Среда, 22.08.2018, 02:39Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Джон Бивер Под кровом Всевышнего 22
Учитель повернулся к нам и закричал на меня». От такой несправедливости его губы задрожали. Для девятилетнего мальчика это было безнадежным кризисом.
     Другие учителя Эддисона говорили, что его поведение безукоризненно, поэтому мы были уверены, что это единичный случай. Пока Лиза пыталась успокоить его, я начал прощупывать ситуацию: «Что ты сегодня сказал, кода он сделал тебе замечание?»
     Эддисон ответил: «Я сказал ему, что это не я разговаривал, а те два мальчика!»
     Я спросил: «И так ты обычно ему отвечаешь, когда он делает тебе замечания?»
     Сын ответил: «Да, если я знаю, что не виноват».
     Я посмотрел на него: «Ну, сынок, вот где проблема зарыта. Ты оправдываешь себя перед наставником, а когда начинаешь защищаться, Бог уже не может вступиться».
     Я поделился с ним теми местами из Писания, о которых я говорил ранее в этой главе. Чтобы он лучше усвоил смысл сказанного, я рассказал ему о том, что пришлось испытать мне в отношениях с секретарем офиса, о котором я упомянул в предыдущей главе.

                              Начальник, решивший причинять вред

     У одного человека был сын, который ходил в нашу молодежную группу. Я проповедовал сильные послания на тему святости, молитвы и власти. Многие молодые люди начали изменяться. Однажды этот молодой человек весь в слезах подошел к моей жене и спросил, как можно жить чистой и святой жизнью, когда дома происходит столько нечестивого. Затем он рассказал подробнее, что заставило меня прийти к выводу, что его отец был против меня.
     Несколько месяцев спустя четверо молодых людей сказали мне, что меня должны уволить. Я отследил цепочку информации, и она привела меня как раз к сыну того мужчины. Он поведал мне, что услышал это от своего отца.
     Я пошел к его отцу, и он признался, но обвинил во всем старшего пастора, сказав, что это он хотел меня уволить. Шли недели, и ситуация все более усложнялась. Моя семья жила в постоянном напряжении, мы не знали, останемся мы здесь или же нам укажут на дверь. Мы уже купили дом, моя жена ждала ребенка, и у нас не было ни денег, ни другого места, куда можно было переехать. Я не хотел рассылать свои резюме по разным конторам. Я верил, что Бог привел меня сюда, и потому никаких других планов не строил. Жена нервничала и беспокоилась, и побуждала меня к действию: «Дорогой, я знаю, что они хотят уволить тебя. Все мне так говорят».
     Она была права. Старший пастор наконец решил меня уволить. В одно воскресное утро он объявил, что в молодежном служении готовятся серьезные изменения. Я до сих пор так и не поговорил с ним. На следующий день мне была назначена встреча с ним и его секретарем. Бог сказал, чтобы я не оправдывался.
     На следующий день, когда я вошел в кабинет пастора, он сидел там один. Он сказал: «Джон, Бог поставил тебя сюда. Я тебя не уволю». Он изменил свое решение. Я почувствовал огромное облегчение, Бог вступился за меня в самый последний момент. Затем пастор спросил: «Почему секретарь хочет, чтобы тебя уволили?» Я ответил, что не знаю, и по его просьбе согласился сделать все возможное, чтобы добиться мира.
     Прошло совсем немного времени, и у меня появилось письменное свидетельство одного решения, принятого этим человеком, которое раскрывало его мотивы. Я уже был готов отнести это пастору. Я хотел, чтобы он увидел, что происходит за его спиной. В течение сорока пяти минут я метался по комнате, молясь и пытаясь побороть наполнившее меня неприятное чувство. Я рассуждал так: «Бог, этот человек нечестен. Его необходимо разоблачить. Он несет разрушение в это служение. Я должен обязательно сказать пастору, что он из себя представляет!» Я начал дальше оправдывать свои намерения разоблачить его: «Все, о чем я собираюсь доложить, — документально подтвержденный факт. Это не эмоции. Если он не остановится, его порочное поведение распространится на всю церковь».
     И вот в порыве разочарования я выпалил: «Господи, Ты что, не хочешь, чтобы я его разоблачил?» И когда я сказал это, мир Божий наполнил мое сердце. Я встрепенулся в изумлении. Я понял, что Бог не хочет, чтобы я предпринимал какие-либо действия, поэтому я выбросил все свидетельства. Позднее, когда я мог уже более объективно оценивать ситуацию, я понял, что хотел защитить себя и отомстить, а не защитить кого-нибудь другого. Я убедил себя, что мои мотивы бескорыстны. Я располагал достоверной информацией, но мотивы были нечистыми.
     Прошло какое-то время, и однажды, когда я молился на свежем воздухе недалеко от здания церкви до начала рабочего дня, я увидел этого человека. Бог сказал мне смириться и подойти к нему. Я сразу встал на дыбы: «Нет, Господь, пусть он сам подходит. Он стал причиной всех наших бед». Я продолжил молиться, но Бог молчал. Через двадцать минут Господь снова настоял на том, чтобы я немедленно пошел к нему и смирился. Я знал, что это был Бог. Я позвонил этому человеку и пришел в его кабинет. Но то, что я сказал и как я сказал это, очень отличалось от того, что я мог бы наговорить до того, как Бог поработал со мной. Со всей искренностью я попросил у него прощения. Я сказал ему, что критиковал и осуждал его. Он смягчился, и мы хорошо поговорили. С того дня все его нападки на меня прекратились.
     Шесть месяцев спустя, когда меня не было в городе, информация о том, что сделал этот человек, дошла до старшего пастора. Оказывается, его поступки были намного хуже тех, о которых знал я. Его немедленно уволили. Пришел суд, но не от моей руки. То, что он планировал сделать мне, пришло на него. Тем не менее, когда это произошло, я вовсе не обрадовался, мне было жаль его и его семью. Я сочувствовал ему, ведь мне пришлось пройти через то же самое. Благодаря тому, что я решил не осуждать его за шесть месяцев до случившегося, я испытывал к нему любовь и вовсе не хотел, чтобы все эти обстоятельства обернулись против него.
     В этой церкви я пробыл еще одиннадцать лет, и меня часто просили провести служения. Ушел позор, который он навлек на мое имя, и на его место пришла честь. Оглядываясь назад, я понимаю, что очень вырос за время трудностей, и позже Бог поднял меня на глазах у людей, которые слышали так много лжи в мой адрес. Как Отец высоко превознес Иисуса за Его послушание и желание не защищать Себя перед судьями, так Он чтит тех Своих детей, которые следуют примеру Иисуса.

                                                Ученик года

     Поделившись с Эддисоном библейским примером и случаем из моей жизни, я сказал: «Сын, у тебя есть выбор. Ты можешь продолжать оправдываться и оставаться под осуждением твоего учителя, или же ты можешь не отвечать на все обвинения в благочестивой манере. Более того, ты можешь пойти к учителю, смириться и попросить прощение за неуважительное отношение и противление его власти, и увидишь, как Бог начнет действовать».
     Эддисон спросил: «А что делать, если меня несправедливо обвинят в чем-то?»
     «Позволь Богу защитить тебя. Скажи мне, у тебя получилось защититься самому?»
     Он ответил: «Нет, я хочу, чтобы Бог защитил меня».
     На следующий день он подошел к своему учителю и смирился. Он попросил у него прощения за те пререкания, которые он устраивал, когда ему делали замечания.
     Учитель простил его, а на следующей неделе Эддисона назвали лучшим учеником недели в том классе. Больше у него подобных проблем не было. В конце учебного года, на церемонии награждения учеников, тот учитель вручил ему высшую школьную награду.
     Если девятилетний мальчик может смириться и доказать в момент своего кризиса истину Божьего Слова, то насколько больше должны стремиться к этому мы, взрослые? Я думаю, это объясняет следующие слова Иисуса: «Итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном" (Мат. 18:4).

               Столкновение Давида с неправедной властью

     Эддисон усвоил то, к чему когда-то пришел Давид, сын Иессея. Бог — Судья праведный, и если мы вверим несправедливое отношение со стороны лидера в Его руки, Он всегда рассудит правильно. Говоря о Давиде, мы должны помнить, что Бог, а не дьявол поставил его под власть нечестного и, как оказалось, жестокого правителя, Саула.
     Это произошло до того, как они встретились. Самуил, главный пророк в Израиле, помазал Давида следующим царем над Божьим народом. Должно быть, Давид прыгал от радости, думая: «Этот человек помазал нынешнего царя, и я тоже буду царем!»
     Саул вышел из подчинения Богу и был мучим злым духом. Облегчение наступало только тогда, когда кто-нибудь начинал играть на арфе. Его придворные начали искать юношу, который бы сидел в его присутствии и служил ему. Один из слуг царя порекомендовал Давида, сына Иессея. Саул послал за ним, чтобы тот пришел во дворец и служил ему. Наверное, Давид рассудил так: «Бог уже начинает исполнять Свое обетование, данное через пророка». Он сказал себе: «Это будет моя первая ступень к возвышению».
     Прошло время, и его попросили принести пищу старшим братьям, которые воевали с Филистимлянами. Прибыв на боевые позиции, он увидел, как филистимский единоборец, Голиаф, насмехается над Божьей армией, и выяснил, что это безобразие творится уже сорок дней. Он также узнал, что царь пообещал руку своей дочери тому кто сможет победить великана. Давид предстал перед царем и попросил разрешить ему сразиться с этим исполином. Он убил Голиафа и, согласно обещанию Саула, женился на его дочери. Он приобрел милость в глазах царя и теперь становился его зятем.
     Ионафан, старший сын Саула, заключил с Давидом завет о вечной дружбе. Все, что Саул поручал Давиду, Давид делал с Божьей помощью и добивался успеха. Царь даже позволил ему присутствовать за столом с его сыновьями. Все шло хорошо, Давид радовался жизни. Он жил во дворце, обедал за царским столом, был женат на царской дочери, дружил с Ионафаном и добивался победы во всех походах. Он даже постепенно приобретал известность среди народа. Он видел, как пророчество сбывалось у него на глазах. Саул благоволил Давиду больше всех своих слуг и даже сделал его своим оруженосцем. Он стал ему вторым отцом. Давид был уверен, что Саул станет его наставником и научит его всему, а однажды почтит его и возведет вместо себя на трон. Давид радовался Божьей милости и верности.

                                          Крутые перемены

     Но в один день все изменилось. Саул и Давид возвращались из сражения бок о бок, когда навстречу им стали выходить женщины из всех городов Израильских с пеньем и плясками. Они пели: «Саул победил тысячи, а Давид — десятки тысяч!» Это разозлило царя, и с того дня он начал относиться к Давиду с подозрением. Однажды Саул даже метал копья в Давида, намереваясь убить его. Библия говорит, что Саул ненавидел Давида, ибо знал, что Бог был с ним. Царь понял, что Бог отошел от него. Чтобы спасти свою жизнь, Давид был вынужден бежать. Не зная, где найти убежище, он отправился в пустыню. «Что происходит? — думает Давид. — Обетование уже начало было исполняться, а теперь все разбилось вдребезги. Человек, бывший моим наставником и лидером, пытается меня погубить. Что мне делать? Саул — помазанный слуга Божий. Если он против меня, то какой у меня может быть шанс? Он царь, Божий человек, поставленный над Божьим народом. Почему Господь допускает это?»
     Теперь Саул, в сопровождении трех тысяч хорошо обученных израильских воинов, гонит Давида из пустыни в пустыню, из пещеры в пещеру с одной лишь целью — уничтожить его. В этот момент обетование казалось лишь каким-то смутным отблеском, ведь теперь Давид стал беглецом, пытающимся выжить. Он больше не жил в царских чертогах и не сидел за царским столом. Его жилищем стали сырые пещеры, он питался объедками животных. Он больше не шествовал рядом с царем, но стал предметом охоты людей, которые еще недавно сражались на поле брани рядом с ним. Не было мягкой постели, не было слуг, ухаживающих за ним, не было слышно возгласов восхищения, как когда-то при дворе. Его невесту отдали другому.
     Как мог правитель, в подчинение которому Давида поставил Бог, делать такие вещи? Вполне возможно, что Давида одолевали мысли, исполненные гнева, досады и разочарования. «Почему Бог не вмешивается? Есть ли Ему дело до меня? Как же быть с Его обетованиями? Почему Он поставил такого жестокого человека, чтобы тот вел Его народ завета?»
     Саул настолько утвердился в намерении убить этого юношу любой ценой, что стал одержим этой мыслью. В городе Номве были священники, которые предоставили Давиду убежище и пищу и дали ему меч Голиафа. Они ничего не знали о том, что Давид убежал от Саула, и думали, что Он исполняет одно из его повелений. Они вопросили о нем Господа и снарядили для дороги.
     Узнав об этом, Саул пришел в бешенство. Он убил сначала восемьдесят пять ни в чем не повинных священников Господа, а затем и весь город — мужчин, женщин, детей, грудных младенцев и скот. Он совершил суд над невиновными, как над Амаликитянами, врагами их страны. Теперь было уже совсем невозможно думать, что этот человек — избранник Божий. Саул стал убийцей. Как мог Господь помазывать его Своим Духом?
     Многие говорят, что Саул был поставлен людьми, а Давид был поставлен Богом. Такое учение неправильно, и оно происходит от людей, которые не могут согласиться с тем, что Бог способен поставить на лидерство жестокого человека. Да, это правда, что народ захотел иметь царя; тем не менее именно Бог избрал как Саула, так и Давида. Бог сказал: «Поставил Я Саула царем» (1 Цар. 15:11).
     Однажды Саул узнал, что Давид был в пустыне Ен-Гадди, и отправился туда с тремя тысячами воинов. Устав с дороги, они остановились у пещеры, где прятался Давид. Саул и его воины разделись, чтобы искупаться. Писание говорит нам, что люди Давида советовали ему: «Вот день, о котором говорил тебе Господь: "вот, Я предам врага твоего в руки твои, и сделаешь с ним, что тебе угодно"».
     Затем Давид подобрался незаметно к Саулу и отрезал край его одежды. После этого сердцу Давида стало больно, что он сделал так: «И сказал он людям своим: да не попустит мне Господь сделать это господину моему, помазаннику Господню, чтобы наложить руку мою на него, ибо он помазанник Господень. И удержал Давид людей своих сими словами и не дал им восстать на Саула. А Саул встал и вышел из пещеры на дорогу» (1 Цар. 24:5-8). Мы видим, что у Давида заболело сердце. Он все еще оставался мягким в своем сердце по отношению к лидеру, который навлек на него такие беды. Совершенно очевидно, что он противостоял мыслям о гневе, страхе и отчаянии и даже успешно поборол их.
     Поскольку Давид отрезал край одежды царя, он решил использовать это в качестве доказательства своей невиновности перед Саулом. Держась на расстоянии, Давид склонился перед ним до земли и прокричал: «Отец мой! посмотри на край одежды твоей в руке моей; ...узнай и убедись, что нет в руке моей зла, ни коварства, и я не согрешил против тебя; а ты ищешь души моей, чтоб отнять ее» (1 Цар. 24:12, курсив автора).
     Давид полагал, что Саул верит в то, что он коварный мятежник. Возможно, Давид исследовал свое сердце: «Где я неправильно поступил? Как могло сердце Саула так резко обернуться против меня?» Поэтому он прокричал: «Мне говорили, чтоб убить тебя... я отрезал край одежды твоей, а тебя не убил: узнай и убедись, что нет в руке моей зла, ни коварства». Ему не верилось, что Саул мог сам замыслить все это. Должно быть, кто-то посеял в сердце Саула ненависть к Давиду, поэтому он хотел доказать свою преданность царю. Он надеялся, что если ему удастся это сделать, то Саул восстановит его в своей милости, снова будет к нему добр, и тогда исполнится пророчество.
     Те, кто был отвергнут, отцом или лидером, стремятся в первую очередь винить в этом себя. Они попадают в плен мучительных мыслей: «Что же я сделал?» и «Значит, мое сердце было нечистым?» Они берут на себя бремя постоянных попыток доказать свою невиновность перед лидерами. Им кажется, что если бы только они смогли показать свою верность и ценность, их бы приняли обратно. Но чем больше они пытаются, тем большее отвержение они чувствуют.
     Саул признал добрые намерения в Давиде, когда понял, что тот действительно мог бы убить его и не сделал этого, поэтому царь со своими людьми оставил его в покое. Скорее всего, Давид подумал: «Царь восстановит меня. Теперь пророчество сбудется. Теперь он видит мое сердце и будет лучше обращаться со мной. Он станет добрым и кротким лидером». Как же он был далек от истины.

                                           Он решил убить меня

     Прошло совсем немного времени, и Саулу доложили, что Давид находится на холме Гахила. И снова царь собрал те же три тысячи человек и пошел искать его. В очередной раз он намеревался убить Давида. Я уверен, что непрекращающиеся преследования со стороны Саула измотали Давида.



Предыдущая страница    Следующая страница












                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира


Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz