всегда было много худого везде; в иной раз, если мне разрешат, я и об этом поговорю; однако, я уверен, что найдется еще много места для жалоб и на многих из рабочего народа — особенно относительно лени. Как вы знаете, нам приходится пахать такой лошадью, какая попадется; но, бывает, что на работе легче иметь дело с запряжкою улиток, чем с некоторыми людьми; с такими людьми работать все равно, что охотиться на кроликов с дохлым хорьком. Легче добыть крови из порога или соку из пробки, чем дождаться работы от такого рода людей, а они, между тем, только и толкуют, что о своих правах; желательнее было бы, чтобы они открыли глаза на собственную неправду и не опирались бы так часто на плуг. Лежебоки не трудовой народ, точно так же, как свиньи не волы и репейник не яблоня. Не все, носящие охотничье платье, — охотники и не все те люди рабочие, которые называют себя таковыми. Я часто удивляюсь тому, что наши хозяева держат столько кошек, не способных ловить мышей. Я скорее брошу полтинник в колодец, чем уплачу им работнику из среды тех, которые прикидываются очень деятельными, а на самом деле только беспокоят вас и вызывают неприятное ощущение, при виде того, как они весь день ползают по одному и тому же капустному листу. — Живи и давай возможность другим жить, моя поговорка, но я не включаю лентяев в это правило; тот, кто не работает, пусть и не ест!
Тут, быть может, уместно будет упомянуть, что многие из привилегированного сословия, как их принято величать, служат плохим примером в этом отношении; большинство из них столь же ленивы, сколько богаты, а часто даже более ленивы, чем богаты. Большие сони спят так же крепко и долго, как и маленькие. Многие священники покупают или занимают свои проповеди, избавляясь таким образом от необходимости думать. Не является ли это отвратительной леностью? Смеются над проповедниками сектантов, но во всей стране вы не найдете ни одного их проповедника, который согласился бы подменить себя и выдать чужую проповедь за свою. Многие из наших господ проводят целые часы перед зеркалом; а другие — лица высшего сословия, как мне говорят, занимаются тем, что попусту убивают свое время. Говорят — чем выше лезет обезьяна, тем виднее ее хвост; итак, чем виднее эти господа, тем очевиднее становится их лень и тем более они должны стыдиться ее. Я не говорю, что должны пахать, но нахожу, что им обязательно нужно делать что-нибудь для общей пользы — не походить исключительно на гусеницу, уписывающую лакомый для нее капустный лист, или на бабочек, пленяющих взор, но не добывающих меда. Чувствуя глубокое сострадание к этим людям, я не могу на них сердиться, когда вспоминаю все нелепые обычаи, которые они соблюдают, и ту пустоту, в которой протекают их дни. Я предпочитаю в три погибели согнуться под тяжестью труда, нежели стать шалопаем, вертящимся постоянно перед зеркалом и любующимся отражением в нем праздношатающегося, который никогда ни одной картошки не прибавил в горшок народной похлебки, но многие оттуда потаскал. Лучше свалиться мне на подъеме высокой горы, надорвавшись, как хозяйская старая, рыжая кобыла, нежели есть не заработанный хлеб с сыром. Благородная смерть предпочтительнее никуда не годной жизни. Лучше слечь в гроб, нежели быть живым мертвецом — человеком, жизнь которого не имеет никакого значения.


Следующая страница












                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира



Copyright MyCorp © 2017 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz