Воскресенье, 24.06.2018, 23:15Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Мэтью Мид Обнаружен почти христианин 8
Ахав любил Иосафата, заключил союз с ним и выдал свою дочь Гофолию замуж за Иорама, сына Иосафата. Но и он был нечестивым и бесстыдным человеком.

   ВОЗРАЖЕНИЕ. Вы скажете, что это противоречит Писанию, ибо оно говорит о том, что любовь к святым и народу Божьему является твёрдым доказательством нашего возрождения и заинтересованности в жизни вечной: «Мы знаем, что перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев». Более того, Дух Божий называет наличие любви характерным различием между святыми и грешниками: «Дети Божий и дети дьявола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего». Братьями мы называем не тех людей, которые находятся рядом с нами, или которые живут в одной стране, принадлежат к одной нации, являются детьми одних родителей — о таких братьях написано в Римлянам 9:3 и Деяниях 7:23,25. Также мы не называем братьями только тех, кто одной расы с нами, — хотя и такие называются братьями (см. Иакова 1:2). Но под братством мы понимаем братство по благодати и сверхъестественному возрождению, — братство тех, кто являются детьми Божьими, то братство, любовь к которому и есть верным признаком того, что мы — дети Божьи.
   ОТВЕТ. На это я отвечу, что любовь к детям Божьим является доказательством того, что мы — дети Божьи. Например, когда мы любим их за то, что они — святые Божьи; когда мы любим их за образ Божий, который проявляется в них, из-за благодати и святости, которая просвечивает через них в их речи. Это истинно достойно одобрения: любить благочестивого — ради благочестия, святого — ради святости. Это верное доказательство нашего христианства. Любовь благодати в другом человеке — хорошее доказательство жизни благодати в нас. И это несомненная истина — грешник не может любить святого таким образом. Существуют противоречия и естественная вражда между двумя семенами, между детьми мира и теми, кого Отец в Своей вечной любви избрал из мира.
   Именно подобие (схожесть) с Отцом Небесным является великим основанием любви. Итак, существует большое отличие между невозрождённым грешником и дитём Божьим, Бог не может любить грешника как грешника. В Его глазах нечестивый осуждён. Господь может любить его как создание; может любить его душу, может любить его за то, что тот состоит с Ним в каких-либо отношениях. Таким образом, Бог любит осужденных духов, так как они — Его творения; но Он ненавидит их бесконечной ненавистью как падших ангелов. Поэтому, любить грешника как грешника дитя Божье не может. Так же и грешник не может любить дитя Божье как дитя Божье — это я гарантирую. Однако эта тема относится к разряду несколько других размышлений. Бог может любить человека, который свят, но Он любит человека не за его святость.
   1. Человек может любить дитя Божье за его любящее, миролюбивое, вежливое поведение со всеми, с кем он общается. Религия облагораживает речь человека, и это видит мир. Благодать Бога не дружит с мрачным, угрюмым, невоспитанным поведением. Она способствует приветливому поведению и проявлению теплоты ко всем. Там, где есть благодать, она завоёвывает уважение и любовь всех.
   2. Человек может любить святого за его внешнее величие и славу в мире. Люди очень склонны к почитанию мирского величия, и поэтому богатый святой будет любим и почитаем, а бедный святой — ненавидим и презираем. Это всё равно, как если бы человек ценил свой меч за вышивку на поясе или свою лошадь — за красоту попоны, а не за её силу и быстроту.
   Истинная любовь к детям Божьим достигает всех детей Божьих — как бедных, так и богатых, как рабов, так и свободных, как незнатных, так и благородных; ибо образ Христа одинаково привлекателен и красив во всех.
   3. Человек может любить дитя Божье за верность и трудолюбие на рабочем месте. Где религия во всей своей силе овладевает сердцем человека, она делает его ответственным во всех его обязанностях, аккуратным в делах, верным в отношениях, и это вызывает уважение. Плотский хозяин может высоко ценить благочестивого подмастерье или слугу, который считает своим долгом угодить хозяину, заботиться о его интересах.
   Я могу привести множество примеров, подобных этим, когда благотворительность, красота, остроумие, прилежание в учении, участие и так далее, обеспечивали Божьему народу любовь со стороны людей в мире. Но такая любовь не является доказательством милосердия. Это только естественная любовь, возникающая из плотского уважения или каких-либо эгоистичных целей. Та любовь, о которой Писание говорит, что она есть доказательством нашего возрождения, является духовной любовью, главным магнитом и привлекательностью, в которой присутствуют благодать и святость. Это любовь, которая принимает «праведника во имя праведника». Плотская человеческая любовь к святым — это ограниченная любовь. Это не всеобщая любовь «к семени». Итак, здесь — как и с грехом: тот, кто не осознаёт любой грех, тот вообще не осознаёт грех как грех; и соответственно, кто не любит всех, в ком есть образ Христа, тот не любит вообще никого за этот образ Христа, который в них.
   Итак, если любовь к народу Божьему возникает только на основе естественной любви или из плотского уважения; если это ограниченная любовь, не распространяющаяся на весь народ Божий, тогда, невзирая на эту любовь, человек является почти христианином.

   ЧАСТЬ XVIII. Человек может проявлять послушание заповедям Божьим — многим повелениям Божьим — и, всё же, быть только почти христианином.

   Кажется, что Валаам был очень сознательным, направляя свой курс согласно повелениям Божьего компаса. Когда Валак послал за ним, чтобы он пришёл и проклял народ Божий, Валаам сказал: «Хотя бы Валак давал мне полный свой дом серебра и золота, не могу преступить повеления Господа, Бога моего». Итак, он сказал: «Что вложит Бог в уста мои, то и буду говорить». Богатый юноша пошёл ещё дальше в послушании: «Всё это сохранил я от юности моей», и, всё же, он был лицемером, потому что, в конце концов, предал Христа.

   ВОЗРАЖЕНИЕ. Но разве не сказано: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим, и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам»? И разве наш Господь Христос не говорит нам определённо и ясно: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам»? Может ли человек быть другом Христа и одновременно только почти христианином?
   Я отвечаю: существует послушание повелениям Христа, которое является верным доказательством нашего христианства и дружбы со Христом.
   Такое послушание имеет три характеристики: (1) евангельское; (2) всеобщее; (3) непрерывное.
   Первая характеристика — это евангельское послушание, как в делах, так и в способах; как в основании, так и в конце.
   В делах, то есть, в том, что Бог требует: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам».
   В способе — значит согласно тому, как Бог требует: «Бог есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине».
   В основании — значит иметь «чистое сердце, добрую совесть и нелицемерную веру».
   В конце — значит почитать и прославлять Бога: «Что делаете, всё делайте в славу Божию».
   Вторая характеристика — это всеобщее послушание, которое одинаково распространяется на все повеления Божьи. Оно уважает различные обязанности. Это послушание Халева, который «совершенно повиновался» Господу; и Давида, который «взирал на все заповеди» Его.
   Третья характеристика — это непрерывное послушание, когда мы кладём руки на плуг Божий и не оглядываемся назад. «Я приклонил сердце мое к исполнению уставов Твоих навек, до конца». Тот, кто именно так слушается повелений Божьих, действительно является христианином. Но не всякое послушание повелениям Божьим является таким послушанием. Существует частичное послушание, когда человек повинуется только одному повелению Божьему; когда считает своим долгом исполнить только одну заповедь, а не все. Таково христианство большинства. Такое послушание не является послушанием. Тот, кто не любит Бога больше всего, не любит Его совсем, так же и тот, кто не исполняет всех повелений Господа беспрекословно, не исполняет на самом деле ни одного. О жителях Самарии сказано: «Господа они чтили, и богам своим служили по обычаю народов», и далее говорится; «Не боятся Господа». Их почитание Господа было без страха. Подобным образом, частичное послушание Богу не является послушанием.
   Человек может проявлять послушание во многом и, всё же, иметь старую природу. Если это так, тогда всё его послушание — это, всего-навсего, замаскированный грех. «Приносящий семидал — то же, что приносящий свиную кровь; воскуряющий фимиам — то же, что молящийся идолу». Чтобы правильно исполнять заповеди, прежде всего, необходимо, чтобы была обновлена природа человека, ибо «не может дерево худое приносить плоды добрые». Лицемер может быть самым активным, но только верующий будет самым верным и искренним.
   Человек может повиноваться закону и, всё же, не иметь любви к Законодателю. Плотское сердце может исполнять повеления Божьи, но не может любить Бога и поэтому не может исполнить эти повеления правильно; ибо любовь к Богу — основание и источник всякого истинного послушания. Всякое повеление Божье должно исполняться с любовью. Это и есть «исполнение закона». Апостол сказал: «И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение», — это, по-видимому, является высшей мерой послушания, — «а любви не имею, — нет мне в том никакой пользы».
   Я мог бы добавить, что человек может достигнуть многого в послушании из низменных и эгоистичных мотивов. Фарисеи молились много, приносили много пожертвований, много постились, но наш Господь Христос говорит, что это было сделано, «чтобы показаться людям и чтобы прославляли их люди». Набожность лицемеров исчезает, превращаясь в тщетную славу, и поэтому лицемер — только пустая лоза во всём том, что он делает, потому что «умножает для себя плод». Конец оправдывает действие. Да, хороший конец не может сделать плохое действие хорошим, но отсутствие хорошего конца делает хорошее действие плохим.
   Итак, если человек слушает повелений Божьих частично, наполовину; если он повинуется, имея старую природу, если слушает повелений Господних и, всё же, не любит Бога, если его «послушание» ведёт в конечном итоге ко греху, тогда человек, несмотря на всё своё послушание, является только почти христианином.

   ЧАСТЬ XIX. Человек может быть освящён и, всё же, быть только почти христианином.

   Не всякий вид освящения делает человека новым творением, ибо многие из тех, кто никогда не был возрождён, освящены. Вы читаете о тех, кто «не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет».

   ВОЗРАЖЕНИЕ. Но разве Писание не говорит, что «и Освящающий и освящаемые, все — от Единого; поэтому Он не стыдится называть их братьями»? Может ли человек быть одно со Христом и, всё же, являться только почти христианином?
   ОТВЕТ. На это я отвечу, что вы должны знать о том, что существуют два вида освящения, о которых говорится в Писании. Первый — обычный и недейственный, второй — особый и действенный.
   Та работа по освящению, которая является истинной и действенной, — это действие Духа Святого в душе, дающее ей способность умерщвлять всякий грех и проявлять послушание всем повелениям: «Чтобы поступали достойно Бога, во всем угождая Ему». Итак, кто бы ни был освящён таким образом, тот един с Ним — Тем, Кто освящает. Христос не будет стыдиться назвать их братьями, ибо они — «плоть от плоти Его и кость от кости Его».
   Но также существует и более обычная работа освящения, которая недейственна в отношении двух великих дел: смерти для греха и жизни для Бога. Этот вид освящения может помочь обуздать грех, но не умертвить его. Он может помочь отрубить некоторые сучья, но он не прилагает топор к корню дерева. Он подметает и украшает комнату обычными добродетелями, но не украшает спасающей благодатью, так что человек, несмотря на своё освящение, остаётся только почти христианином.
   Подобно, существует внутреннее и внешнее освящение. Внутреннее освящение связано с душой и её качествами, пониманием, сознанием, волей, памятью и желаниями. Внешнее освящение связано с жизнью и хождением пред Богом. Оба эти освящения должны действовать сообща, чтобы действительно сделать человека христианином. Поэтому апостол объединяет их в своей молитве за фессалоникийцев: «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа». Человек тогда освящается полностью, когда он освящён и внутренне, и внешне, как в своём сердце и желаниях, так и в жизни, хождении пред Богом. Внешнего освящения не достаточно без внутреннего, так же как и внутреннего — без внешнего. Мы должны иметь «руки неповинные и сердце чистое». Сердце и руки должны быть чистыми, чтобы не навлечь на себя стыда. Мы должны иметь сердце, «кроплением очищенное от порочной совести, и омыть тело водою чистою». Мы должны очистить «себя от всякой скверны плоти и духа». Внутренняя чистота прекрасна, но без внешней недостаточна. Истинный христианин имеет и ту, и другую.
   Итак, многие имеют чистые руки, но не чистое сердце. Они моют внешнюю сторону чашки и блюдца, в то время когда вся грязь находится внутри. Внешнее омовение без внутреннего приносит человеку не больше пользы, чем омытие рук Пилатом перед народом, когда он приговорил Христа. Он умыл свои руки от крови Христа и, всё же, приложил руки к смерти Христа. Египетские храмы снаружи были прекрасны, но внутри вы не найдёте ничего, кроме змей или крокодилов. «Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности». Иуда внешне был святым, но внутри — грешником; открыто — учеником, но тайно — дьяволом.
   Некоторые делают вид, что они святы внутри, без внешнего освящения. Вот как это открыто твердит грешник: «Хотя я иногда роняю праздные, глупые слова, или хотя я иногда клянусь, всё же, я не желаю никому зла. Я благодарю Бога, что моё сердце в самом лучшем состоянии, в каком оно вообще может быть!» Такие люди подобны тому грешнику, о котором упоминает Моисей. Этот грешник благословил себя в своём сердце, говоря: «Я буду счастлив, несмотря на то, что буду ходить по произволу сердца моего; и пропадет таким образом сытый с голодным» (Второзаконие 29:19).
   Некоторые делают вид, что святы внешне без внутреннего освящения. Такие подобны книжникам и фарисеям, которые по наружности кажутся людям «праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония»; честные исповедники, но — грязные грешники.
   Внутренняя святость без внешней невозможна, ибо она не преобразит жизни. Внешняя святость без внутренней бесполезна, ибо она не преобразит сердца. Без них человек не может быть истинным христианином. Тело без души не образует человека, так же и душа без тела; и то, и другое необходимо для его создания. Также и освящение обоих необходимо для сотворения нового человека. Истинное освящение начинается с сердца, но проявляется и в жизни, и в хождении пред Богом. Если не хватает внутренней святости, человек становится не лучше, чем почти христианин.
   Итак, я завершу это обличение почти христианина в его пути ввысь, в небо, одним общим выводом:

   ЧАСТЬ XX. Человек может исполнять все внешние обязанности и поклоняться, подобно истинному христианину, но, при этом, оставаться только почти христианином.

   Вы должны знать, что все повеления Божьи имеют
внутренние  и внешние стороны. Существуют тело и душа повелений. Соответственно, существует внутреннее и внешнее поклонение Богу.
   Итак, внутреннее поклонение Богу — это любовь к Богу, трепет перед Ним, услада в Боге, доверие Богу и так далее.
   Внешнее поклонение Богу — это молитва, преподавание (учение), слышание и так далее.
   Существует огромная разница между внешним и внутренним поклонением. В этом и заключается отличие истинного христианина от почти христианина; искреннего верующего от лживого исповедника. Да, именно в этом заключается основная разница между ними.
   1. Внутреннее поклонение Богу — это хорошо. Ценные качества естественно приписываются к совершённым поступкам. Человек не может любить Бога, бояться Его без того, чтобы это не было приписано Ему как милостивый акт, как часть Его святости. Однако внешнее поклонение является хорошим не само по себе, но тогда, когда исполняется с правильными мотивами. Человек не грешит, когда любит Бога, находит усладу в Боге, но он может грешить в молитве, слышании и так далее, из-за неправильных мотивов.
   2. Внутреннее поклонение положительно влияет на внешнее. Именно наша вера, любовь и наш страх перед Богом делают наше внешнее поклонение хорошим.
   3. Они «улучшают» сердце и увеличивают степень святости человека. Внешнее исполнение обязанностей не всегда способствует этому. Человек может молиться и, всё же, его сердце никогда не станет более святым. Он может слышать Слово Божье и, всё же, его сердце никогда не станет мягче; но чем больше человек боится Бога, тем мудрее он становится. Чем больше человек любит Бога,тем больше он освящается. Любовь — это совершенство святости; мы никогда не сможем быть совершенными в святости, пока не будем совершенны в любви.
   4. Существует такая высшая степень внутреннего поклонения, что тот, кто соединяет её с внешними обрядами, является истинным христианином, даже когда он делает самое меньшее; но без этого соединения человек — только почти христианин, даже если он делает самое большее.
   Внутренние акты поклонения, объединённые с внешними, освящают их (внешние акты) и делают приемлемыми для Бога, даже если внутренних актов совсем немного. Внешние акты поклонения без внутренних ненавистны Богу, хотя внешних никогда не бывает много. Почти христианин исполняет все внешние обязанности в лицемерии, а истинный христианин - в искренности. Более того, в исполнении внешних обязанностей лицемер может «перепрыгнуть» истинного христианина, подобно тому, как комета вспыхивает ярче, чем горит истинная звезда. Если Илия постился и скорбел, то священники Ваала кололи своё тело. Всё же, почти христианин не может исполнять тех внутренних актов поклонения, которые исполняет даже самый наименьший истинный христианин.
   Почти христианин может молиться, но он не может любить Бога. Он может преподавать или слушать, но не может находить усладу в Боге. Обратите внимание на вопрос Иова, относящийся к лицемеру: «Будет ли он утешаться Вседержителем и призывать Бога во всякое время?» Будет ли он находить удовольствие в Боге? О, нет! Не будет, он не может! Утешение в Боге возникает, когда способность соответствует объекту. Нет ничего более несопоставимого, чем Бог и плотское сердце. Утешение возникает, когда мы имеем то, чего желаем, и когда наслаждаемся тем, что имеем. Как утешаться Богом тому, кто не наслаждается Им, не имеет Его, искренне не желает Господа? Утешение в Боге — это одно из высших упражнений благодати. Поэтому, как может находить утешение в Боге тот, кто не имеет благодати?
   Почему тогда должен печалиться святой, когда он слышит, как далеко может пройти путь до небес почти христианин? Более слабый истинный верующий, который имеет, по крайней мере, самую малую долю истинной благодати, продвинется дальше, чем почти христианин, ибо он верит в Бога и любит Его.
   Если бы почти христианин делал меньше в том, что касается исполнения внешних обрядов; и всё же, если бы он имел самую маленькую толику истинной веры, самую малую часть искренности в любви ко Христу, он, конечно же, был бы спасён. И если бы истинный христианин исполнял в десять раз больше обрядов, чем он исполняет, всё же, если бы он не имел веры во Христа и любви ко Христу, он, конечно же, был бы отвергнут.
   Поэтому, пусть слабые верующие не смущаются, если лицемеры «перепрыгнут» их во внешнем поклонении; ибо все их обязанности выполняются в лицемерии, но ваша вера и любовь к Богу, проявляемая внешне, является доказательством вашей искренности!
   Я не говорю это, чтобы привести в замешательство какую-либо душу, которая исполняет обряды, или обличить внешних исполнителей, но чтобы поправить душу в их исполнении. Как сказал апостол: «Ревнуйте о дарах больших, и я покажу вам путь еще превосходнейший». Так и я говорю: ревнуйте о дарах больших. Ревнуйте, чтобы делать много, много молиться, много слушать и так далее, «и я покажу вам путь превосходнейший» — путь веры и любви. Молитесь много, но и возрастайте в вере. Слушайте много, читайте много, но и любите Бога много. Утешайтесь Словом и таинствами Божьими много, но Богом таинств утешайтесь ещё больше.
   И когда вы занимаетесь внешним поклонением, убедитесь в том, что вы выше обязанностей, что вы не успокаиваетесь в них! Вы хотите быть истинным христианином? О, тогда используйте и исполняйте таинства, но прежде всего пребудьте в вере и зависимости от Христа и Его праведности. Если вы послушны заповедям, тогда пусть ваша вера зиждется на обетовании. Формальный исповедник успокаивается на внешнем поклонении, так же поступает почти христианин; но вы должны успокаиваться только в Господе Христе. Чтобы быть истинным христианином, нужно веровать, тогда вы - семя Авраамово и наследники согласно обетованию. Таким образом, я ответил на первый вопрос: как далеко может человек пройти путь до небес и, тем не менее, оставаться только почти христианином.

     1. Он может много знать.
     2. Он может иметь много даров.
     3. Он может исповедовать религию.
     4. Он может ненавидеть грех.
     5. Он может желать благодати.
     6. Он может давать великие обещания.
     7. Он может бороться с грехом.
     8. Он может быть членом Церкви Христа.
     9. Он может иметь большие надежды попасть на небеса.
   10. Он может подвергнуться большим внешним изменениям.
   11.
Он может ревновать о религиозных вопросах.
   12. Он может много молиться.
   13. Он может страдать за Христа.
   14. Он может быть призван Богом.
   15. Он может иметь Духа Божьего.
   16. Он может иметь веру.
   17. Он может любить народ Божий.
   18. Он может проявлять послушание повелениям Божьим.
   19. Он может быть освящён.
   20. Он может исполнять все внешние обязанности, подобно истинному христианину, и, всё же, он будет только почти христианином.



Предыдущая страница     Следующая страница











                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира



Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz