Четверг, 12.12.2019, 17:08Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Рик Джойнер "Последний поиск" 2
Пленники

Позади первых дивизионов плелось огромное количество других христиан, которые были пленниками этой армии. Все они были изранены и ведомы маленькими бесами Страха. Казалось, что пленников больше, чем демонов в этой армии. К моему удивлению, эти узники держали в руках мечи и щиты, но не пользовались ими. Меня шокировало то, что такое огромное количество пленников охранялось небольшой горсткой бесов Страха. Если бы христиане просто воспользовались своим оружием, они бы с легкостью могли освободить себя и, возможно, нанесли бы большой урон всей вражеской армии. Вместо этого они послушно маршировали дальше.

Небо над пленниками было черным от туч стервятников, имя которым было Депрессия. Они садились на плечи пленных христиан и изрыгали па них рвотные массы, название которым — Осуждение. Когда рвотные массы попадали на пленника, он вставал и некоторое время шагал немного увереннее, но затем резко падал, становясь слабее, чем раньше. И вновь я недоумевал, почему пленники не убивают стервятников своими мечами, что можно было сделать с легкостью.

Время от времени ослабевший пленник спотыкался и падал. И как только он касался земли, остальные пленники с презрительными насмешками начинали добивать его своими мечами. Затем прилетали стервятники и начинали пожирать падшего даже до того, как тот умирал. Остальные же пленники-христиане стояли рядом и с одобрением наблюдали за происходящим, а иногда и сами добавляли падшему несколько ударов своими мечами.

Наблюдая за этой сценой, я осознал, что пленные христиане думали, что рвотная масса осуждения была истиной от Бога, Затем я понял, что эти пленники на самом деле были уверены, что маршируют в армии Бога! Вот почему они не убивали ни мелких бесов Страха, ни стервятников, ведь они думали, что это посланники от Бога! Тьма от туч стервятников не давала пленным что-либо видеть, и они наивно принимали все, что с ними происходило, как исходящее от Господа. Они полагали, что преткнувшиеся оказались под Божьим судом. Вот почему они сами атаковали их именно так: они думали, что помогают Богу!

Единственной пищей пленных христиан была рвотная масса стервятников. Те, кто отказывались есть ее, ослабевали до такой степени, что в конце концов падали. Те же, кто ели ее, на некоторое время становились сильнее, но это была сила зла. В конце концов и они ослабевали и начинали пить воды горечи, которые им постоянно предлагались. Напившись горькой воды, они начинали изрыгать то же и на других. Когда кто-то из пленных делал так, тогда бесу, ожидавшему такой возможности, разрешалось оседлать его, и уже бес направлял этого человека в один из авангардных дивизионов.

Еще более отвратительной, чем рвотная масса стервятников, была липкая грязь, которую бесы испражняли на тех христиан, на которых они ехали верхом. Этой грязью была гордость, личные амбиции и т.п., что было сущностью того дивизиона, в котором они находились. И все же от этой липкой грязи христиане чувствовали себя гораздо лучше, чем от осуждения, поэтому они с легкостью верили в то, что бесы были Божьими посланниками, а эта липкая грязь — помазанием Духа Святого.

Эта армия зла вызвала во мне такое отвращение и негодование, что я захотел лучше умереть, чем жить в таком мире. И тут я услышал голос Господа: "Это авангард вражеской армии последних дней. В этом состоит суть всего обмана сатаны. Его основная разрушительная сила высвобождается тогда, когда христиане начинают атаковать друг друга. Во все времена он использовал эту армию, но никогда ему не удавалось пленить такое количество христиан и использовать их в своих целях. Не бойся. У Меня тоже есть армия. Сейчас ты должен встать и бороться, потому что нет такого места, где можно было бы укрыться от этой войны. Ты должен бороться за Мое Царство, за истину и за тех, кто обманут ".

Это слово от Господа настолько ободрило меня, что я сразу же стал кричать пленным христианам, что они обмануты, полагая, что те послушают меня. Когда я сделал это, казалось, вея армия повернулась, чтобы посмотреть на меня. Страх и депрессия, которые ехали верхом, стали подступать и ко мне. Но я продолжал кричать, так как думал, что христиане пробудятся и осознают то, что происходило с ними, но вместо этого многие из них потянулись за стрелами, чтобы начать стрелять в меня. Другие же стояли в нерешительности, не зная, как со мной поступить. Тогда я понял, что сделал это раньше времени и это была очень досадная ошибка.

Битва начинается

Затем я обернулся и увидел армию Господа, стоящую позади меня. Она состояла из тысяч солдат, но все равно нас было значительно меньше. Меня это шокировало, и я пришел в уныние от того, что на самом деле гораздо больше христиан вступило в армию зла, чем в армию Господа. Я знал также, что битва, которая должна была вот-вот начаться, будет выглядеть как. Великая Христианская Гражданская Война, потому что лишь малая часть христиан распознает те силы, которые будут стоять за этим надвигающимся столкновением.

Когда я тщательнее всмотрелся в армию Господа, ситуация показалась мне еще более удручающей. Только небольшое количество христиан было полностью облачено во всеоружие, тогда как остальные были защищены доспехами лишь частично, а некоторые и вовсе были безоружны. Многие уже были ранены. Большинство из тех, которые были полностью вооружены, имели слишком маленькие щиты, которые не смогли бы защитить их от предстоящей яростной атаки врага. К моему великому изумлению подавляющее большинство солдат Божьей армии составляли женщины и дети. Очень немногие из имевших всеоружие были хорошо обучены использовать свое оружие.

Позади этой армии тянулась толпа, подобная пленникам, следовавшим за армией зла, но совершенно отличная по характеру. Эти люди выглядели чрезмерно счастливыми, как будто опьяненными. Они играли в игры, пели песни, пировали и не спеша прогуливались от одного небольшого лагеря к другому. Это напомнило мне атмосферу Вудстока.

Я побежал к армии Господней, чтобы укрыться от нападения, которое, как я знал, обрушится на меня со стороны полчищ зла. По всему было видно, что нам предстояла в основном односторонняя бойня. Больше всего меня волновала та толпа, которая тянулась позади армии. Поэтому я попытался возвысить свой голос над всеобщим шумом, чтобы предостеречь их в том, что это не было время для развлечений, что битва вот-вот должна начаться, но только некоторые смогли услышать мой голос. Они показали мне, что все о'кей, и сказали, что не верят в войну и что Господь не позволит, чтобы с ними что-то случилось. Я пытался объяснить им, что Господь дал нам оружие для какой-то цели, но они парировали тем, что уже вошли в место покоя и радости, где ничего с ними не могло произойти. Я начал серьезно просить Господа, чтобы Он увеличил веру (щиты) у имеющих оружие и помог нам защитить тех, кто не были готовы к сражению.

Тут ко мне подошел посланник с небес, протянул трубу и сказал, чтобы я быстро начал трубить в нее. Я так и сделал, и те, кто были вооружены хотя бы частично, немедленно откликнулись и стали по стойке "смирно". Им принесли недостающее вооружение, в которое они быстро облачились. Я обратил внимание на то, что те, кто имели раны, не покрыли их своим облачением, но еще до того, как я смог что-либо сказать об этом, на нас дождем обрушились вражеские стрелы. Все те, кто не были полностью облачены в доспехи, получили ранения. Те, кто не покрыли свои раны, были поражены снова в те же самые места.

Те, в кого попали стрелы клеветы, тотчас же стали клеветать на тех, кто не был ранен. Те, кого поразили сплетни, стали сплетничать, и вскоре в нашем стане стало образовываться большое разделение. Я почувствовал, что мы стояли на грани самоуничтожения, как и некоторые языческие армии, о которых Писание говорит, что они поднялись и перебили друг друга. Меня объяло страшное чувство беспомощности. И тогда стали слетаться стервятники, чтобы подобрать раненых и переправить их в лагерь пленников. Раненые все еще имели при себе мечи и могли с легкостью отбить хищных птиц, но они этого не делали. Они добровольно согласились, чтобы их унесли стервятники, потому что очень злились на оставшихся.

Я сразу же подумал о лагере позади армии и бросился туда, чтобы посмотреть, что произошло с теми людьми. Это казалось невероятным, но там дела обстояли еще хуже. Тысячи раненых лежали на земле и стонали. Небо над ними было черно от стервятников, которые уносили раненых в плен. Многие из тех, которые не были ранены, просто сидели в оцепенении неверия, и их также с легкостью уносили стервятники. Несколько человек попыталось дать отпор этим хищным птицам, но у них не было соответствующего оружия, поэтому стервятники даже не обращали на них внимания. Раненые были настолько озлоблены, что угрожали и прогоняли тех, кто пытался им помочь, но вместе с тем были абсолютно послушны стервятникам.

Многие из тех, которые не были ранены, просто-напросто убегали изо всех сил с поля боя. Первое столкновение с врагом было настолько ошеломляющим, что у меня появилось искушение присоединиться к удирающим. Затем, на удивление очень быстро, некоторые из тех, кто убежали, вновь появились на поле боя уже в полном облачении, держа в руках большие щиты. Насколько я помню, это было первым событием, которое хоть как-то ободрило меня.

Эти возвратившиеся воины более не были праздно веселыми, вместо этого они наполнились чрезвычайной решимостью. Я знал, что некогда они были обмануты, но обмануть их вновь будет не так-то легко. Эти воины становились на место тех, кто упали, и даже начали формировать новые шеренги для защиты тыла и флангов. Это послужило большим ободрением для остальных, и все решили стоять и драться до самой смерти. В тот же момент позади армии появились три огромных ангела, имена которых были Вера, Надежда и Любовь. Когда мы посмотрели на них, щит каждого из нас начал расти. Было удивительно, как быстро отчаяние сменилось верой. Это была прочная вера, закаленная опытом.

Дорога

Теперь у каждого из нас были мечи под названием Слово Божие, а также стрелы с названиями различных Библейских истин. Мы хотели начать стрелять, но не знали, как это сделать, чтобы не задеть тех христиан, на которых восседали бесы. Тогда мы подумали, что, если мы попадем в этих христиан Истиной, то они пробудятся и сбросят с себя угнетателей. Итак я выпустил несколько стрел, то же самое сделали и другие. Почти все эти стрелы попали в христиан. Однако когда стрела Истины вонзалась в них, они не пробуждались и не падали ранеными, но становились разъяренными, а бесы, восседавшие на них, вырастали в размерах.

Это всех шокировало, и мы стали побаиваться, что эту битву вообще невозможно выиграть. Но с Верой, Надеждой и Любовью мы были уверены в том, что, по крайней мере, сможем отстоять свою собственную позицию. Еще один ангел по имени Мудрость появился возле нас и направил нас к горе, с которой мы должны были вести сражение.

Эта гора на разных уровнях имела приставные лестницы, которые вели к самой вершине, насколько мог видеть глаз. На каждом новом уровне лестницы становились уже н на них было труднее стоять. Каждый уровень имел название определенной Библейской истины. У самого основания горы уровни носили названия основополагающих истин, таких как "Спасение", "Освящение", "Молитва", "Вера" и т.д. Более высокие уровни имели названия более сложных Библейских истин. Чем выше мы взбирались, тем больше становились наши мечи и щиты, и тем меньше вражеских стрел могло нас достать.

Трагическая ошибка

Некоторые из тех, кто стояли на более низких уровнях, начали подбирать вражеские стрелы и стрелять ими в ответ. Это было трагической ошибкой. Бесы с легкостью уворачивались от стрел, и те попадали прямо в христиан. Когда христианина поражала одна из стрел Обвинения или Клеветы, тогда к нему подлетал бес Огорчения или Гнева и садился на эту стрелу, - испражняя свой яд на раненого человека. Если к уже имеющимся бесам Гордости и Самоправедности добавлялось еще два|-три других беса, то человек, на котором они сидели, менял свой облик по образу самих бесов.

Мы могли видеть, как это происходит, так как находились на более высоком уровне. Те же, кто находились на более низких уровнях и использовали стрелы врага, видеть этого не могли. Половина из нас решила продолжать взбираться вверх, тогда как другая половина возвратилась назад на более низкие уровни, чтобы рассказать находившимся внизу о том, что происходило в стане врага. Все договорились продолжать продвижение вверх, не останавливаясь, за исключением нескольких человек, которые обосновались на каждом из уровней для того, чтобы помогать другим солдатам карабкаться вверх.

Безопасность

Когда мы достигли уровня под названием "Единство между братьями", уже ни одна из вражеских стрел не могла нас достать. Многие из нашего лагеря решили, что уже нет необходимости взбираться выше. Я понимал их, так как на каждом новом уровне было меньше места и из-за этого стоять было сложнее и опаснее. Тем не менее с каждым новым уровнем я ощущал себя более сильным и более искусным во владении оружием, поэтому я продолжал взбираться на гору.

Вскоре мое умение обращаться с оружием настолько улучшилось, что я мог стрелять и поражать бесов без ущерба для христиан. Я чувствовал также, что, если буду продолжать продвижение вверх, то смогу стрелять так далеко, что мои стрелы будут поражать вождей адских полчищ, которые стояли позади своей армии. Я очень сожалел о том, что многие остановились на более низких уровнях, где они могли оставаться в безопасности, но вместе с тем не могли поражать врага. Сила же и крепость характера росли в тех, кто продолжали взбираться на гору, что делало их большими победителями. Я знал, что каждый из них сразит много врагов.

На каждом уровне были разбросаны стрелы Истины, оставшиеся от тех христиан, которые упали со своей позиции (с каждого уровня падало много христиан). Стрелы носили название той Истины, которая определяла данный уровень. Некоторые из нас не имели большого желания подбирать эти стрелы, но я знал, что они нам необходимы для борьбы с огромными полчищами врага, который остался внизу. Я подобрал одну стрелу, выстрелил и с такой легкостью поразил беса, что другие также стали подбирать стрелы и пускать их во врага. Мы стали истреблять один вражеский дивизион за другим. Из-за этого вся армия врага устремилась на нас. Временами казалось, что, чем больше мы добиваемся успеха, тем большее противостояние встречаем. Хотя наша борьба выглядела бесконечной, мы были радостными и оживленными.

Так как на более высоких уровнях враг не мог достать нас своими стрелами, стаи стервятников летали над нами и изрыгали на нас рвотные массы или приносили на себе бесов, которые испражнялись на лестницы, отчего те становились очень скользкими.

 

Слово - наш якорь

Наши мечи росли с каждым новым уровнем, но я чуть не оставил свой меч, так как казалось, что на более высоких уровнях он мне уже не понадобится. Я почти случайно решил все-таки сохранить его при себе, полагая, что он, должно быть, был дан мне с определенной целью. И так как лестница, на которой я стоял, была очень узкой и стала к тому же очень скользкой, я привязал к себе меч длинной веревкой и положил его на землю, а тем временем продолжал стрелять во врага. Тогда я услышал голос Господа: "Ты воспользовался мудростью, которая поможет тебе взбираться вверх. Многие упали потому, что не использовали свой меч в качестве якоря". Казалось, что больше никто не слышал этот голос, но многие видели, что я сделал, и поступили так же.

Я недоумевал, почему Господь не сказал мне этого раньше, еще до того, как я сам принял это решение. И тогда во мне возникло такое чувство, что Он уже говорил мне об этом каким-то образом. Задумавшись над этим, я понял, что вся моя жизнь была подготовкой к этому часу. Я знал, что был подготовлен до той степени, до которой слушал Господа и повиновался Ему в своей жизни. Я знал также, что во время этой битвы по каким-то причинам к той мудрости и пониманию, которые уже были у меня, невозможно было что-либо прибавить, а также что-либо отнять. В моем сердце поднялась волна искренней благодарности за каждое испытание, которое я пережил в своей жизни, и мне стало очень жаль, что в свое время я не оценил этого по достоинству.

Вскоре мы поражали демонов с почти абсолютной точностью. Ярость во вражеском стане клокотала как огненная сера. Я знал, что христиане, плененные сатанинской армией, ощущали на себе всю силу этой ярости. Некоторые были настолько захвачены этой яростью, что стали стрелять друг в друга. Итак, больше всех пострадали обманутые христиане, оказавшиеся в стане врага. Я знал, что в глазах этого мира это было непостижимым расплавлением самого христианства.

Те, кто не использовали свои мечи в качестве якорей, могли сбить много стервятников, но и сами были сбиты с тех лестниц, на которых стояли. Некоторые упали на более низкие уровни, а некоторые скатились к самому подножию горы. Их сразу же подхватили хищные птицы и унесли в стан врага. Я же каждую свободную минуту использовал с тем, чтобы как можно лучше привязать себя к своему мечу. Каждый раз, когда я делал это, Мудрость стояла рядом со мной, поэтому я знал, что это очень важно.

Новое оружие

Стрелы Истины редко пронзали стервятников насквозь, но они заставляли хищников повернуть назад. Каждый раз, когда удавалось отбросить стервятников, некоторые из нас забирались на следующий уровень. Когда мы достигли уровня под названием "Галатам 2, 20", мы оказались так высоко, что стервятники уже не могли нас достать. На этом уровне небо над нашими головами чуть не ослепило нас своей яркостью и красотой. Я чувствовал в себе мир, как никогда ранее.

До этого мой боевой дух был движим как ненавистью и отвращением к врагу, так и любовью и состраданием к пленникам. Но на этом уровне я смог вплотную приблизиться к Вере, Надежде и Любви, за которыми до этого я лишь следовал на расстоянии. Здесь же я был полностью поглощен их славой. Когда я приблизился к ним, они повернулись ко мне и начали поправлять и начищать до блеска мое оружие. Вскоре оно полностью преобразилось и стало излучать ту же славу, какая была в этих ангелах. Когда они дотронулись до моего меча, из него, стал бить яркий луч света, подобный сверкающей молнии. Тогда Любовь сказала: "Те, кто достигают этого уровня, получают силу грядущего века, — затем, повернувшись ко мне, она сказала с такой серьезностью, что это подействовало на меня отрезвляюще, — но я должна научить тебя, как ею пользоваться".

Уровень "Галатам 2, 20" был настолько широк, что уже не было риска упасть с него. На нем находилось бессчетное количество стрел, на которых было написано "Надежда". Мы выпустили несколько стрел в стервятников, и они с легкостью их поразили. Около половины достигших этого уровня продолжили стрельбу, тогда как другие стали сносить эти стрелы находившимся внизу. !

Стервятники продолжали наступать волнами .на те уровни, которые были ниже нашего, но с каждой новой волной их становилось все меньше и меньше. С уровня "Галатам 2, 20" мы могли поражать любого врага из сатанинской армии за исключением предводителей, которые все еще находились вне пределов досягаемости. Мы решили не использовать стрелы Истины до тех пор, пока не уничтожим всех стервятников, так как образованная ими туча депрессии делала эти стрелы менее эффективными. Мы потратили очень много времени на борьбу со стервятниками, тем не менее ни разу не устали. В конце концов небо над горой было почти полностью очищено от стервятников.

С каждым новым уровнем вместе с нашим оружием росли и Вера, Надежда и Любовь, которые стали настолько большими,. что их могли видеть даже люди, находящиеся далеко внизу за полем сражения. Их слава сияла так ярко, что проникала и в лагерь пленников, которые все еще находились под плотной массой стервятников. Меня очень вдохновило то, что они теперь были видны именно таким образом. Возможно, сейчас те христиане, которых использовал враг, и те пленники, которые находились в узах сатанинской армии, поймут, что они не являлись врагами друг для друга, но на самом деле были использованы врагом.

Но так не произошло, по крайней мере в тот момент. Христиане, находившиеся в лагере врага, увидели свет Веры, Надежды и Любви и стали называть их "ангелами света", посланными для того, чтобы обмануть слабых и ничего не знающих. Я понял, что та ложь, в которой пребывали эти люди, была гораздо большей, чем я себе представлял.

Те же, кто не были частью одной из этих армий, а именно: нехристиане, увидели славу и стали подходить ближе к горе, чтобы рассмотреть ее получше. Эти люди также стали осознавать, что вокруг них бушует битва. Это послужило всем нам большим ободрением.

Радостное возбуждение продолжало расти во всех нас. Я чувствовал, что участие в этой армии и в этой битве должно было быть одним из самых захватывающих переживаний всех времен. Уничтожив большую часть хищных птиц, атаковавших нашy гору, мы начали стрелять в тех стервятников, которые покрывали пленников. Когда темная туча начала рассеиваться и учи солнца стали пробиваться к пленникам, они пробуждались, как будто все это время находились в глубоком сне. У них сразу же возникало отвращение к тому состоянию, в каком они находились, и особенно к тем рвотным массам, которые все еще покрывали их, и они начинали очищаться. Когда они увидели Веру, Надежду и Любовь, то заметили и гору, на которой мы находились, и побежали к ней.

Адские полчища дождем обрушили на них стрелы Обвинения и Клеветы, но бывшие пленники не останавливались. К тому времени как они добрались до горы, в тела многих из них воткнулось до десятка стрел, но они, казалось, этого и не заметили. Как только они стали взбираться на гору, их раны начали исцеляться. После того как рассеялась туча депрессии, бороться стало гораздо проще.



Предыдущая страница   Следующая страница











                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира




Copyright MyCorp © 2019 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz