Воскресенье, 18.11.2018, 08:28Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Чарльз Сперджен Беседы Ивана пахаря 11

Вещи, которые не стоит пробовать


Старая хорошая пословица говорит: „Не трать всего, что имеешь; не верь всему, что слышишь; не говори всего, что знаешь; и не делай всего, что можешь". Так много дела нужно сделать, что жаль, если хоть крупица нашей силы пропадет напрасно. Если игра не стоит свеч, то прерви ее. Было бы напрасно искать молока в дереве, крови в брюкве или ума у дурака. Проси денег у скупца лишь тогда, если тебе удастся разварить камень. Не взыскивай долга с человека, у которого нет ничего; в противном случае ты лишь увеличишь свои убытки и потеряешь хорька, не поймав кролика *). Никогда не предлагай зеркала слепому; если человек настолько горд, что не желает видеть своих ошибок, то только будет бранить вас, если вы их ему укажете. Бесполезно подсвечивать кроту или говорить о небесном человеку, заботящемуся лишь о земном. Всему свое время, и было бы глупо проповедовать пьянице; это все равно, что бросать бисер перед свиньями; дайте ему протрезвиться и лишь тогда обращайтесь к нему с трезвыми речами; если вы поучаете его, пока он пьян, вы поступаете, как будто сами пьяны.
Не сажайте кота на козлы, ни человека на место, для которого он не подходит. Из слив нельзя сделать яблок;
маленькие люди всегда останутся таковыми, даже если попадут на высокий пост. Грустные получаются последствия, если сделать мартышку проповедником или служанку барыней. Многие проповедники были бы отличными портными или сапожниками. Если Бог предназначает данное создание летать, Он дает ему крылья; если Он определяет человека в проповедники, то дает ему дарования. Плохо, если человека посылают на войну, когда он не умеет сражаться. Лучше удержать человека от лазанья, чем помочь ему сломать себе голову. Шелковые кошельки не делаются из свиных ушей, и свиньи никогда не будут играть на флейте, как бы долго вы их ни учили.

Неумно пытаться исполнить невозможное; стрелять в Луну — значит переводить зря порох. Делать половицы из опилок очень благоразумно по сравнению с тем, что пришло в голову некоторым моим лондонским друзьям, которые вздумали разбогатеть, покупая акции в складчину: с таким же успехом они могли бы ловить ветер сетями или же черпать воду решетом.

Пускание мыльных пузырей — хорошее занятие для мальчиков, но дутые предприятия — столь опасная игрушка, что никто не должен бы играть ими. Если у моего друга имеются лишние деньги, то это еще не значит, что он должен подарить их шайке жуликов; если я не хочу лишиться ноги, то я не искал бы акулы, чтобы она откусила мне ее. Дайте лучше ваши деньги безумцам, но не позволяйте мошенникам выманивать их у вас.
Никогда не стоит трудиться над ненужными вещами. Не мажь жиром откормленного кабана и не хвали гордого человека. Не делай одежды для рыб или покрышки для алтаря. Не разрисовывай лилий и не съедай Евангелия. Никогда не обвязывай человеку голову, пока она не проломана, и не пытайся укрепить того, кто еще не покаялся. Никогда не жги свечи, чтобы осветить солнце, и не доказывай того, в чем никто не сомневается. Я не советую никому браться за вещи, которые обходятся дороже, чем они стоят.

Можно надушить мусорную кучу, и безбожный человек может наружно принять личину набожности, но с течением времени правда всегда обнаружится. Будь наш народ рассудительнее, он избавился бы от значительного числа лиц, живущих на чужой счет. Все же разумнее уплачивать червонец человеку, заслужившему грош, чем содержать епископов, собирающихся лишь для расчетов и совещаний, как лучше всего ничего не делать.

Уже давно опыт убедил меня, что на вкус и цвет товарища нет. Бесполезно пахать воздух или же доказывать кому-либо то, что его не интересует. Бесполезно кончать ссору гневом; это то же самое, что пытаться затушить огонь маслом или потушить уголь, дуя на него. Некоторые люди любят ссориться — я не завидую им; я лучше хочу пройти десять верст, чтобы избежать спора, чем полверсты, чтобы поспорить. Я часто слышал, что следует быть смелым и хватать быка за рога, но так как я нахожу, что подобное занятие приносит больше удовольствия, чем пользы, то предоставляю его тому, кто настолько помешан, что здоровый удар рогов не может уже повредить его голове.

Соломон сказал: „Прекрати спор, прежде, чем ты в него вмешался", что значит: прекрати прежде, чем ты начал. Если ты видишь бешеную собаку, то не связывайся с нею, если ты не вполне уверен в себе; лучше уступить ей дорогу, и если кто-либо назовет вас тогда трусом, вам нет надобности говорить, что он глупец — всякому будет это ясно. Вмешиваться в споры всегда бесполезно; оставьте осиные гнезда в покое и не обрушивайте старые строения на свою же голову. Люди, вмешивающиеся во все, наверно, приносят себе вред. Если вы моете чужих свиней, то, наверно, скоро сами должны будете мыться. Величайшая же глупость вмешиваться в споры мужа с женою, так как они, наверно, прекратят свой спор и обратят все свои силы на вас — и вам тогда хорошо достанется. Если вы пробуете хлебать кашу, заваренную другими, и при этом обожжете себе рот, то должны винить лишь себя.

Еще одно: не пытайтесь отговорить от чего-либо упрямую женщину и помните, что:
„Если она захочет, так захочет — и на том конец.
Если она не хочет, так не хочет — и это все".


*) В Англии охотятся с ручными хорьками за кроликами. Прим. переводчика



Мой дом


"Мой дом!" Эти слова звучат для меня, как музыка. Эти слова звучат, подобно пасхальному трезвону, но только еще мягче и приятнее, и глубже проникают в мое сердце. Безразлично, что они означают — бедную хижину или господский дом; отчий дом всегда дорог, и нет другого места на земле, равного ему. Пусть растет вечнозеленый плющ из его стен, и пусть на его крыше всегда зеленеет мох? Чирикайте весело, воробьи, и ласково щебечите, ласточки, вокруг памятного мне места, где весь мой отдых и вся моя радость. Всякая птица любит свое гнездо; сова считает древние развалины прекраснейшим местом на свете, а для лисиц нора под бугром ох, как уютна. Как только моя лошадка почувствует, что мы повернули домой, то ей больше не нужен кнут, она мчится изо всех сил; я сам всегда чувствую то же самое, и для меня путь домой является лучшей дорогой во всей округе. Я предпочитаю видеть дым, выходящий из моей трубы, чем огонь — в чужом очаге; есть что-то прекрасное в том, как он стелется между деревьями. Холодная картошка на моем собственном столе вкуснее, чем жаркое на столе соседа, и мед более всего пахнет у моих дверей. Если вы в гостях, то вам стараются угодить изо всех сил, но все же дома лучше. Говорят: „будьте, как дома", ибо всякий знает, что чувствовать себя, как дома, приятнее всего.

„Всюду хорошо, а дома лучше".

Быть дома — значит быть у себя, и чего еще можно желать? Никого не смущает ваш хороший аппетит и вам нечего опасаться, что придется лечь на ночь в не совсем сухую простыню. Безопасный в своем доме — что король в своем дворце; человек чувствует себя тем, чем он есть,

не боится, что будет сочтен гордецом. Всякий петух кричит на своем плетне; и собака подобна льву в своем доме. Не надо взвешивать каждое слово от подслушивающего врага, ни держать сердце под замком и за запором; но как только дверь закроется, я чувствую себя свободно, потому что никто не наблюдает и не подслушивает.

В нашей стране много мест, достойных обозрения, и всяких прекрасных видов; но лучший вид — это вид моей хижины, где приветливо шумит на столе самовар, у стола шьет жена, а дети резвятся, как молодые ягнята. Несомненно, что наши дети — самые красивые; это, правда, оспаривается некоторыми лицами, но подобные сомнения доказывают только их неверие; они всегда на 1 или 2 фунта тяжелее других детей, и все же никогда не устанешь носить их и играть с ними. Бьюсь об заклад, что моя жена не выдержала бы даже полдня, если бы ей пришлось ухаживать за детьми нашего соседа; но наши дети никогда ее не утомляют, что, как я думаю, происходит оттого, что они родились в родительском доме. Точно так же и в остальном: наша улица самая красивая во всей деревне, потому что наш дом стоит на ней; мой сад — настоящий рай и то по той простой причине, что он примыкает к моему старому дому.

Я не могу понять, почему столь многие рабочие люди проводят вечера в общественных местах, тогда как было бы куда лучше и дешевле провести время дома. Просиживая там часами, пьют и болтают о пустяках и забывают своих дорогих близких у себя дома, поджидающих их с тоскою и нетерпением. Их деньги уходят в карманы кабатчиков, в то время как они должны бы принести пользу их жене и детям; что же касается водки, которую они выпивают, то это напиток безумцев, в котором они топят свой рассудок. Таких людей следовало бы сечь публично; что же касается тех, кто поощряет их и наживается на их слабости, то таких следовало бы попросту полосовать. Кабаки — вот настоящая язва наших мест; ничто хорошее не исходит из них, а причиняемое ими зло не поддается описанию: это подлинное зло, равное чуме. Я желал бы, чтобы человек, издавший закон, разрешающий их существование, должен был содержать все семьи, разоренные ими. Кабаки являются врагами семейной жизни, и чем раньше будут отобраны разрешения на их содержание, тем лучше; бедные люди не нуждаются в подобных местах, а богатые люди — тем паче. Все, что разбивает семенную жизнь, — должно быть истреблено, подобно тому как охотники уничтожают хищных зверей.

Муж должен стараться сделать свой дом счастливым и святым местом. Только скверная птица пачкает собственное гнездо, и скверный человек тот, кто разрушает свой семейный очаг. Наш дом должен быть маленьким храмом, над дверьми которого написано — „Свят Господу", но он никогда не должен быть тюрьмою, в которой имеется множество правил и предписаний, но мало любви и вовсе нет радости.
Семейная жизнь дает не одни только наслаждения, но большинство затруднений легко устранимы, если благодать Божья царствует в сердцах. Набожность и любовь позволяют человеку, подобно птичке в живой изгороди, петь среди шипов и колючек и сверх того побуждать к пению других. Должно быть удовольствием для мужа доставлять радость жене и жене должно быть приятно заботиться о муже. Кто внимателен к своей жене, тот внимателен к самому себе.

Я опасаюсь, что некоторые люди руководствуются лишь своим усмотрением, а в подобном случае семейное счастье является призрачным. Если муж и жена живут согласно, то какой легкой кажется их ноша. Не всякая пара составляет подходящую чету, и большинство людей достойно сожаления. В настоящей семье всякая спица вертится лишь в стремлении обеспечить счастье семьи. Муж должен быть отцом семейства, поддерживающим все, как камень, поставленный во главе угла, но он не должен давить, как
мельничный жернов. Нелюбезный и деспотический муж не может считаться христианином, так как он поступает вопреки заветам Христа. Но все же дом должен быть управляем, ибо в противном случае получится безлад и скандал на всю округу. Если отец семейства бросит вожжи, то семейная телега скоро очутится в канаве. Мудрая смесь любви и твердости может достигнуть цели; но никогда ни резкость, ни мягкость каждая в отдельности не обеспечат мира и порядка в доме. Семейный дом не является семейным, если дети не состоят в послушании; тогда скорее наказание, чем удовольствие — жить в нем. Счастлив тот, кто счастлив в детях, и счастливы те дети, которые счастливо живут с отцом. Но не все отцы разумны. Не применять розги к детям — значит сделать из них розгу для себя. Соломон говорил: „Наказывай сына твоего, и он даст тебе покой и доставит радость душе твоей". Я не уверен в том, действительно ли в наше время люди мудрее Соломона, хотя многие считают себя такими. Молодые жеребята должны быть выезжены, иначе они станут дикими жеребцами.

Некоторые отцы преисполнены огня и гнева, выходя из себя при всякой ошибке; это хуже и Делает дом, который должен быть маленьким небом, подобием ада. Недостаток ветра вынуждает мельника к праздности, но избыток ветра опрокидывает всю мельницу. Люди, наносящие удары в гневе, обычно не попадают в цель. Пока Бог помогает нам держать поводья крепко, так, однако, чтобы не поранить лошади, до тех пор все идет хорошо. Если дом управляется в согласии со Словом Божьим, мы можем пригласить ангелов переночевать с нами, и они будут чувствовать себя в привычной обстановке. Женщины должны понимать, что дом является их местом и их царством, счастье которого зависит прежде всего от них.


Плоха та жена, которая выгоняет мужа из дома своим длинным языком. На другой день муж говорит жене: „Сверни свой кнут", что значит: „держи язык за зубами; нестерпимо жить под этим вечно хлопающим кнутом". Говорят, что, когда Бог отмерил человеку десять мер речи, женщина схватила девять и убежала; я знаю некоторые случаи, относительно которых можно опасаться, что дело обстояло именно таким образом.

Грязная, неряшливая и сплетничающая жена может довести своего мужа до дома умалишенных; если он идет вечером в трактир, то вся вина на ее стороне. Нерадостно протекает жизнь в семье, в которой жена, вместо того чтобы уважать и почитать мужа, постоянно ссорится и спорит с ним. Храни нас всех Господь от женщин, кажущихся ангелами на улице, святыми в церкви и являющихся дьяволами у себя дома. Я никогда не пробовал этого горького злака, но от всей души сочувствую тем, кто должен им ежедневно питаться.

Покажите мне любящего мужа, достойную жену и хороших детей, и я уверен, что более отрадного вида я не увижу, если бы даже мчался целый год на паре добрых коней. Семейный дом — самое великое из всех учреждений. Мой скромный дом милее парламента. Восхваляйте, как хотите, законодательный труд и реформы, но я предпочитаю возделывать мой скромный садик и учить моих детей молиться. Свобода и право — очень приятны и нужны, но для меня самая приятная свобода иметь свою собственную хижину, свободную от долгов. Мне трудно судить о том, каково должно быть содержание конституции; но если она обеспечивает каждому спокойное пользование своим собственным углом, то да здравствует она. Не будь у меня родного дома, мир был бы для меня огромной тюрьмой. Вот — моя родина, вот — моя губерния, но мое село я не назову, так как опасаюсь, что многие захотели бы лично увидеть меня и убедиться в правдивости моих слов. Многие из моих друзей покинули родину и ищут счастья в Америке и в Сибири. На катящемся камне мох не растёт Если бы они сидели дома, они были бы подобны наседке, которая, сидя на месте, не получает ячменя. Правда, эти тяжелые времена заставляют человека сдвинуться с места, но я крепко привязан к родному дому и прошу Господа Бога, чтобы Он позволил мне жить и умереть среди моих земляков. Быть может, в Америке или в Германии то или другое лучше, но для меня мой край лучше других.



Предыдущая страница   Следующая страница











                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира


Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz