Понедельник, 25.09.2017, 14:34Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Лидия Принс Назначение в Иерусалим 14

Глава 13. Сторож на стене

 

   Позднее в тот день мисс Ратклифф поведала мне о ходе событий, так как она поняла это из радиосообщений. Политические и религиозные демонстрации как сионистов, так и мусульман, привели к настоящему восстанию. Затем в пятницу, 23-го августа, мусульмане начали нападать на разные еврейские общины. Именно в тот день началась наша осада в Маханех Йехуда. До сих пор, силам безопасности не удалось установить контроль над обстановкой. По предварительным подсчётам, было убито примерно двести человек—большинство евреев, но также и несколько арабов.
   “Что ещё хуже”— добавила мисс Ратклифф, “верховного Комиссара Великобритании нет в стране. Но по последним сообщениям, он возвращается.”
   Ещё три дня обстановка в городе не менялась, двери были закрыты, ставни окон захлопнуты, а улицы пустынны. Над всем господствовала напряжённая, неестественная тишина, нарушаемая теперь уже привычным звуком винтовочной стрельбы. Затем вечером в четверг, 29-го августа, по радио объявили, что вернулся верховный Комиссар. “Может быть, теперь, будут предприниматься какие-то меры!”—прокомментировала Нижмех.
   Рано утром на следующий день городская тишина была нарушена новым звуком: резким повторяющимся треском пулемётного огня.
   “Пулемёты!”—воскликнула мисс Ратклифф. “Это наверняка армия Великобритании. Ни у арабов, ни у Евреев пулемётов нет ”
   Около полудня мы услышали звуки приближающего транспорта. Я осторожно выглянула через щель в створке. По дороге ехала английская вооружённая машина, с солдатом за пулемётом. За ней ехала открытая полицейская машина примерно с десятком полицейских с винтовками. Эти две машины проследовали мимо дома и повернули за угол в направлении, в котором я пришла из Маханех Йехуда. Примерно через пять минут раздалось несколько пулемётных очередей из того же самого направления. Затем снова наступила тишина. Позднее мы слышали отдалённую стрельбу из различных районов.
   В субботу, 31 –го августа, правительство заявило, что обстановка под контролем, и что жителям всех районов даётся двадцать четыре часа, чтобы убрать баррикады, которые они построили. Ближе к вечеру люди начали выходить из домов, и на улицах снова стали слышны голоса. Медленно, но верно, жизнь возвращалась в своё нормальное русло.
   В ту ночь я пошла в комнату Нижмех. “Нижмех”—начала я, “я хочу задать тебе несколько вопросов, которые я хотела спросить уже давно—относительно того, что произошло в Дании, когда Господь меня в первый раз наполнил Святым Духом.” Я постаралась как можно точнее описать видение с женщиной, с кувшином на голове и мужчинами, сидящими вокруг неё. “С того времени, как я приехала в Иерусалим”— завершила я, “я видела много женщин, одетых в таком стиле и с кувшинами на голове, но я так и не увидела именно ту женщину.”
   “Мисс Кристенсен, я потрясена! Вы точно описали один из ритуалов арабской свадьбы. В детстве я не раз видела такие сцены.”
   “Но почему Бог показал мне это?”
   Нижмех немного помолчала. Потом она сказала: “Много лет я просила Бога прислать кого-нибудь позаботиться о бездомных детях в этой стране - Его собственной стране. И вот Он привёл вас, чтобы помогать здесь людям—детям, женщинам, может быть и другим тоже. Если вы не перестанете слушаться Его и следовать за Ним везде, куда Он ведёт вас, то я уверена, что в один прекрасный день вы увидите ту сцену, которую вы описали.”
   “Но, Нижмех”— воскликнула я, “я пробыла здесь почти год, и всё, что мне удалось сделать, это спасти одного маленького ребёнка. Когда я только задумываюсь о всём, что нужно делать, я не уверена, что смогу позаботиться и о других детях.”
   “Мисс Кристенсен, я считаю, что вы закладывали фундамент того, что Бог предусмотрел для вас. А закладка фундамента почти всегда самая тяжёлая часть любого строительства. Также помните, что Бог не повторяет своих уроков Бог не повторит с другими, детьми тех уроков, которые вы усвоили с Тиквой.”
   “Может быть, ты и права, Нижмех, но сейчас я чувствую себя неспособной.”
   На следующий день я решила, что можно было возвратиться в Маханех Йехуда. Тиква начала это путешествие, идя рядом со мной, но закончила, как обычно, у меня на плечах. Шошанна, Вера, Эфраим и его семья. Как у них дела? Не случилось ли чего с ними? Раньше я не понимала, как много они значат для меня.
   Выглядывая из открытой двери своего магазина, Шошанна увидела нас и выбежала поздороваться с нами. “Слава Богу!”— воскликнула она. “Вы живы - здоровы! Мы все думали, что вас убили. Где вы были?”
   Я рассказала ей, что оставалась в квартире, пока не кончилась вода, а потом пошла с Тиквой в Мусрару.
   “Вы пешком пошли в Мусрару—с Тиквой? И на вас никто не напал?”—Шошанна не могла поверить.
   “Я помолилась и попросила у Бога защиты”— объяснила я. “Затем, когда я совсем обессилела. Бог послал мне на помощь человека.”
   “Человека? Кто бы это мог быть?”
   “Шошанна, поверишь ли: Бог послал мне...” — я заколебалась. “Ангела мне на помощь?”
   “Ангела?”— Шошанна уставилась на меня. “Верю ли я? Я скажу вам, во что я верю - что это мог сделать только ангел!”
   В этот момент открылась дверь Веры, и она вышла, укутанная в свою шаль. Она усохла ещё больше. “Хабебти! Хабебти!”— сказала на, поглаживая мою руку, пока говорила. Затем она сложила свои руки как бы для молитвы и посмотрела вверх. Я поняла, что она благодарила Бога за моё благополучное возвращение. Пытаясь использовать все свои языковые познания, она продолжала: “Я— спал.” Она положила голову на руки. “Я спал пять день—шесть день—не кушать—вода.” Она вытянула пальцы, чтобы показать меру, примерно стакан, как я догадалась.
   В это время Шошанна забрала Тикву в магазин и чистила ей банан.
   Когда я увидела нелицемерную радость своих двух соседок по поводу моего возвращения, мои глаза наполнились слезами. Теперь я наверняка знала, что меня приняли. Я не была чужачкой. Я уже не была языческим интервентом. Это был мой народ. Я была вместе с ними, а они вместе со мной.
   Поднявшись в свою квартиру, я осмотрела свои разношерстные принадлежности — выкрашенную в белую краску кроватку, английскую коляску, кресло-качалку, примус, бутылки на полке. Я как бы встретилась со старыми друзьями. У каждого предмета была своя собственная история. Я вспоминала тот магазин, где я его купила, и сколько времени я тратила на выторговывание. “Как хорошо вернуться домой!”— сказала я сама себе. На следующее утро мы с Тиквой отправились в знакомое путешествие на почту. Улицы снова были заполнены людьми, а магазины были открыты. Я шла медленнее, чем обычно, получая удовольствие от достопримечательностей и звуков, которые я полюбила. Я задержалась перед небольшим ювелирным магазином, где я обратила внимание на пожилого еврея, который склонился, сосредоточенно обрабатывая камень. Меня поразили ловкость и точность его движений.
   “Подумать только о времени, которое он тратит на обработку всего лишь одного камня!”— сказала я. “Подумать только о годах, которые он потратил на то, чтобы овладеть своим мастерством!”
   Я переключилась на свой опыт по уходу за Тиквой. Разве это не было ученичеством? Непроизвольно я склонила голову. “Господи, если у Тебя есть и другие драгоценные камни—здесь в Иерусалиме— которые нуждаются в моём внимании, я готова.”
   Я почувствовала, как Тиква потянула меня за руку. “Мама— вверх!— сказала она. Присев, я подняла её на плечи, и мы продолжили наше путешествие на почту.
   Я не была уверена, что во время мятежа поступала почта, но к своему восторгу я обнаружила наскоро набросанную телеграмму от мамы:

   Новости из Иерусалима очень тревожны, и я не слышала от тебя уже две недели. В безопасности ли ты? Может быть, тебе что-то нужно - деньги или еда? Как я могу помочь тебе?

   Вернувшись домой, я разложила мамино послание на столе и снова перечитала его, продумывая, как ответить на каждый вопрос.
   В безопасности ли я? Да слава Богу, я в безопасности! Не только в безопасности, но жива и здорова и счастлива!
   Нужны ли мне деньги? Я открыла свой кошелёк. Там было почти три доллара. Я уже заплатила за квартиру. В банке у меня было примерно шесть долларов. Нет, деньги мне не нужны.
   Нужна ли мне пища? Я осмотрела полки. Там было масло и хлеб, маслины, инжир, помидоры, несколько яиц, коробка сардин, банка молока. Были также сахар и кофе. Нет, еда мне не нужна.
   Я достала бумагу и начала писать письмо маме. У меня ушло несколько страниц на описание моих приключений во время мятежа и возвращения в Маханех Йехуда. Затем я написала:

   Ты спрашиваешь, как помочь мне. Я думаю, что ты, как и каждый христианин, можешь многое сделать. Посреди всех сражений Бог показал мне кое-что, совершенно изменившее моё мировоззрение. Я вдруг поняла, что у всех христиан есть долг, который не выплачивался веками — Израилю и Иерусалиму. Благодаря им, у нас есть Библия, пророки, апостолы. Сам Спаситель. Слишком долго мы забывали об этом долге, но вот наступило время начать выплачивать его—а сделать это мы можем двумя способами.
   Прежде всего, нам надо покаяться в наших грехах против Израиля в лучшем случае, в нашей неблагодарности и отсутствии заботы, в худшем случае, в нашем открытом презрении и преследовании.
   Затем, с истинной любовью и заботой, мы должны молиться так, как нам говорит псалмопевец "о мире Иерусалиму", помня, что мир только тогда придёт в Иерусалим, когда Израиль обратится к Богу. Бог показал мне, что отныне молиться таким образом об Иерусалиме будет той наивысшей формой служения, которую я могу предложить Ему.


   Затем я взяла ладонь Тиквы, положила её на нижнюю часть страницы и обвела контур руки и пальцев. Рядом я написала “Тиква тоже передаёт свою любовь!”
   Возвращаясь на почту на следующее утро, чтобы отправить письмо маме, я помедлила, чтобы посмотреть на теперь привычные очертания стен Старого Города. Как бы я чувствовала себя, если бы мне пришлось стоять там в качестве сторожа, терпя жар солнца и молчаливый холод ночи?
   Это было бы тяжёлым и одиноким заданием, подумала я. Стены такие большие, враг может подойти со многих сторон. Но предположим, что стражей много, целая компания, стоящая плечом к плечу... Господи, помоги мне занять своё место как стража на стене!

 


Предыдущая страница         Следующая страница













                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира

 

Copyright MyCorp © 2017 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz