Воскресенье, 21.07.2019, 01:00Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Джин Эдвардс История трех царей (уроки сокрушения) 7

                                                                       Глава XXV

    - Спасибо, что пришел, Садок.
   - Мой царь.
   - Ты священник, человек, близкий к Богу. Мог бы ты рассказать мне какую-нибудь древнюю исто­рию?
   - Какую историю, мой царь?
   - Ты знаешь историю о Моисее?
   - Конечно.
   - Расскажи ее мне.
   - Это длинная история. Рассказать ее сначала?
   - Нет.
   - Тогда какую часть?
   — Расскажи про бунт Корея.

   Первосвященник посмотрел на Давида горящими глазами. Давид ответил таким же взглядом. Они по­няли друг друга.
   —Я расскажу тебе историю про бунт Корея. И о том, что делал Моисей, когда Корей взбунтовался.
   Многие слышали историю Моисея, лучшего из по­мазанников Божьих. Истинное Божье водительство пребывает на человеке с кающимся сердцем. Нет ка­кой-то определенной формы или порядка Божьего водительства, есть лишь человек с кающимся серд­цем. Таким человеком и был Моисей.

   А Корей был совсем не таким, хотя и был двою­родным братом Моисея. Корей хотел иметь ту же власть, что была дана Моисею. Однажды тихим ут­ром, когда не было раздора между Божьими людьми, Корей прошел по стану и до окончания дня нашел двести пятьдесят человек, которые согласились с об­винениями против Моисея.

    - Выходит, во время Моисея тоже возникали про­блемы? — спросил Давид.
   - В любом царстве есть проблемы, — ответил Са­док. — Всегда. Более того, способность видеть эти проблемы — ничего не стоящий дар.

Давид улыбнулся и спросил:

    - Но, Садок, ты ведь знаешь, что были несправед­ливые царства, и правители, и притворщики, и лже­цы, наделенные властью. Как может простой чело­век сказать, какое царство имеет недостатки, но управляется людьми Божьими, а какое царство недо­стойно подчинения? Как люди могут определить? — Давид остановился: он понял, что ответ на этот во­прос он хочет знать больше всего. Потом снова заго­ворил с силой: — А царь — как он может быть уве­ренным? Может ли он знать, что он справедлив? Мо­жет ли он знать, справедливы обвинения против него или нет? Есть ли этому знамения? — Последние сло­ва Давида выдали его тревогу.
   - Ты хочешь иметь список признаков, опущен­ный с небес, Давид. Даже если бы и был такой спи­сок, даже если бы можно было это узнать, злые люди строили бы свои царства так, чтобы они соответство­вали такому списку. И если бы был такой список и
праведный человек выполнил бы все его требования до совершенства, нашлись бы такие, кто провозгла­сил бы, что не исполнен ни один из пунктов. Ты не­дооцениваешь человеческое сердце, Давид.
   - Тогда как же людям знать?

   - Им не дано этого знать.
   - Ты имеешь в виду, что из ста голосов, высказы­вающих тысячу требований, простые люди Божьи не имеют уверенности в том, кто действительно пома­зан нести Божью власть, а кто — нет?
   - Они никогда не смогут быть уверенными.
   - Кто же тогда может знать?
   - Бог всегда знает, но Он не говорит.
   - Значит, нет никакой надежды для тех, кто дол­жен следовать за недостойным человеком?
   - Их внуки смогут ясно увидеть, в чем дело. Они будут знать. Но те, кто участвует в драме? Они оста­нутся в неведении. Тем не менее, во всем этом есть и положительная сторона.
   - Что же это?
   - Как нельзя остановить восход солнца, так же нельзя избежать того, что сердце человека будет ис­пытано. Несмотря на множество обвинений в чей-либо адрес и слов, сказанных в его защиту, тайные мотивы в сердцах тех, кто принимает в этом участие, будут открыты. Даже если это кажется неважным в глазах людей, то в глазах Бога и ангелов это очень важно. Сердце должно быть раскрыто. Бог позабо­тится об этом.
   - Я ненавижу такие испытания, — ответил Да­вид устало. — Я ненавижу ночи, подобные этой. Но, похоже, Господь раз за разом испытывает мое серд­це. И вот этой ночью я чувствую, что мое сердце вновь испытывается. Но, Садок, есть одна мысль,
что гнетет меня больше всего. Может быть, Бог от­вернулся от меня. Могу ли я как-то знать?
   - Не могу припомнить иного правителя в исто­рии, который бы даже задавал этот вопрос, мой добрый царь. Большинство из них разорвали бы на кус­ки тех, кто претендует на их власть, — и даже вооб­ражаемых претендентов. Но, я не знаю, как ты мо­жешь знать и быть уверенным, с тобой Бог или нет.
   Давид вздохнул и подавил рыдание.

   - Что ж, продолжай историю. Корей собрал двес­ти пятьдесят последователей, не так ли? Что потом?
   - Корей со своими людьми пришел к Моисею и Аарону. Он сказал Моисею, что у него нет права на всю власть, которой он пользовался.
   - Ну, мы, евреи, - упрямые, правда? — засмеялся Давид.
   - Нет, Давид, человеческое сердце упрямо, — от­ветил Садок.
   - И что же Моисей ответил Корею?
   - В сорок лет Моисей был высокомерным, само­вольным, не отличающимся от Корея. Что он, воз­можно, сделал бы тогда, я не могу сказать, но в вось­мидесятилетнем возрасте он был сокрушенным чело­веком. Он был...
   - ...Самым кротким человеком, который когда-либо жил, — прервал первосвященника Давид.
   - Человек, который носит посох Божьей власти, должен быть таким, иначе Божьи люди будут жить в терроре. Да, перед Кореем предстал сокрушенный человек. И я думаю, что ты уже знаешь, что сделал Моисей. Он... ничего не сделал.
   - Ничего. Какой человек!
   - Он упал ниц пред Богом. И это все, что он пред­принял.
   - Почему он так поступил, Садок?
   - Давид, именно ты должен понимать. Моисей знал, что только Бог поставил его над Израилем. И с его стороны не требовались никакие усилия: либо те двести пятьдесят человек захватили бы царство, либо Бог оправдал бы Моисея, Моисей знал это.
   — Такая жизнь трудна для подражания, не так ли? Видимо, такое подчинение нельзя изобразить, даже если попытаться. Но скажи, как же Бог оправ­дал Моисея?
   — Моисей велел бунтовщикам прийти на следую­щий день с кадилами и ладаном... и Бог решит это дело.
   - Итак! — воскликнул Давид. — Ну! — провозг­ласил он еще громче. — Иногда Бог говорит-таки, — сказал он радостно. — Что же потом?
   - Корей и два его друга были проглочены землей. Остальных истребил огонь.
   - Неважно. Достаточно сказать, что было доказа­но: Моисей имеет власть... Доказано Богом! Бог ска­зал! Люди знали, кто действительно имел власть от Бога, и, в конце концов, Моисей мог отдохнуть.
   - Нет, Давид. Он не нашел ответа, и люди не были удовлетворены Божьим ответом! На следую­щий день весь народ начал роптать на Моисея и, воз­можно, весь бы погиб, если бы не молитвы Моисея.
   - И люди борются, чтобы стать царями! — Давид помолчал в недоумении.
   Садок продолжал:

   —Давид, я думаю, что тебя мучает вопрос, что яв­ляется истинной властью, а что — нет. Ты хочешь знать, как поступать с восстанием, если это восста­ние, а не рука Божья. Я верю, что ты найдешь един­ственный чистый путь и сделаешь все правильно. И,
таким образом, научишь всех нас.
   Дверь открылась. Ворвался Авесса.
   —Добрый царь! Твой сын, твоя плоть и кровь, про­возгласил себя царем в Хевроне. На первый взгляд, кажется, что весь Израиль перешел к нему. Он пла­нирует захватить трон. Он идет на Иерусалим. Неко­торые люди, самые близкие тебе, перешли к нему.
   Давид вышел. Он что-то прошептал, но никто его слов не услышал.
   —Третий царь Израиля? Так ли приходят истин­ные правители Царства Божьего?
   Садок, не зная, к кому обращается Давид, пере­спросил:
   —Мой царь?
   Давид повернулся, в глазах его стояли слезы.

   - Наконец, — сказал он тихо, — наконец-то это дело будет решено. Возможно, завтра кто-то еще, не только Бог, будет знать.

   - Возможно, — сказал Садок. — Возможно, нет. Такие вопросы нельзя обсуждать даже после нашей смерти.

   - Но это, похоже, будет ясно завтра, — засмеялся Давид. — Иди, Авесса, скажи Иоаву. Ты найдешь его в башне на восточной стене.

   Авесса удалился в спешке, точно так же, как и во­шел.

   —Интересно, Садок, — задумался Давид, — мо­жет ли человек вынудить Бога сказать?

                                                        Глава XXVI

   Авесса перебежал через двор, вошел в открытую дверь у основания восточного крепостного вала и поднялся по спиральной лестнице. Стоявший на верх­ней площадке Иоав узнал Авессу, взялся за перила и начал поспешно спускаться. При мерцающем свете факелов они встретились, вглядываясь в глаза друг другу. Авесса заговорил:

   - Ты слышал, Иоав?

   - Слышал? В эту ночь эти новости разбудили почти полгорода. Как это может быть, Авесса, — сын против отца!

   - Когда царства уязвимы, люди видят странные вещи, — ответил Авесса, глядя вдаль.

   - И будут жертвовать всем, чтобы достичь осуще­ствления своих желаний, — добавил Иоав с гне­вом. — Что ты об этом думаешь, Авесса?

   — Что я думаю? — гневно переспросил Авесса. — Этот Авессалом не имеет доли в этом царстве. У него нет еще ни силы, ни положения, а он уже восстал, чтобы разделить царство. Он поднял руку на пома­занника Божьего — на Давида! Давида, который не сказал ни слова против него, который не сделал ему ничего плохого. Что я думаю? — голос Авессы ок­реп. — Если Авессалом, который не имеет власти, со­вершит это, если Авессалом, который есть ничто, разделит царство Бога, — его голос уже гремел, как гром, — ну, если Авессалом сделает это зло сейчас, то что же, во имя рассудка, он сделает, когда станет царем?

                                                                      Глава XXVII

Давид и Садок снова остались одни.

   - А сейчас что ты сделаешь, Давид? В молодости ты не выступил против недостойного царя. Что ты сделаешь сейчас с таким же недостойным молодым человеком?

   - Как я сказал, — ответил Давид, — такие време­на мне ненавистны больше всего, Садок. Тем не ме­нее, вопреки всем доводам здравого смысла, я испы­таю свое сердце и пойду против его интересов. Я буду делать то же, что делал под властью Саула. Я остав­лю судьбу царства в Божьих руках, вот и все. Воз­можно, Он уже не со мной. Возможно, я слишком много грешил и больше недостоин власти. Только Бог знает, так ли это, и, кажется, Он не скажет.
   Затем, сжав кулак, в то же время с юмором, доба­вил решительно:
   — Но сегодня я дам обстоятельствам полный про­стор, чтобы узнать нашего Бога, Который не говорит. Я не вижу другого способа разобраться с этим чрез­вычайным случаем, как только ничего не предпри­нимать! Трон — не мой: ни чтобы взять, ни чтобы за­щищать, ни чтобы удерживать. Я покину город. Трон принадлежит Господу. Как и царство. Я не ста­ну препятствовать Богу. Никакая преграда, никакая деятельность с моей стороны не встанет перед Богом и Его волей. Да и нет таких препятствий, чтобы оста­новить Его волю. Если не мне быть царем, то для Бога не будет сложным отдать Авессалому трон Из­раиля. Сейчас это возможно. Бог останется Богом!
   Истинный царь повернулся и тихо вышел из трон­ного зала, из дворца, из города. Он все шел и шел...
   И приходил к людям с чистыми сердцами.

                                                                   Послесловие

   Ну вот, дорогой читатель, настало время нам опять попрощаться. Я оставлю тебя с твоими мыс­лями и борьбой скрытых мотивов в твоем сердце.
   Да, кстати, актеры работают над историей любви. Возможно, мы увидим ее вместе, когда она будет поставлена.
   Я верю, что по Божьей милости мы тогда встретимся снова.

                                                      Об авторе Джин Эдвардс

   Джин Эдвардс родился и вырос в Техасе, в семье рабочего-нефтяника и стал христианином на третьем курсе колледжа. Он закончил Восточный Техасский университет в городе Коммерс в возрасте восемнад­цати лет. Его специальностью стали английская ли­тература и история. После этого он обучался в Бапти­стской семинарии в городе Русчилкон, Швейцария. Звание доктора теологии от Юго-Западной Баптист­ской Теологической семинарии Эдварде получил в г. Форт-Уэрт, Техас, в двадцать два года. Десять лет он служил пастором в Южной Баптистской церкви. Он и его жена Хелен сейчас живут в Новой Англии. Его призвание — организация конференций на тему более глубокой христианской жизни в контексте практического опыта в обстановке церкви.



Предыдущая страница










                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира



Copyright MyCorp © 2019 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz