Среда, 23.05.2018, 15:35Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Мэтью Мид Обнаружен почти христианин 9
                                            Вопрос 2

   Почему происходит так, что столько людей проходят так много и оказываются только почти христианами?
   Это может быть ответ на зов сознания. Хотя немногие люди имеют благодать, всё же, все люди имеют сознание. Теперь понаблюдайте, и вы увидите, как далеко может зайти сознание в своей работе.
   1. Сознание признаёт Бога, то есть, что Богу следует поклоняться и что творения должны служить Ему. На практике мы знаем много атеистов, о которых апостол говорит: «Они говорят, что знают Бога; а делами отрекаются». Но на суде атеистов не будет. Марк Туллий Цицерон, язычник, мог сказать: «Нет более странного состязания, чем не признавать божественное Сейчас», ибо в сознании существует такой свет, который позволяет обнаружить, что Бог существует и что Ему следует поклоняться с помощью дальнейшего света, света Слова. Человек может иметь способность делать многое на путях Божьих, и всё же его сердце может не иметь и крупицы благодати.
   2. Знайте, что невозрождённое сознание имеет способность улучшаться благодаря благодати. Присутствие при исполнении таинств может чрезвычайно повысить способности сознания. Оно будет усиленно контролировать грех, хотя совсем не будет обновлено. Оно может быть просвещено, убеждено и изменено. В Евреям 6:4 написано о некоторых людях, которые однажды были просвещены, вкусили дар небесный и соделались причастниками Духа Святого. Как мы назовём эту работу? Это не может быть спасительная работа, истинное изменение и обращение, ибо, несмотря на всё просвещение, на то, что они вкусили этот дар и стали причастниками, сказано, что они отпали (Евреям 6:6). Если бы это была истинная благодать, они никогда не смогли бы отпасть. Верующий может упасть, но не может отпасть. Он может отвратительно упасть, но он не может отпасть окончательно, ибо его поддерживают Вечные Руки. Его вера укрепляется молитвой Христа о том, чтобы наша вера не угасла. Он ясно говорит нам, что даёт нам жизнь вечную, благодаря которой мы никогда не погибнем.
   В таком случае эта работа, о которой говорится здесь, никак не может быть спасающей работой — она не долговременна, ибо о тех, кто попал под неё, сказано, что они отпали. Но хотя это и не спасающая благодать, всё же, это сверхъестественная работа. Это совершенствование, произведённое Словом над сознанием людей через силу Духа. Поэтому о них сказано, что они вкусили «благого глагола Божия» и стали причастниками Духа Святого. Они не имеют Духа, пребывающего в них спасительно, но Дух борется в них и работает над ними, чтобы убедить проснуться, чтобы заставить сознание заработать. И сознание, усовершенствованное таким образом, может провести человека далеко в исповедании религии и соблюдении обязанностей. Однако это будет всего лишь невозрождённое сознание.
   Обычная работа Духа может продвинуть человека далеко в исполнении религиозных обязанностей, но только особая работа Духа продвигает его к спасению. Дух может присутствовать в человеке с целью помочь ему проповедовать и молиться, и всё же человек может погибнуть из-за недостатка обновляющего присутствия Духа, дающего способность верить. Иуда имел первое, но погиб из-за отсутствия последнего. Он имел Духа, Который помогал ему изгонять бесов, но, всё же, он не имел Духа, Который бы обновил его самого. Поэтому он и был отвержен. Таким образом, человек может обладать усовершенствованным сознанием, но не иметь ничего общего с обновлённым сознанием. Сознание, улучшенное таким образом, побуждает человека исполнять многие обязанности. Я молю Бога, чтобы никто из нас не перепутал сознание, улучшенное Словом, с сознанием, обновлённым Духом. Такую ошибку совершить очень легко, особенно когда множество внешних обязанностей являются плодом этого.
   3. Сознание невозрождённого человека подвержено страданиям и бедствиям. Хотя невозрождённое сознание не освящено благодатью, всё же, грех часто беспокоит его. Беспокойство сознания — это явление, которое присуще не только верующим, но иногда и неверующим также. Сознание верующего обеспокоено, когда грех остаётся без наказания, и сознание невозрождённого человека беспокоится из-за греха, хотя оно никогда не бывает свободно от греха. Иногда Бог посылает Слово в сознание грешника и применяет к нему строгость закона. Это наполняет душу страхом и ужасом смерти и ада. В этом случае душа обычно выполняет внешние обязанности для того, чтобы отгородить сознание от беспокойства.
   Когда Авессалом поджёг поля Иоава, Иоав побежал к нему, хотя раньше отказывался. Так, когда Бог зажигает искру ада, и она падает в сознание грешника, тот начинает осознавать всю строгость закона. Это приводит грешника к исполнению обязанностей, о которых он никогда и не помышлял ранее. Беспокойство сознания часто является основанием того, что люди принимают участие в жизни религии. Результат этого — успокоение сознания. Если сознание не остановит человека, то Бог никогда не услышит его.
   Невозрождённое сознание имеет голос и многократно говорит громко в уши грешника: «Этого не следует делать. Бога не следует забывать. Повелениями Божьими не следует пренебрегать. Жизнь в грехе будет крушением для души». И вследствие этого невозрождённый человек прибегает к своим обрядам и начинает безжизненное и безблагодатное исповедание для того, чтобы заставить замолчать своё сознание. Когда человек испытывает боль в желудке, какой бы вкусненький и сладенький кусочек он ни съел, его стошнит. Хотя кушать было сладко, но лучше, чтобы стошнило. Так же происходит и с грешником, когда он болен, будучи обличаем проповедями и сознанием. Хотя грех был сладок на практике, всё же, мысль о нём вызывает горечь в сознании. И тогда его исповедание религии - это та таблетка, которую он кладёт в рот, чтобы устранить вкус горечи греха.
   4. Невозрождённое сознание, просвещённое Словом, может открыть человеку нищету его состояния. Хотя и не эффективно, но оно может вывести его из нищеты, так чтобы это тревожило, не давало покоя. Когда сознание показывает грешнику его наготу, душа бежит к исполнению внешних обязанностей, думая таким образом прикрыть себя. Сказано, что Адам и Ева «узнали, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания». Так происходит, когда однажды грешник видит свою наготу и ничтожность по причине греха, но вместо того чтобы побежать ко Христу, прижаться к Нему и молить чтобы Его праведность стала покровом, чтобы не видно было стыда его наготы, он бежит к обязанностям и преданиям, то есть прикрывает себя смоковным листом исповедания без Христа, без обновлённого сознания. Невозрождённый человек охотно будет своим собственным спасителем. Он думает, что изменение состояния само по себе обладает силой и что истинная работа благодати заключается в том, чтобы оставить грех и начать придерживаться внешних обязанностей. Поэтому, многие не имеющие благодати исповедники опережают в этом искренних верующих, ибо они успокаиваются на своих мечтах и надеждах о том, что обряды приведут их к Богу.



                                            Вопрос 3


   Если невозрождённое сознание может пройти так далеко, тогда какая разница между невозрождённым сознанием лицемеров и грешников и обновлённым сознанием верующих? Как мне узнать, является ли работа моего сознания естественной работой или работой благодати?
   ОТВЕТ. Я думаю, что трудно различить невозрождённое состояние от обновлённого, и эта трудность двоякая.
   1. Она возникает из-за того, что лицемерие есть и в самых лучших святых. Самый слабый верующий — не лицемер, но некоторое лицемерие, всё же, присутствует и в самых сильных верующих. Где больше всего благодати, там есть место для некоторого греха, и где больше всего искренности, там есть место для некоторой доли лицемерия.
   Итак, для слабого и незрелого сознания характерно опасаться и не доверять своему состоянию при виде греха. Когда такой человек видит лицемера, активно занимающегося исполнением внешних обязанностей, он начинает сетовать: «Конечно же, мои цели не такие искренние! Моё сознание не обновлено! Это только просвещённое невозрождённое сознание, а не очищенное и изменённое благодатью». (Пигмалион так живо создал образ, что сам обманулся; и, приняв картину за человека, он полюбил картину.)
   2. Трудность возникает из-за того, что существует сходство между благодатью и лицемерием; ибо лицемерие - это изображение благодати без содержания, подобие благодати без жизни благодати. Лицемер не может иметь благодати, но нечто подобное ей; и не существует таких обязанностей, выполняемых христианином, в которых лицемер не обогнал бы его. Итак, когда тот, кто не имеет истинной благодати, продвигается дальше, чем тот, кто её имеет, то тогда это может заставить верующего задуматься над тем, обладает ли он истинной благодатью или нет; является ли работа его сознания естественной работой или благодатью, действующей в нём.

           Черты невозрождённого сознания

   Вы можете ответить на этот вопрос на основании семи особенностей.
   1. Если невозрождённое сознание ставит человека на путь исполнения христианских обрядов, обязанностей, он обычно ограничивает себя в работе Божьей. Его обязанности ограничены; его послушание — это ограниченное послушание. Если он исполняет одну обязанность, то отвергает другую. Он выбирает между повелениями Божьими: слушается одних и пренебрегает другими. «Вот такого количества достаточно, почему я должен делать больше? Если я буду делать это и это, я, в конце концов, попаду на небеса».
   Но в том случае, когда сознание обновлено благодатью, всё происходит по-другому. Хотя могут существовать некоторые слабости при исполнении обязанностей, всё же, душа никогда не ограничивает себя в работе для Бога. Может, она не любит Бога слишком сильно, но всегда будет стремиться любить Его больше; может, она не ищет Его слишком усердно, но всегда будет стараться больше искать Его; может, она не служит Богу слишком хорошо, но всегда будет заставлять себя служить Ему ещё лучше. Обновлённое сознание — это источник послушания, ибо оно видит бесконечное совершенство, добродетель и святость в Боге. Оно будет охотно работать над собой, чтобы достичь определённой пропорциональности с объектом. «Бога бесконечного совершенства и добродетели должно любить бесконечно. Святому Богу следует служить от святого сердца», — говорит сознание.
   Итак, если я устанавливаю границы моей любви к Богу или моего служения Богу; если я ограничиваю себя в моём послушании святому Богу, люблю одно повеление и пренебрегаю другим, слушаюсь одного и не выполняю другого, тогда всё, что я делаю, является результатом работы невозрождённого сознания. Но если я люблю Бога всем своим сердцем и всею душою,
служу Ему всем, чем могу, всею силою, если «почитаю все Божьи наставления и уважаю все Его повеления», тогда моя любовь и служение — результат обновлённого сознания.
   2. Если невозрождённое сознание останавливает и обвиняет человека в грехе, тогда он стремится заставить замолчать его. Большинство обязанностей невозрождённые люди исполняют для того, чтобы утихомирить, заставить замолчать своё сознание. Но верующий скорее позволит своему сознанию вопить, чем закроет ему рот. Он позволит ему вопить до тех пор, пока не сможет правильно всё сделать, пока не исправит всё для удовлетворения своего сознания на основе Крови Иисуса Христа живыми действиями постигнутой и применённой веры. Невозрождённый человек стремится скорее успокоить голос сознания, чем устранить вину. Верующий стремится устранить вину, применив Кровь Христа, и тогда сознание само успокаивается. Неразумный человек, когда пылинка попадает ему в глаз и заставляет плакать, стирает слезу, прилагая усилия, чтобы просто вытереть глаз, но никогда не пытается вынуть пылинку. Разумный же человек не столько думает о том, чтобы вытереть глаз, сколько о том, чтобы исследовать его — что-то попало в него, что заставляет его слезиться, и поэтому причина должна быть удалена. Итак, если в том случае, когда сознание обвиняет меня в грехе, я принимаюсь за исполнение обязанностей, хватаюсь за форму благочестия, чтобы закрыть рот сознанию; и если, вследствие этого, сознание успокаивается и затихает, тогда это только невозрождённое сознание. Но в том случае, когда сознание нас останавливает и не удовлетворяется ничем иным кроме Крови Христа, — поэтому я и использую обязанности, чтобы прийти ко Христу, — и если я умоляю, чтобы капли Его Крови попали на моё сознание, чтобы они не столько заставили замолчать сознание, сколько сняли вину с него, тогда это обновлённое сознание.
   3. Нет такого невозрождённого человека, который бы прошёл очень далеко, сделал бы многое для религии, и не оставил бы себе свою Далиду, свою возлюбленную похоть. Иуда прошёл далеко, но он пронёс свою жадность с собой. Ирод также прошёл далеко; он сделал очень много, ибо служение Иоанна принуждало его к этому, но всё же было одно, что он не сделал. Он не отказался от жены брата. Иродиада всё ещё оставалась в его душе. Более того, обычно невозрождённый человек выполняет внешние обязанности для того, чтобы спрятать какой-то грех. Его исповедание используется только для прикрытия греха. Но сознание возрождённого человека ненавидит всякий грех, как это было у Давида. «Ненавижу всякий путь лжи». Он говорит о беззаконии в своём сердце. Давид использует обязанности не для того, чтобы прикрыть свой грех, но для того, чтобы способствовать работе благодати, чтобы покончить с грехом. Итак, если я исповедую религию, упоминаю имя Господа и «хвалюсь законом, а нарушением закона бесчещу Бога», если люблю какой-либо грех и использую исповедание для его прикрытия, тогда я — лицемер, и мои обязанности — это плод невозрождённого сознания. Но если я призываю имя Господа Иисуса и отделяюсь от беззакония; если я использую обязанности не для того, чтобы прикрыть грех, но чтобы открыть и умертвить его, тогда я честен пред Богом, и мои обязанности вытекают из обновлённого сознания.
   4. Невозрождённый человек гордится выполняемыми обязанностями. Если он выполняет много обязанностей, тогда он начинает превозноситься. Так поступали фарисеи: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди». А почему? В чём это различие? «Пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего...»
   Но теперь давайте посмотрим на милостивое сердце, обновлённое сознание: когда обязанности такого человека высоки, его сердце находится в смирении. Так было с апостолом Павлом. Он много служил, «во время и не во время» проповедуя Господа Иисуса со всей смелостью и честностью; и, всё же, он был смирён сердцем: я «недостоин называться апостолом. Мне, наименьшему из всех святых, дана благодать сия — благовествовать язычникам неисследимое богатство Христово». И снова: «...грешников, из которых я первый». Таким образом, верующий, когда он выполняет много обязанностей и занимает высокое положение, должен умаляться, то есть возрастать в смирении. Обязанности наполняют гордостью лицемера, но верующий смирён. Почему? Потому что лицемер не видит Бога. Он видит только свои дары и участие, и это возвышает его. Но верующий устремляет свой взор на Бога, наслаждается общением с Богом, и это смиряет его. Общение с Богом животворит, но оно также и уничижает, смиряет творение. Господь говорил «к Софонии, сыну Хусия, сыну Годолии, сыну Амории» (Софонии 1:1). Аморий означает «Слово Божье». Годолия означает «величие Божье», и Хусий истолковывается как «смирённость» или «мой Ефиоплянин». Другими словами, он сказал: «От Слова Божьего приходит видение величия Бога; от видения величия Бога приходит смирение».
   Итак, если я горжусь своими обязанностями и превозношусь при их исполнении, тогда я не вижу перед собой Бога. Но если я делаю многое со смирением, если при возвышении духа сердце моё наиболее смиренно, если, выполняя все обязанности, я могу сохранить чувство того, что я недостоин этого, тогда это значит, что я вижу Бога и имею общение с Ним, тогда исполнение обязанностей исходит из обновлённого сознания.
   5. Смотрите, кому сердце тайно воздаёт славу, исполняя обязанности. Это является принципом при исполнении обязанностей. В книге пророка Аввакума 1:16 мы читаем о тех, кто «приносит жертвы сети своей и кадит неводу своему». Там, где слава воздаётся человеческому «я», принципом действия является своё «я». Все реки впадают в моря; это доказательство того, что они вытекают из морей. Так, когда все исполняемые человеком обязанности ограничиваются этим «я», тогда «я» становится принципом всего. Невозрождённый человек придерживается обрядов для своей собственной славы. Он никогда не проходил через основательную работу благодати, и никогда его «я» не было истинно «изгнано» из него. Он никогда не отвергал себя, и поэтому он не может подняться выше себя во всём, что он делает. Он никогда не был нищ духом и поэтому не жил кем-то другим, чтобы выполнять все свои обязанности для Иисуса Христа. Но верующий отдаёт славу всего своего служения Богу. В чём бы ни заключались его обязанности, Бог получит всю славу; такой человек, по милости, отложил собственное «я» и поэтому не видит совершенства в себе, или что он достоин чего-либо сам но себе.
   «Но я более всех их потрудился», — сказал апостол. А кому он воздаёт славу за это? Себе? Нет! «Не я впрочем, а благодать Божия, которая со мною». Когда же благодать Христа становится принципом в сердце при исполнении обязанности, тогда душа выполняет всё с «не я впрочем» на устах: «Есть то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, ...не я впрочем». «Я» отвергается, а Христос выдвигается на первое место. Когда есть благодать, сердце оживает. Двадцать четыре старца полагают свои венцы к ногам Христа.
   Существует две очень трудные вещи. Первая — взять стыд греха на себя, вторая — отдать славу нашего служения Христу. Итак, если я приношу жертву в свою собственную сеть, если моя цель — моя собственная выгода, и я отдаю славу всего того, что делаю, своему «я», тогда я «сею в плоть» и никогда не изгонял собственное «эго». Я поступаю так, руководствуясь только невозрождённым сознанием. Но если я отдаю славу всего моего служения только Богу, если превозношу благодать и могу истинно сказать во всём, что делаю: «Не я впрочем», — тогда я истинно изгнал своё «эго» и руководствуюсь обновлённым сознанием.
   6. Хотя невозрождённое сознание может побудить человека нести много служений, всё же, оно никогда не побуждает его достигать святости. Поэтому такой человек, несмотря на всю свою деятельность, имеет неосвящённое сердце. Как долго Иуда исповедовал религию, однако он не имел ни крупицы благодати! Неразумные девы, как вы знаете, «не взяли с собою масла», то есть, они больше обращали внимание на исповедание, чем на освящение. Но когда обновлённое сознание приводит человека к исполнению обязанностей, он достигает успеха в этом, а также возрастает в святости. Как благодать помогает в исполнении обязанностей, так исполнение обязанностей способствует возрастанию благодати. Исполняя обязанности, верующий освящается и больше ориентируется на небесные ценности.
   Итак, если я занят исполнением обязанностей и, всё же, не знаком с жизнью святости; если я ревностно исповедую религию и, всё же, не испытываю истинной работы по освящению; если, подобно детям, больным рахитом, имею большую голову, но слаб в ногах, тогда я, имея дары, не имею благодати. И хотя я несу много служений, всё же, у меня невозрождённое сознание. Но если святость в моей жизни пропорциональна моему исповеданию; если я не только слушатель Слова, но и его исполнитель; если благодать возрастает с исполнением обязанностей, тогда я принимаю участие в делах Божьих, основываясь на обновлённом сознании.




Предыдущая страница     Следующая страница











                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира


Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz