Понедельник, 25.09.2017, 14:32Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Мэтью Генри Тайна общения с Богом 2

 

б) Таким образом Он будет проявлять Свою любовь и сострадание к нам. Это будет достаточным свидетельством Его заботы о нас, Его великодушия по отношению к нам. Этим Он как бы говорит нам: «Позвольте Мне слышать вас так часто, как представляется случай; взывайте ко Мне во всякое время беды или нужды», – и этого достаточно. Но чтобы показать Свое довольство нами, Свою заботу о нас, Он, подобно любящему отцу, дитя которого в чужой стороне, вменяет нам это в обязанность: «Позволь Мне слышать о тебе каждый день, с каждой почтой, хотя бы у тебя даже не было никаких просьб ко Мне». Это показывает, что молитва праведного – это для Бога услада; это музыка для Его ушей. Христос говорит своей голубице: «Покажи мне лицо твое, дай мне услышать голос твой; потому что голос твой сладок и лицо твое приятно» (Песн. 2:14). И именно к Супруге, к Церкви, Христос обращается в завершение этой книги: «Жительница садов! Товарищи внимают голосу твоему, дай и мне послушать его» (Песн. 8:13). Как стыдно должно быть нам, что Бог больше желает, чтобы мы Ему молились, и больше готов слышать наши молитвы, чем мы – молиться.

2. Каждый день у нас есть что сказать Богу. Многие не понимают этого, и это их грех и горе: они живут без Бога в мире, они думают, что могут жить без Него, и не осознают своей зависимости от Него и своих обязанностей по отношению к Нему. Поэтому у них и нет ничего, что они могут сказать Ему; Он слышит их не чаще, чем слышал отец блудного сына, когда тот ушел из отцовского дома в далекую страну. Они говорят презрительно: «Что может Всемогущий сделать для нас?» И потому неудивительно, если они спрашивают: «А какую выгоду мы будем иметь из того, что будем молиться Ему?» По сути, они говорят Всемогущему: «Отойди от нас» – и такова будет их погибель. Но я надеюсь, что вы в лучшем состоянии, друзья мои, что вы не из тех, кто отбрасывает страх и удерживает молитву к Богу. Вы все готовы признать, что есть очень много того, что Всемогущий может сделать для вас, и что есть польза в молитве Ему, и поэтому решаете еще больше приблизиться к Богу, чтобы Он приблизился к вам.

а) Каждый день у нас есть что сказать Богу как Другу, Которого мы любим и с Которым нам хорошо. Мы не можем пройти мимо дома такого друга, не зайдя к нему, и у нас никогда нет недостатка в том, что мы можем ему рассказать, хотя у нас может и не быть конкретного дела к нему. Такому другу мы открываем душу, мы признаём, что любим и ценим его, и с удовольствием делимся своими мыслями. Авраам назван другом Бога, и этой чести удостоены все святые: «Я уже не называю вас рабами, – сказал Христос, – но Я назвал вас друзьями» (см. Иоан. 15:15). Его тайна с праведными; нас приглашают познакомиться с Ним и ходить с Ним, как друг ходит с другом. Общение верующих должно быть «с Отцом и Сыном Его Иисусом Христом» (1 Иоан. 1:3). Так неужели у нас нет ничего, что мы могли бы сказать Богу?

Разве это не достаточная причина приходить к престолу благодати Бога, чтобы восхищаться Его бесконечным совершенством, которого мы никогда не сможем полностью понять и никогда не сможем достаточно разглядеть, и находить источник удовлетворения в этом? Разве это не достаточная причина доставлять себе удовольствие тем, что мы созерцаем красоту Господа, и воздаем Ему славу, подобающую Его имени? Разве у нас нет того многого, что мы можем рассказать Ему, признавая Его снисходящую благодать и благосклонность к нам в провозглашении нашей любви и подчинения Ему? «Господи, Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя» (Иоан. 21:17).

У Бога, как у друга, каждый день есть что сказать нам через Священное Слово, в котором мы должны слышать Его голос, через Его Провидение и через наше собственное сознание, и Он готов слушать нас независимо от того, хотим ли мы что-либо сказать Ему в ответ или нет; и мы очень недружелюбны, если мы не отвечаем. Когда Он говорит нам: «Ищите лица Моего», то разве не должны наши сердца ответить Ему как Тому, Кого мы любим: «Мы будем искать лица Твоего, Господи»? Когда Он говорит нам: «Возвратитесь, мятежные дети», разве мы не должны ответить: «Вот, мы идем к Тебе, ибо Ты – Господь Бог наш»? Если Он говорит нам через наставление или обличение, то разве мы не должны ответить исповеданием перед Ним и подчинением Ему? Если Он говорит нам через утешение, разве мы не должны восхвалить Его? Если вы любите Бога, у вас всегда есть что сказать Ему – есть что-то в вашем сердце, что вы можете излить Ему, что Его благодать уже поместила туда.

б) Каждый день у нас есть что сказать Богу как Господину, Которому мы служим и к Которому у нас есть дело. Подумайте, насколько многочисленны и важны дела, которые находятся между нами и Богом, и вы с готовностью признаете, что у вас есть очень много того, что вы можете рассказать Ему. Мы находимся в постоянной зависимости от Него, все наши ожидания – от Него, мы постоянно имеем отношения с Ним, Он – тот Бог, с Которым нам приходится иметь дело (Евр. 4:13).

Разве мы не знаем, что наше счастье связано с Его благосклонностью? Это – жизнь, жизнь нашей души; и не лучше ли она, чем жизнь нашего тела? И разве мы не должны приходить к Богу, чтобы искать Его благосклонности, умолять о ней всем своим сердцем, чтобы Он осветил светом Своего лица всю нашу жизнь, и умолять о Христовой праведности, единственно через которую мы можем надеяться обрести Божью любящую доброту?

Разве мы не знаем, что мы огорчили Бога, что грехом мы подвергли себя Его гневу и проклятию, и что мы ежедневно умножаем вину? И разве у нас нет достаточно оснований, чтобы приходить к Нему, для того чтобы исповедовать свою вину и безрассудство, чтобы просить прощения в Крови Христа, и в Том, Кто есть наш мир, восстановить мир с Богом и обновить наш завет с Ним, в Его собственной силе пойти и больше не грешить?

Разве мы не знаем, что каждый день у нас есть что сделать для Бога и нашей собственной души – работа того дня, в который она должна быть выполнена? И разве мы не должны приходить к Богу, чтобы умолять Его показать нам, что мы должны сделать, и чтобы Он направил нас в этом, и укрепил нас для этого? Разве мы не должны искать Его для помощи и принятия, чтобы Он действовал в нас как для того, чтобы мы желали того, так и для того, чтобы мы делали то, что есть добро, продолжая Его дело в этом мире? Подобные отношения имеет слуга со своим хозяином.

Разве мы не знаем, что мы постоянно находимся в опасности? Наша жизнь и наш покой находятся в опасности: мы все время окружены болезнями и смертью, чьи стрелы летают как в полдень, так и в полночь. И разве нам нечего сказать Богу, когда мы выходим и входим, ложимся и встаем, разве нам не нужно просить Его защиты, чтобы находиться под охраной Его? Наша душа тем более нуждается в этом: именно против души воюет дьявол, наш сильный и хитрый противник, и ищет того, чтобы поглотить ее. И разве нам не нужно прийти к Богу, чтобы укрыться в Его благодати и одеться в Его всеоружие, чтобы мы могли устоять против хитрости и ожесточенности сатаны, чтобы неожиданное искушение не вовлекло нас в грех и сильный противник не одолел нас?

Разве мы не знаем, что умираем ежедневно, что смерть действует в нас постоянно и приводит нас к суду, а суд определяет наше вечное состояние? И разве в таком случае нам нечего сказать Богу, приготовляясь к тому, что ожидает нас? Разве мы не скажем: «Господь, позволь нам узнать наш конец! Господь, научи нас счислять наши дни!»? Разве мы не должны приходить к Богу, чтобы судить себя, дабы мы не были судимы, и стремиться к тому, чтобы наши дела были праведными и добрыми?

Разве мы не знаем, что мы – члены того Тела, Главой которого является Христос, и разве мы не беспокоимся о том, чтобы проявить себя как живые члены? Разве мы не должны готовиться к отчету и приходить к Христу, чтобы ходатайствовать о Его Церкви? Разве нам нечего сказать о Сионе, в защиту разрушенных стен Иерусалима? Разве нам не нужно просить о мире и благосостоянии нашей страны? Разве мы, принадлежа к семье – если только мы не младенцы в ней, – не обеспокоены ее проблемами?

Разве у нас нет родственников, друзей, которые дороги нам, чьи радости и печали мы разделяем? И разве нам нечего сказать Богу о них? Нет жалоб, которые нужно высказать, и нет просьб, о которых мы могли бы поведать? Разве никто из них не болен или не в беде? Никто из них не искушаем или не угнетен? И разве нет у нас слов у престола благодати, чтобы умолять об облегчении и утешении для них?

Теперь подытожьте всё это вместе и подумайте, есть ли у вас что сказать Богу каждый день, и особенно в дни бедствий, когда Богу должно говорить: «Я потерпел». И когда вы уразумеете обстоятельства, вы скажете Богу: «Не обвиняй меня».

3. Если у вас есть что сказать Богу, что тогда препятствует вам в том, чтобы высказать все это? В том, чтобы говорить это каждый день? Почему Он не слышит ваш голос, когда у вас есть столько много того, о чем нужно сказать Ему?

а) Пусть отдаленность не будет препятствием для того, чтобы сказать это. У вас есть возможность поговорить с другом, но Господь гораздо дальше – вы не можете достичь Его, вы не знаете, где найти Его, и не знаете, как «послать письмо» Ему, и поэтому ваши просьбы к Нему остаются невысказанными. Но это не должно препятствовать вашему общению с Богом, ибо хотя и истинно, что Бог на небесах, а мы на земле, тем не менее, Он близок к Своим молящимся детям всегда, когда они взывают к Нему, и Он слышит их голос, где бы они ни находились. Давид говорит: «Из глубины взываю к Тебе, Господи» (Пс. 129:1), «От конца земли взываю к Тебе» (Пс. 60:3). Более того, Иона говорит: «...Из чрева преисподней я возопил, – и Ты услышал голос мой» (Ион. 2:3). Везде мы можем найти открытые небеса;  Undique ad Calos tantundem est Via.  Благодарение Тому, Кто Своей собственной Кровью освятил для нас новый и живой путь в Святое святых и установил связь между небом и землей.

б) Не допускайте, чтобы страх препятствовал вам говорить то, что вы хотите сказать Богу. Представьте, что у вас есть дело к большому начальнику, который гораздо выше вас по положению или который столь суров и строг по отношению ко всем своим подчиненным, что вы боитесь поговорить с ним, и у вас нет никого, кто мог бы представить вас, или замолвить доброе словечко за вас, и поэтому вы решаете отложить это дело. Но при разговоре с Богом такого не случится, вы не будете настолько обескуражены – вы можете смело приходить к престолу благодати, у вас есть там parrhеsia,  свобода слова, разрешение изливать всю вашу душу. Его сострадание к смиренным молящимся таково, что даже страх перед Ним не может заставить их бояться. Это противоречит желанию Бога. Он не желает, чтобы вы пугали себя; наоборот, Он хотел бы, чтобы вы ободрились, потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Который ввел вас в множество славных привилегий, которыми обладают дети Божьи. Но и это еще не всё. У нас есть Тот, Кто может представить нас, говорить о нас, и защищать нас перед Отцом Небесным. Разве дети когда-нибудь нуждаются в защите перед отцом? Но именно в этих двух непреложных обетованиях – ибо невозможно, чтобы Бог лгал, – мы можем иметь огромное утешение (см. Евр. 6:18); у нас есть не только отношения с Отцом, от которых мы зависим, но и авторитетное ходатайство Защитника, Первосвященника над домом Божьим, во имя Которого мы уверенно приходим.

 [Примечание 1.  «Parrhеsia» – Дерзновение, открытость или свобода слова (греч.)] 

 

в) Пусть то, что Он знает вашу нужду и знает, что вы хотите сказать Ему, не препятствует вам молиться. Да, вы имеете дело с таким Другом, но ошибочно думать, что вам не нужно беспокоиться об этом, ибо Он уже осведомлен обо всем и знает, что вам нужно и чего вы хотите, и поэтому не стоит говорить с Ним. Это истинно, что всякое ваше желание известно Богу, Он действительно знает ваши нужды и бремена, но Он узнаёт их от вас. Он обещал вам облегчение; но Его обетование должно находиться в гармонии: «Вот, еще и в том явлю милость Мою дому Израилеву...» (Иез. 36:37). Хотя нашими молитвами мы не можем предоставить Ему никакой информации, все же именно нашими молитвами мы должны почитать Его. Истинно, ничто из того, что мы скажем, не может повлиять на Него или заставить Его проявить к нам милосердие, но это может повлиять на нас и помочь нам прийти в состояние, соответствующее принятию милости. Это очень доступное и разумное условие Его милости: «Просите, и дано будет вам» (Матф. 7:7). Оно дано для того, чтобы научить нас необходимости молиться для получения милости. Поэтому Христос задал такой удивительный вопрос слепым людям: «Чего вы хотите от Меня?» (Матф. 20:32). Он знал, чего они попросят, но тот, кто касается вершины золотого скипетра, должен быть готов рассказать, какова его просьба и какова его мольба.

г) Не позволяйте никакому другому делу становиться препятствием тому, чтобы рассказать Богу о ваших нуждах. Возможно, у нас есть дело, которое нужно сделать вместе с другом, но мы не можем осуществить его, потому что у нас нет свободного времени: у нас есть еще что-то, что нужно сделать, и что мы считаем более необходимым. Но мы не можем так сказать относительно того дела, которое у нас есть к Богу, ибо оно, без сомнения, является тем, что необходимо сделать в первую очередь, чему всё остальное должно подчиняться и уступать дорогу. Для нашего счастья совершенно не нужно, чтобы мы были великими в этом мире или возвысили свое положение до определенного уровня. Но абсолютно необходимо, чтобы мы были в мире с Богом, чтобы мы обрели Его милость и пребывали в Его любви. Поэтому никакое мирское дело не должно служить освобождением от нашего общения с Богом, но, наоборот, чем более важным является наше мирское дело, тем больше мы нуждаемся в том, чтобы посвятить себя молитве Богу о Его благословении на это дело, и таким образом пригласить Его для исполнения этого дела. Чем больше мы молимся и чем больше приближаемся к Богу в молитве, тем больше будут процветать наши дела.

Теперь я буду умолять вас позволить Богу чаще слышать вас; пусть Он слышит ваш голос, даже если это будет только звук вашего воздыхания (Пл. Иер. 3:56), который есть признак жизни; даже если вы не знаете, о чем молиться, Дух Святой будет ходатайствовать за вас воздыханиями неизреченными (Рим. 8:26). Говорите с Ним, даже если это будет как у Езекии: «Как журавль, как ласточка издавал я звуки» (Ис. 38:14). Говорите с Ним часто; Он всегда слышит вас. Слушайте, как Он говорит с вами, и следите за тем, что вы говорите Ему: когда вы пишете ответ на деловое письмо, вы кладете его перед собой; так же и Божье Слово должно направлять ваши желания, и должно быть основанием ваших ожиданий в молитве. Вы не можете ожидать, что Он будет милостиво слушать то, что вы говорите Ему, если ваше ухо глухо к тому, что Он говорит вам.

Вы видите, что у вас есть достаточно причин, чтобы поговорить с Богом, поэтому позаботьтесь о том, чтобы узнать Его лучше и удерживаться от того, что неугодно Ему. Укрепляйтесь в Господе Иисусе, через Которого единственно вы можете смело приходить к Нему. Пусть ваш голос гармонирует с темой молитвы, и пусть ваша речь будет чистой, чтобы вы были достойны взывать к имени Господа (Соф. 3:9). Приступая к молитве, помните, что вы обращаетесь к Богу, и поэтому сначала убедитесь, что ваш дух пребывает в благоговении перед Ним. Также не спешите говорить своими устами, не спешите говорить все что угодно перед Богом, но пусть каждое слово будет хорошо взвешено, потому что Бог на небе, а мы на земле (Еккл. 5:1). И если бы Он не приглашал нас к общению и не ободрял нас при этом, то обращение к Господу славы было бы непростительным высокомерием для таких недостойных людей, как мы (Быт. 18:27). Поэтому мы должны стремиться к тому, чтобы говорить искренне, от сердца, ибо мы говорим с Ним ради нашей жизни и ради жизни нашей души.

4. Мы должны направлять свои молитвы к Богу. Он должен не просто слышать наш голос, но мы должны говорить к Нему, взвешивая и обдумывая слова. В оригинале текст «рано предстану пред Тобою» означает «к Тебе направляю я душу мою», и поэтому можно добавить: «Я буду направлять свою любовь к Тебе», что гармонирует с текстом: «К Тебе, Господи, возношу душу мою» (Пс. 24:1). Другими словами, «я буду направлять свою любовь к Тебе; любя Тебя, я буду позволять моей любви возноситься к Тебе». Как это прекрасно: «Я буду направлять мою молитву к Тебе»!

а) «Когда я молюсь, к Тебе направляю мои молитвы», – этими словами Давид подчеркивает и постоянство мыслей, и разумное исполнение молитвы. Мы должны относиться к молитве серьезно, как те, у кого что-то важное лежит на сердце и многое задумано наперёд, поэтому нельзя шутить с этим. Когда мы приходим к молитве, мы не должны приносить жертву глупцов, которые думают не о том, что должно быть сделано, и не о том, что должно быть достигнуто, но произносят слова мудрых, стремясь достигнуть своей цели с помощью хорошо подобранных слов. Молясь, мы должны помнить о Божьей славе и нашем истинном счастье. Так хорошо устроен завет благодати, что Бог был рад соединить в нём Свои цели с нашими, чтобы в поиске Его славы мы могли обрести своё личное истинное счастье. Человек, направляющий молитву таким образом, подобен человеку, стреляющему из лука: вначале он наводит стрелу на мишень, а затем, пользуясь острым взглядом и твердой рукой, точно прицеливается. Это располагает сердце, чтобы приблизиться к Богу; и чтобы действительно приблизиться к Нему, надо освободиться от всех других забот. Тот, кто прицеливается одним глазом, закрывает другой; если мы хотим направить молитву к Богу, мы должны оторвать свой взгляд от всех других вещей, должны сосредоточить наши блуждающие мысли, созвать их приблизиться и присутствовать, ибо необходимо сделать работу, для которой нужны они все и которая достойна их всех. Таким образом, мы должны быть способны сказать вместе с псалмопевцем: «Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое...» (Пс. 56:8).

5. «Когда я направляю мою молитву, я направляю её к Тебе».

а) Это говорит об искренности нашего настоящего намерения в молитве. Мы не должны направлять нашу молитву к людям, чтобы получить похвалу или одобрение от них, как это делали фарисеи, которые провозглашали о своем намерении, творя милостыню, чтобы приобрести хорошую репутацию и потом использовать её с выгодой для себя. Истинно, они имели свою награду – люди одобряли их; но Бог ненавидел их гордость и лицемерие. Наши молитвы не должны быть безрассудными, как у тех, которые говорили: «Кто покажет нам благо?» (Пс. 4:7). Также мы не должны обращать наши молитвы к мирским ценностям, гонясь за престижем и богатством, как те, о которых сказано: «И не взывали ко Мне сердцем своим, когда вопили на ложах своих; собираются из-за хлеба и вина, а от Меня удаляются» (Ос. 7:14). Не позволяйте своему плотскому «я» становиться источником и центром ваших молитв, ибо центром их должен быть Бог. Пусть глаза вашей души будут сосредоточены на Нём как на высшей цели вашего обращения к Нему; пусть такое состояние вашей души, когда вы можете обращаться к имени вашего Бога и возносить Ему хвалу, станет обычным для вас; и пусть все ваши замыслы направляются, определяются, освящаются, а когда необходимо – упраздняются. Наш Спаситель очень ясно учил нас этому в первом прошении Господней молитвы: «Да святится имя Твоё» (Матф. 6:9). Этим мы определяем нашу цель и всё остальное, что нам необходимо для её достижения; этим наша молитва направляется к славе Бога, славе Его святости, которая должна отражаться во всём, в чём Он явил Себя, и именно для освящения Его имени мы желаем, чтобы Его Царство пришло, и чтобы Его воля была исполнена, и чтобы у нас была пища, и чтобы жизнь наша была сохранена и грехи прощены. Постоянное стремление к прославлению Бога – вот та искренность, которая и есть совершенство нашего Евангелия. Только такое понимание, как и в чём бы оно ни выражалось, наполняет всё тело, всю душу светом. Таким образом молитва направляется к Богу.

б) Это говорит о постоянстве нашего настоящего стремления к Богу в молитве. Мы должны направлять наши молитвы к Богу, то есть, мы должны постоянно думать о Нём как о Том, с Кем мы общаемся через молитву. Мы должны направлять нашу молитву, как мы направляем нашу речь, когда обращаемся к человеку, с которым имеем дело. Библия – это письмо, которое Бог послал нам. Молитва – это письмо, которое мы посылаем Ему. Вы знаете, что для доставки письма необходимо, чтобы на нём был указан адрес получателя, и особенно важно, чтобы адрес был правильным. Иначе есть большая вероятность, что оно попадет не по назначению, последствия чего могут быть очень плачевными. Когда вы молитесь ежедневно, то таким образом вы посылаете письма Богу; вы не знаете, что вы потеряете, если письмо не дойдет по адресу. Что вы сделаете для того, чтобы оно попало к Нему?

в) Перечислите Его имена, как вы делаете, обращаясь к почитаемому человеку: обращайтесь к Нему как к великому Иегове, Богу всего, благословенному во веки, Царю царей, Господу господствующих, как к Господу Богу милостивому и милосердному. Пусть ваше сердце и уста будут исполнены святого поклонения и восхищения Им и сосредоточены на этих Его именах, которые должны навести Его священный страх на ваш разум, чтобы вы могли поклоняться Ему с глубоким благоговением и благочестивым трепетом. Направляйте ваши молитвы к Нему как к Богу славы, величественному, Чьё величие непостижимо, чтобы вы не осмелились легкомысленно вести себя с Ним или высмеивать Его тем, что вы говорите Ему.

г) Обратите внимание на ваше родство с Ним; так как вы Его дети, то не упустите и не утратьте этого в вашем поклонении Его величию. Мне рассказывали об одном хорошем человеке, который записывал свои переживания. Когда эти записи были найдены среди прочих вещей после его смерти, то в них прочитали, что во время уединённой молитвы его сердце переполнялось любовью к Богу, когда он начинал перечислять Его имена, которые необычайно величественны и чудесны, называя Его великим, могущественным и страшным Богом, он ловил себя на мысли: а почему бы не «мой Отец»? Ведь Христос учил нас – как через Свои наставления, так и Своим примером – обращаться к Богу как к нашему Отцу. Также Дух усыновления учит нас взывать: «Авва, Отче!» (Рим. 8:15). Сын, хотя и блудный, когда возвращается с раскаянием, может подойти к своему отцу и сказать ему: «Отец, я согрешил», и хотя он уже недостоин называться сыном, тем не менее, смиренно осмеливается назвать его отцом. Когда Ефрем оплакивает себя как тельца неукротимого, Бог оплакивает его как дорогого сына, как любимое дитя (Иер. 31:18, 20), и если Бог нас не стыдится, давайте и мы будем признавать это родство.

д) Направляйте ваши молитвы к Нему в небеса. Этому учил нас наш Спаситель в Господней молитве: «Отче наш, сущий на небесах» (Матф. 6:9). Он не ограничен небесами, и даже небеса небес не могут вместить Его. Написано, что Он устроил там Свой престол, с которого Он будет править всем Своим Царством, но который также является престолом Его благодати, к которому мы должны приближаться верой. Мы должны представлять Его как Бога на небесах в противоположность языческим богам, которые живут в рукотворных храмах. Небеса – это горнее место, и мы должны обращаться к Нему как к Богу, находящемуся бесконечно выше нас. Небеса – это источник света, и к Нему мы должны обращаться как к Отцу светов. Небеса – это место будущего, и мы должны видеть Его взор, направленный на нас, видящий всех сынов человеческих. Небеса – это место чистоты, и мы должны в молитве видеть Его как святого Бога и возносить Ему благодарность при воспоминании о Его святости. Небеса – это основание Его силы, и мы должны осознавать свою зависимость от Него как от Того, Кому принадлежит власть. Когда наш Господь Иисус молился, Он возносил Свой взор к небесам, чтобы указать нам на источник, из которого следует ожидать благословений, в которых мы нуждаемся.

е) Передайте своё «письмо» Отцу через Господа Иисуса, единственного Посредника между Богом и человеком; оно навряд ли дойдет по адресу, если его не отдать в руки Христа, Который и есть Тот «иной Ангел», Которому было дано «множество фимиама, чтобы он с молитвами всех святых возложил его на золотой жертвенник» перед престолом Отца (см. Откр. 8:3). То, что мы просим у Отца, мы должны просить во имя Христа; и что мы ожидаем получить от Него, должно исходить из Его руки, ибо Он – Первосвященник исповедания нашего, Который ходатайствует за нас и дарует нам благо (Евр. 5:1). Доверьте своё «письмо» Ему, и Он доставит его заботливо и быстро и сделает всё, чтобы наше прошение было принято. Джордж Герберт (George Herbert) в своём стихотворении под названием «Сумка» трогательно описал рану в боку Христа, которую Он получил, когда висел на кресте, вложив в уста восходящего на небо Иисуса такое обращение ко всем верующим:

 Если желаешь ты что-то отправить или написать, 

 Нет сумы у Меня, но место есть: 

 Отдав всё в руки моего Отца, взору Его предав,

 Отправление твоё дойдёт – поверь Мне.

 Я буду заботиться о том, что ты вложил,

 Ты можешь даже положить у сердца Моего; 

 Иль, если в будущем кто-либо из друзей Моих

 Использовать захочет Меня в том, —

 Дверь всегда открыта настежь будет,

 Я представлю всё, что Он пошлёт

 Не для того, чтоб нанести ущерб;

 Передадут тоску всю Мне. И отчаяние уйдёт.

 

6. Мы должны обращать свой взор ввысь, в небеса.

а) Мы должны поднимать свой взор ввысь в наших молитвах подобно тем, кто обращается к Тому, Кто бесконечно высоко над нами, Высший и Святой, Обитающий в непреступном свете; как те, кто ожидает всякого добра и совершенных даров, исходящих свыше, от Отца светов; как те, кто желает в молитве войти в Святое святых и приблизиться к Нему с искренним сердцем. Не должны ли мы взирать глазами веры на небеса вверху и на всё здесь, внизу, и на Того, Кто может дать нам истинные духовные благословения, – Иисуса Христа? Дух сынов человеческих восходит вверх при смерти (Еккл. 3:21), ибо он возвращается назад к Богу, Который дал его, поэтому он помнит об источнике своего происхождения и желает в каждой молитве взирать на небеса, устремляясь к своему Богу, к своему небесному дому, где находится его любовь и его сокровище. «Вознесём сердце наше и руки к Богу, сущему на небесах» (Пл. Иер. 3:41). Раньше было принято в некоторых церквах, чтобы священник призывал людей молиться такими словами: «Sursum Corda»  – вашими сердцами; к Тебе, о Господи, мы возносим наши души.

[Примечание 2. «Sursum Corda» – «Вознесём сердца» (лат.) – этими словами начинается католическая литургия]

 

б) Мы должны следить за своими молитвами с удовлетворением и удовольствием. Когда мы обращаем свой взор к небесам – это признак бодрости, а взгляд вниз – признак уныния. Мы должны смотреть на небеса как те, кто, через молитву обратившись к Богу, спокойно, удовлетворённо и с полной уверенностью в Его мудрости и доброте терпеливо ожидает ответа. Анна, когда она помолилась и обратила свой взор к небесам, выглядела умиротворённой: «И …пошла она в путь свой, и ела, и лицо её не было уже печально, как прежде» (1 Цар. 1:18). Молитва – это облегчение сердца для хорошего христианина; и когда мы помолились, нам – как тем, которые через благодать узнали, что это действительно так, – следует обратить свой взор к небесам.

 

 

Предыдущая страница                  Следующая страница













                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира

Copyright MyCorp © 2017 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz