Вторник, 17.10.2017, 23:46Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Мэтью Генри Тайна общения с Богом 3

в) Мы должны следить за своими молитвами, обращая внимание на то, чем Бог отвечает на наши молитвы. Мы должны взирать на небеса, как те, кто выпустил стрелу и смотрит ей вслед, чтобы увидеть, долетела ли она до цели. Мы должны заглянуть внутрь себя и понаблюдать, в каком состоянии пребывает наш дух после того, как мы помолились, насколько наши молитвы соответствуют воле Божьей и насколько хорошо они могут соответствовать ей. Мы должны посмотреть вокруг себя и понаблюдать, как Провидение действует в отношении нас. Если на нашу молитву получен ответ, мы можем воздать благодарность, если нет, мы должны устранить то, что препятствует этому, и продолжать ждать. Таким образом, мы должны находиться на сторожевой башне, чтобы узнать, что Бог скажет нам (Евр. 2:1), и мы должны быть готовы услышать это, ожидая, что Бог даст нам мирный ответ, чтобы мы приняли правильное решение и не впали снова в безрассудство (Пс. 84:9). Так мы должны поддерживать общение с Богом, надеясь, что когда бы мы ни вознесли своё сердце к Нему, мы сможем увидеть свет Его лица. Иногда ответ приходит быстро: «...Они ещё будут говорить, и Я уже услышу» (Ис. 65:24), быстрее, чем по какой-либо почте. Но если ответ не пришел сразу после нашей молитвы, то мы должны подождать.

Давайте научимся именно так направлять наши молитвы, именно так обращать свой взор к небесам, чтобы внутренне пребывать с Богом при исполнении каждой обязанности, вкладывая в это всю душу, ибо мы ничего не сможем сделать без Него. Давайте не будем поклоняться на внешнем дворе, когда нас приглашают войти за завесу.

 Второе.  В этом тексте (Пс. 5:4) устанавливается конкретное время для этого доброго дела, и это – утро. Псалмопевец, кажется, подчеркивает это: «рано», и ещё раз «рано», то есть, очень рано – когда утро только начинается. Пусть это время станет одним из часов вашей молитвы. Мы видим, что согласно закона каждое утро священник приносил в жертву агнца (Исх. 29:39), и певцы становились каждое утро, чтобы, воспевая, поблагодарить Господа (1 Пар. 23:30). Такой же порядок был установлен в храме, показанном в видении Иезекиилю (Иез. 46:13-15). Это является ясным прообразом того, что духовные жертвы должны приноситься духовными священниками каждое утро, причем они должны приноситься своевременно – как только настает утро. Каждый одинокий христианин и каждый глава семьи со своими домашними должны молиться утро за утром; и для этого есть весомые причины.

1. Утро – первая часть дня, и она соответствует тому, что Тот, Кто является Первым, должен получить первое и Ему первому нужно служить. Язычник мог бы сказать:  «A Jove Principium» – что бы ты ни делал, начинай с Богом. Мир начал своё существование от Него, мы начали своё; и поэтому, чтобы мы ни начали делать, мы должны позаботиться о том, чтобы пригласить Его с собой. Дни нашей жизни должны быть посвящены Богу и использованы для служения Ему. Позвольте Христу наслаждаться росой вашей юности, которая появляется ещё до наступления зари (Пс. 109:3). Первые плоды всегда должны были принадлежать Господу, как и первородное от стада, о чем мы читаем в Ветхом Завете. Утренней и вечерней молитвой мы воздаём славу Тому, Кто есть Альфа и Омега, Первый и Последний; с Ним мы должны начинать и заканчивать день, начинать и заканчивать ночь, ибо Он Тот, Кто есть Начало и Конец, Первопричина и Конец всего.

 [Примечание 3. «A Jove Principium» – «От Юпитера начало» (лат.), т. е. от того, что лежит в основе всего – самого главного, самого важного.] 

 

Мудрость сказала: «Ищущие меня рано, найдут меня»; то есть, рано в своей жизни, утром своего жизненного дня; ибо через это мы отдаём Богу то, что Он должен иметь, преимущество над всеми остальными вещами. Через это мы показываем, что мы заботимся о том, чтобы угодить Ему и проявить себя перед Ним, и что мы усердно ищем Его. То, что мы делаем искренне, в Писании сказано, мы должны делать рано (см. Пс. 100:8), трудолюбивые люди встают рано. Давид выражает силу и теплоту своего посвящения, когда он говорит: «Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я» (Пс. 62:2).

2. Утром мы бодры, полны жизни и находимся в наилучшей форме. Когда наш дух бодр после ночного отдыха и сна, мы начинаем своего рода новую жизнь, и усталость предыдущего дня забыта. Бог Израиля не дремлет и не спит; тем не менее, когда Он по-особому проявляет Себя по отношению к Своему народу, о Нём говорится, что Он «как бы от сна воспрянул» (Пс. 77:65). Если мы когда-либо и способны сделать что-либо хорошо, так это утром, поэтому и стало поговоркой:  «Aurora Musis Amica» , то есть: «Если утро – это друг музы, я уверен, что оно – не меньший друг благодати». Как Тот, Кто есть Первый, должен получить первое, так и Тот, Кто Лучший, должен иметь лучшее; и потом, когда мы наиболее работоспособны, мы должны посвятить себя тому, что является самым насущным делом.

 [Примечание 4. «Aurora Musis Amica» – «Аврора (или утренняя заря) – подруга Музы» (лат.). Аналогичная русская поговорка «Утро вечера мудренее».] 

 

Поклонение Богу – это работа, которая требует применения наилучших сил души, когда они находятся в самом лучшем состоянии; и она действительно достойна того, чтобы как можно лучше их потратить, или как можно лучше их использовать. «Благослови, вся внутренность моя, святое имя Его», – говорит Давид. Но этого недостаточно. Если у нас есть какой-либо дар, которым мы можем почтить Бога, утро – самое подходящее время, чтобы сделать это. Когда наш дух бодр, и мы полны новой энергии, тогда: «Воспрянь, слава моя, воспрянь, псалтирь и гусли! Я встану рано» (Пс. 56:9). Поэтому, давайте стремиться, чтобы крепко держаться за Бога.

3. Утром мы больше всего свободны от людей и от дел, и обычно это наиболее подходящее время для уединения, если только мы не подобны тем ленивцам, которые продолжают лежать в постели, желая еще чуть-чуть поспать, еще чуть-чуть подремать, пока работа не позовет их: «Доколе ты, ленивец, будешь спать?» (Прит. 6:9-10). Это мудрость тех, у кого есть много дел в мире, у кого едва ли найдется минутка для себя в течение целого дня, а тем более для того, чтобы посвятить время Богу утром (до того, как суета закружит их), посвятить время делу своей веры, посвятить время служению, к которому их призвал Господь, и полностью окунуться в него, чтобы стать более целеустремлённым в его исполнении.

Когда мы обеспокоены тем, чтобы поклоняться Богу, тогда мы наименее подвержены апатии и внутренней подавленности, и тогда наше внимание наиболее сосредоточено. Апостол Павел говорит, что мы должны особенно заботиться о том, чтобы приходить к Господу и чтобы ничто не отвлекало нас от этого (1 Кор. 7:35). И поэтому тот один день из семи, тот первый день – «утро недели», – который предназначен для Божьего дела, определён днем отдыха от другой (физической) работы. Авраам оставил всё у подножия горы, поднимаясь на вершину, чтобы поклониться Богу. Поэтому, давайте утром общаться с Богом и посвящать себя заботам другой жизни до того, как мы погрузимся в дела этой жизни. Наш Господь Иисус дал нам пример этого: Он, из-за того, что Его день был целиком заполнен делами для Бога и заботами о душах людских, вставал рано утром, задолго до начала дня, и до того, как все собирались, уходил в уединённое место и там молился (Марк. 1:35).

4. Утром мы получаем новые милости от Бога, и мы должны позаботиться, чтобы с благодарностью воздать Ему хвалу за это. Он постоянно делает нам добро и одаряет нас Своими благами. Каждый день у нас есть причина, чтобы благословить Его, ибо каждый день Он благословляет нас, но утром особенно. Поэтому, когда Он даёт нам плоды Своего милосердия, которое обновляется каждое утро (Пл. Иер. 3:22-23), – хотя оно то же, что мы имели и день назад, но мы лишаемся его и снова нуждаемся в нём, и поэтому оно может быть названо обновлённым, – мы должны возносить выражение нашей благодарности Ему и другие благочестивые и искренние чувства, которые, подобно всесожжению на алтаре, должны быть новыми каждое утро (Лев. 6:12).

Если ночь прошла благополучно, разве у нас нет причины прийти к престолу благодати, чтобы воздать благодарность за это? Сколько милостей совпало, чтобы сделать её благополучной? Нужно видеть милости, дарованные нам, в которых другим отказано: многим негде приклонить голову (даже у нашего Господа не было такого места: «…лисицы имеют норы, и птицы небесные – гнёзда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову», Матф. 8:20), но у нас есть дом, в котором мы можем жить, тихое и мирное жилище, возможно старинный замок; у нас есть кровать, тёплая и удобная, возможно, это кровать из слоновой кости, красивая, такая, на которой чувствовали себя непринуждённо на Сионе, и нам не нужно бродить по пустыням и горам, жить в убежищах и пещерах в земле, как вынуждены были скитаться одни из самых лучших святых Божьих, которых мир не был достоин. У многих есть кровать, чтобы лечь, тем не менее, они не осмеливаются или не могут лечь в неё, будучи обеспокоены либо болезнью своих друзей, либо страхом перед своими врагами. Но мы легли, и не было никого, кто мог бы заставить нас бояться, у нас нет никаких тревог, связанных с мечом, с войной или с преследованием. Многие ложатся и не могут уснуть, но вертятся с боку на бок до самого рассвета из-за боли в теле или душевных страданий. Изнурительные ночи назначены им, и их веки не смыкаются. А мы улеглись и спали без тревог, и сон наш был сладким и освежающим, как приятный привал между нашими заботами и трудами. Это Бог дал нам этот сон, дал нам его как Своим возлюбленным. Многие ложатся и засыпают, но после никогда не встают снова, уснув сном смерти, и их тела стали их могилами. А мы уснули и проснулись отдохнувшими и посвежевшими, мы взбодрились и вновь хорошо чувствуем себя, потому что Господь защищает нас (Пс. 3:6).

У нас было приятное утро? Приятен ли нам свет – свет солнца, свет глаз, радует ли всё это наше сердце? И разве мы не должны исполнить свои обязанности перед Ним – Тем, Кто открывает наши глаза и поднимает ресницы утра над нами? Есть ли у нас одежда, чтобы одеться утром, одежда, которая согревает нас? (Иов. 37:17). А перемена одежды – не только из-за необходимости, но и для красоты? Мы получили всё это от Бога; это Его шерсть и Его лён, которые даны, чтобы покрыть нашу наготу. И поэтому утро, когда мы одеваемся, – это соответствующее время, чтобы воздать Ему благодарность за это. Тем не менее, я думаю, что мы не делаем этого постоянно, как и во время еды, когда мы садимся за стол, хотя у нас ровно столько же причин сделать это. Здоровы ли мы и в хорошем ли расположении духа? Давно ли мы пребываем в таком состоянии? Мы должны быть благодарны и за постоянные милости, как и за определённые, отдельные, особенно касающиеся многих, кто болеет или терпит боль. Остановитесь и подумайте, насколько мы заслужили это.

Вероятно, мы испытали некоторые особенные милости по отношению к себе и нашей семье в том, что Господь сохранил от пожара или воров, от опасности, которой мы боялись, и многого другого невидимого; рыдание, возможно, продолжалось всю ночь, и радость пришла наутро. И все это громко призывает нас признать великодушие Бога. Истребляющий ангел, вероятно, был далеко, и стрела, летящая в полночь и пропадающая в темноте, была пущена в окна других людей, и стороной обошла наш дом. Да будет благодарность Богу за кровь завета, покроплённую на дверные проёмы; и за служение добрых ангелов, которым мы обязаны тем, что мы были сохранены от козней злых ангелов против нас, правителей тьмы этого мира, которые, вероятно, бродят подобно хищным зверям: когда Он допускает тьму, то она в силе. Вся слава должна принадлежать Всевышнему Богу.

5. Утром у нас есть новые благословения, данные нам ради поклонения величию и славе Божьей. Мы должны обратить внимание не только на дары Божьей щедрости, которые нам приятны и полезны (этим ограничивают свою благодарность только недалёкие души), но также увидеть более общие примеры Его мудрости и силы в Царстве Провидения, которые содействуют общему благу вселенной, умножая Его честь. Псалом 18, кажется, является  утренним размышлением,  в котором нам предлагают посмотреть, как небеса проповедуют славу Божью, и о делах рук Его вещает твердь; и признать не только преимущества, которые мы получаем от их света и воздействия, но и честь, которую они оказывают Тому, Кто распростёр небеса подобно занавесу, установил их столбы и порядок, согласно которому они существуют до сегодняшнего дня, ибо они Его слуги. День дню произносит эту речь, и ночь ночи открывает знание о вечной силе великого Создателя мира и его великого Правителя. Регулярное чередование света и тьмы (согласно первоначальному установлению, утверждённому Господом, они должны царствовать по очереди), может послужить тому, чтобы утвердить нашу веру в той части Божественного откровения, которая являет нам историю творения и обетование, данное Богом Ною и его сыновьям (Быт. 1:4-5; 8:22), Его завет о дне и ночи (Иер. 33:20).

Посмотрите утром, как точно рассвет знает своё место и своё время и соблюдает их, как утренний свет охватывает концы земли, которая преобразуется как глина, мгновенно получающая оттиск печати (Иов. 38:12-14). На меня произвело впечатление выражение одного уважаемого и хорошего священника, которое я недавно услышал во время его благодарения Бога за утренние милости. «Сколько тысяч миль, – сказал он, – пропутешествовало солнце к нам, бедным, грешным, жалким людям, которые справедливо могли бы быть похоронены во тьме ночи». Взгляните вверх и посмотрите на солнце как на жениха, богато одетого и радостного, выходящего из своих комнат и радующегося как сильный человек, который готов пробежать дистанцию; понаблюдайте, насколько ярки его лучи, как сладка его улыбка, как сильно его воздействие. И если нет речи или языка, где их голос не слышен, голос этих вечных природных проповедников, провозглашающих славу Божью, – жаль, что может быть какая-либо речь или язык, в которых не слышно того голоса поклоняющихся, который вторит голосу этих проповедников, воздавая славу Тому, Кто таким образом создал утро и вечер, чтобы радоваться. Но что бы ни делали другие, пусть Он услышит наш голос, восхваляющий Его утром. Давайте с самого утра будем возносить хвалу Ему.

6. Утром у нас есть (или, по крайней мере, должны быть) свежие мысли о Боге и приятные размышления о Его имени, которые мы должны приносить Ему в молитве. Вспоминали ли мы Бога, лежа в своей кровати, следуя примеру Давида, который размышлял о Нём в ночную стражу? Когда мы просыпаемся, можем ли мы сказать, как он говорил, что мы всё ещё с Богом? Если так, у нас есть хорошая причина обратиться к престолу благодати словами наших уст, чтобы предложить Богу размышление наших сердец, – и для Него это будет жертва сладко пахнущего благоухания. Если «излилось из сердца моего слово благое», пусть язык мой будет «как трость скорописца», чтобы излить это перед Богом (Пс. 44:2).

У нас есть Слово Божье, с которым можно разговаривать, и мы должны читать отрывок из него каждое утро: через него Бог говорит к нам, и о нём мы должны размышлять день и ночь. Если мы делаем так, то это направит нас к престолу благодати и даст нам много хороших причин прийти туда. Если Бог утром по Своей благодати направляет Своё Слово к нам, чтобы оно могло достичь наших сердец, то это обязывает нас направлять наши молитвы прямо к Нему.

7. Нужно опасаться, что утром нам придётся отражать много тщетных и греховных мыслей, которые занимали наш разум ночью, и по этой причине необходимо, чтобы мы на рассвете обращались к Богу в молитве для освобождения. Молитва Господня, кажется, предназначена в основном для утра, ибо в ней есть поучение молиться о хлебе нашем насущном на этот день. И, тем не менее, потом мы должны молиться: «Отче, прости нам долги наши» (Матф. 6:12), ибо в спешке дня мы умножаем вину своими безнравственными словами и действиями, своим порочным воображением, брожением нашей неосвящённой, неуправляемой фантазии. Несомненно, «помысел глупости – грех» (Прит. 24:9). Глупые мысли – греховные мысли; зарождающиеся в ветхом человеке, они являются началом всякого греха. И сколь многие из этих тщетных мыслей живут внутри нас: кто может осознать все свои оплошности! Их больше, чем волос на нашей голове. Мы читаем о замышляющих беззаконие и на ложах своих придумывающих злодеяния, которые совершают утром на рассвете (см. Мих. 2:1). Как часто в ночное время разум обеспокоен и взволнован подозрительными тревожными мыслями, осквернён непристойными и похотливыми мыслями, опьянён гордыми честолюбивыми мыслями, окислен и заквашен злыми мстительными мыслями, или, в лучшем случае, отвлечён от религиозных и благочестивых мыслей тысячами глупостей: из сердца исходят злые помысли, которые ложатся вместе с нами и поднимаются с нами, ибо именно из этого испорченного источника, который, куда бы мы ни пошли, мы несём с собой, эти потоки естественно вытекают. «Ибо во множестве сновидений, как и во множестве слов, много суеты» (Еккл. 5:6).

И мы подвержены риску ошибаться, пока не обновим нашего покаяния, о котором мы каждую ночь, как и каждый день заботимся. Разве мы не беспокоимся о том, чтобы исповедовать Тому, Кто знает наше сердце, его отступление от Него, пожаловаться на него Ему как на протестующее и бунтующее сердце, склонное к отступничеству, чтобы обрести мир в Крови Христа и молиться, чтобы мысли нашего сердца могли быть прощены нам? Мы не можем безопасно начинать заниматься делами этого дня под бременем любого нераскаянного или непрощённого греха.

8. Утром мы отправляемся совершать работу этого дня, и поэтому мы стремимся через молитву искать Божьего присутствия и благословения. Мы приходим, и Писание ободряет нас подходить смело к престолу благодати не только для милостивого прощения того, что было неправильно, но и для того, чтобы получить благодатную помощь во всякое время нужды. И есть ли у нас другое время, как не время нужды? И поэтому должно ли утро проходить без молитвы? Мы читаем о том, какие обязанности возлагает устав каждого дня (Езд. 3:4), и в связи с этим мы должны приходить к Богу каждое утро, чтобы молиться о милостивом расположении Его Провидения по отношению к нам, и о милостивом действии Его Духа на нас.

Возможно, у нас есть семья, за которой мы должны смотреть, обеспечивать её и заботиться о её благе. Давайте будем каждое утро через молитву посвящать нашу семью Богу, вручать её действию и руководству Его благодати. Сделав это, мы поместим её под опеку и защиту Его Провидения. Святой Иов вставал рано утром, чтобы принести жертву всесожжения за своих детей; и мы должны подражать этому, вознося молитвы и прошения по числу всех их (Иов. 1:5). Таким образом, мы должны быть причиной благословения, которое пребывает на нашем доме.

Вероятно, мы совершаем дело нашего призвания. Давайте в первую очередь молить Бога о мудрости и благодати, чтобы руководить им хорошо, в страхе Божьем и оставаться верными в этом, и тогда мы сможем с верой умолять Его о преуспевании в делах, чтобы Он укрепил нас для совершения нашего дела, чтобы Он поддержал нас, когда мы устанем, чтобы направил наши замыслы о наших делах и дал нам утешение в достижении их. Если мы должны отправляться в путешествие, может быть, давайте, прежде всего, смотреть на Бога в ожидании Его присутствия с нами и не ходить туда, куда мы не можем по вере умолять Бога пойти с нами.

Очевидно, у нас есть возможности сделать добро или получить добро. Давайте сначала обратимся к Богу и попросим о том, чтобы мы стали ответственными за каждый дар в наших руках, об умении, воле и смелости совершенствовать его, чтобы он не был как дар в руках глупца. Каждый день имеет также свои искушения. Некоторые, вероятно, мы предвидим, но, может быть, гораздо больше тех, о которых мы даже не думаем и поэтому не беспокоимся о том, честны ли мы пред Богом. Давайте молиться, чтобы мы не впали в искушение, но были направляемы против каждого из них; чтобы, в какое бы общество мы ни попали, мы имели мудрость делать добро и не обижать людей, принимать добро и не быть обиженными ими.

Мы не знаем, что может принести день грядущий; мало думаем утром, какие новости мы можем услышать днём, и какие события могут свалиться на нас до наступления ночи, и поэтому должны умолять Бога о милости провести нас через испытания и трудности, которых мы не можем предвидеть, как и через те, которые мы можем предвидеть: для того, чтобы в своём предстоянии мы могли исполнить всю волю Божью. Каков будет день, такова должна быть и сила. Мы обнаружим, что этого достаточно для данного дня, для его забот, потому что насколько глупо думать о завтрашних событиях, настолько мудро думать о сегодняшних обязанностях. Пусть Божественная благодать даст нам сил для каждого доброго слова и дела и совершенно укрепит нас против всякого злого слова и дела, чтобы мы не думали ничего, не говорили ничего и не делали ничего в течение всего дня такого, о чём мы потом по какой-либо причине сожалели бы и не желали, чтобы это снова повторилось ночью.


Применение

 Первое.  Пусть всё это заставит вспомнить нас о наших упущениях, ибо упущение – это грех, и должно подпасть под суд. Как часто мы либо пренебрегаем нашим утренним поклонением, либо делаем это небрежно. Это дело либо совершенно не выполняется, либо выполняется лицемерно; жертва либо не приносится совершенно, либо она растерзанная, или хромая, или больная; либо вообще нет молитвы, либо молитва не правильно нацелена и не вознесена. Мы получили утренние милости (Бог, как Отец, полон милости и заботы о нас), и мы совершили утреннее поклонение, но позорно не исполняем своих сыновних обязанностей по отношению к Нему.

Давайте будем истинно смиренны пред Богом этим утром, сознаемся в наших грехах и проступках, в том, как часто мы лишали Бога Его чести и воровали сами у себя пользу от нашего утреннего поклонения. Бог пришёл в наши потаённые комнаты в поисках этого плода, но не нашёл ничего или почти ничего, наблюдал и слушал, но мы не говорили правды или вообще не обращались к Нему. Какой-то пустяк или что-то другое стало оправданием, чтобы один раз отложить поклонение, и с тех пор, как однажды обыкновение поклоняться было нарушено, мы становились всё более и более холодны по отношению к этому и, вероятно, постепенно оно было забыто совсем.

 Второе.  Я умоляю вас: примите слово наставления в отношении этого. Я знаю, как это повлияет на процветание вашей души, если она будет постоянна и искренна в тайном поклонении, и поэтому позвольте мне настаивать на этом со всей серьёзностью. Пусть Бог слышит вас каждое утро, пусть каждое утро ваши молитвы направляются к Нему.

1. Считайте тайное поклонение делом своей совести. Сохраняйте его не только потому, что это стало привычкой, которую вы унаследовали по традиции от ваших родителей, но потому, что это обязанность, относительно которой вы получили повеление от Господа. Соблюдайте установленное время для этого, и будьте верными в этом. Пусть те, кто до настоящего времени полностью пренебрегал уединённой молитвой или часто пропускал её, отныне станут рассматривать её как самую необходимую часть своих ежедневных дел и самую восхитительную часть своего ежедневного утешения и, соответственно, начнут делать это с постоянной заботой и с постоянным удовольствием.

Ни один человек, который находится в здравом уме, не может быть освобождён от этой обязанности: что сказано некоторым, сказано всем. Молитесь, молитесь, пребывайте в молитве и следите за этим. Богатые люди не настолько привыкли трудиться руками, как бедные; бедные не настолько привыкли давать милостыню, как богатые; но и те, и другие одинаково должны молиться. Богатые не выше необходимости совершать эту обязанность, и бедные не ниже принятия Богом в ней. Молодым не слишком рано начинать молиться, и те, кого множество лет научило мудрости, тем не менее, в итоге окажутся глупцами, если будут думать, что у них уже нет причины для молитвы.

Пусть никто не заявляет, что он не может молиться. Если бы вы умирали от голода, вы бы просили милостыню и молились о еде. И если вы видите, что вы несовершенны по причине греха, разве вы не можете просить и молиться о милости и благодати? Вы христианин? Никогда не говорите, что вы не можете молиться, ибо это так же абсурдно, как солдату сказать, что он не знает, как держать меч, или плотнику – как держать топор. Ради чего вы призваны в общение со Христом, если не ради того, чтобы через Него вы могли иметь общение с Богом? Вы не можете молиться так же хорошо, как другие; молитесь так, как вы можете, и Бог примет вас.

Пусть никто не заявляет, что у него нет утром времени для молитвы. Я осмелюсь утверждать, что вы можете найти время для других вещей, которые менее необходимы. Поэтому лучше вам забрать время у сна, чем не иметь времени для молитвы, и как можно лучше провести время, с большим удовлетворением и пользой. Во всяком деле в течение дня вы будете преуспевать, если вы начнёте его в общении с Богом.

Пусть никто не заявляет, что у него нет удобного места, чтобы уединиться для этого дела. Исаак уединялся в поле, чтобы молиться; а псалмопевец мог пребывать наедине с Богом в углу на кровле. Если вы не можете совершать это в таком тайном месте, в каком вы хотели бы, все равно совершайте это. Причина состоит в том, чтобы делать это с хвастовством, а не в том, чтобы делать это под наблюдением, когда нельзя уединиться. Я помню, когда я был молодым человеком и ехал в Лондон в театральной карете, во времена короля Иакова, там был один джентельмен из общества, который не боялся представить себя как иезуита. В дороге мы с ним много беседовали Он расхваливал традицию, существовавшую в папских странах. Там двери церквей были всегда открыты, чтобы люди могли в любое время войти и вознести свои молитвы. Я сказал ему, что это выглядит как практика фарисеев, которые молились в синагогах и не соглашались с повелением Христа: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою...» (Матф. 6:6); не «войди в церковь с открытыми дверями», но «в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись». Когда он был зажат этим аргументом, то ответил с некоторой горячностью: «Я уверен, что вы, протестанты, нигде не произносите ваших молитв. Ибо я путешествовал очень много в дорожных каретах в обществе протестантов, часто жил с ними в одной комнате в гостиницах, внимательно наблюдал за ними, и никогда не мог увидеть никого из них в молитве ни ночью, ни утром, кроме одного, и тот был пресвитерианином». Я надеюсь, что в том, что он сказал, было больше злости, чем истины; но я упоминаю это как намёк, что хотя мы и не всегда можем уединиться для нашего поклонения, как нам хотелось бы, тем не менее, мы не должны пропускать его, чтобы такой пропуск не обернулся не только грехом, но и злословием.

2. Совершайте своё дело тайного поклонения и не будьте нерадивыми в этом деле, но пылкими в духе, служа Господу. Опасайтесь, чтобы поклонение не превратилось в формальность, и вы не огрубели в своём привычном служении. Выполняйте эту обязанность серьёзно. Пребывайте внутренне с Богом при этом. Недостаточно просто произносить свои молитвы – вы должны молиться своими молитвами, должны молиться в молитве, как Илия делал это (Иак. 5:17). Давайте научимся подвизаться в молитве, как это делал Епафрас (Кол. 4:12), и мы обнаружим, что именно рука трудолюбивого в этой обязанности обогащает. Бог смотрит не на продолжительность ваших молитв, и слышит не потому, что вы много или красиво говорите. Бог требует истинности внутри, и молитва праведных благоугодна Ему. Когда вы помолитесь, вы должны чувствовать себя ободрёнными и посвященными через служение Богу, способными доверять Ему, чтобы утешение и польза ваших утренних поклонений не была как утренний туман, быстро исчезающий, но как утренний свет, который светит всё ярче и ярче.

 
 
Предыдущая страница                  Следующая страница













                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира
Copyright MyCorp © 2017 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz