Вторник, 18.12.2018, 21:47Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Рик Джойнер "Призыв" 10
СВОБОДА


Пока я стоял рядом с Мудростью, наблюдая прохождение Стефана через заграждение, он спросил: "Из чего сделана стена?"

"Из страха".

Я увидел, что Стефан остановился и посмотрел на стену. Она была огромна. Многие никогда не преодолевали даже заграждения, и я знал, что это было важное испытание для него.

Не оглядываясь назад, он снова позвал: "Ты поможешь мне взобраться на неё?"

"Я не могу помогать тебе, — отвечал я. — Если я попытаюсь помочь, то это займёт в два раза больше времени и будет тяжелее. Чтобы победить свои страхи, ты должен встретиться с ними один".

"Чем больше я смотрю, тем хуже это выглядит", — услышал я, как Стефан сказал сам себе.

"Стефан, ты сделал свою первую ошибку".

"Да что же я такого сделал?" — взмолился он подавленно , уже полный страха.

"Ты остановился".

"Что я должен делать теперь? Я чувствую, что мои ноги слишком тяжелы, чтобы передвигаться".

"Посмотри на проход, который ты проделал в заграждении , — сказал я. — Теперь посмотри наверх этой стены и начни сначала. Когда ты доберёшься до стены, продолжай идти. Не останавливайся на отдых. Здесь не отдохнёшь, зависнув с этой стороны стены, так что просто продолжай взбираться, пока не достигнешь верха".

К моему великому облегчению, он снова начал продвигаться дальше. Он шёл намного медленнее, но шёл. Когда он добрался до стены, то начал подниматься медленно, но равномерно. Когда я понял, что он не остановится, я подошёл к стене и быстро поднялся на неё так, чтобы мог встретить его с другой стороны.

Я знал, что Стефан будет измучен жаждой, поэтому ждал его у реки. Когда он добрался туда, то немного удивился, увидев меня, но очень обрадовался. Я был также удивлён, увидев изменения в нём. Мало того, что его глаза сияли гораздо ярче и были яснее, чем когда -либо, он ещё шёл так уверенно и величественно, что было просто ошеломляюще. Я видел его, как воина креста, но пока не видел его, как великого правителя, кем он, очевидно, был призван быть.

"Расскажи мне о своём восхождении", — сказал я.

"Было настолько трудно начать идти снова, а затем не останавливаться. Я знал, что если остановлюсь, будет слишком тяжело начать снова. Я думал о тех, про кого ты рассказывал мне, кто знал имя Божье, но так никогда и не поднялся на эту стену, чтобы ходить в вере в Его имя. Я знал, что могу стать одним из них. Я решил, что, даже если упаду, даже если разобьюсь, то предпочту умереть, чем оставаться в тюрьме. Я предпочел бы умереть, не увидев того, что находится по эту сторону стены и не совершив путь, который был призван совершить. Это было тяжело, даже труднее, чем я думал, но это стоит того".

"Попей из этой реки. Ты найдешь воду и пищу, всё, в чём ты нуждаешься на своём пути. Это будет всегда, когда тебе действительно будет нужно это. Позволь голоду и жажде поддерживать твоё движение. Когда ты найдёшь завтрак, отдыхай во время его, а затем продолжай идти".

Он быстро напился и затем встал, желая двигаться дальше.

"Я не увижу тебя какое-то время, поэтому есть несколько вещей, которые я должен рассказать тебе сейчас, чтобы помочь тебе на твоём пути".

Стефан смотрел на меня с такой изумительной сосредоточенностью и ясностью. Те, кто познали самое великое рабство, будут сильнее любить свободу, подумал я. Я развернул его, чтобы показать на самую высокую гору, которую мы могли видеть.

"Ты должен теперь взобраться на ту гору. Когда доберёшься к вершине, посмотри, насколько далеко ты сможешь увидеть. Хорошо запомни, что увидишь, и найди путь, который приведёт тебя туда, куда ты идёшь. Сделай карту пути в своём уме. Это то, куда ты призван идти".

"Я понимаю, — ответил он. — Но можно ли увидеть с одной из этих более низких гор? Я больше не боюсь восхождения, а стремлюсь продолжать странствие".

"Ты можешь увидеть места с этих более низких гор и добраться к этим местам намного быстрее. Ты можешь выбирать, как сделать это. Это может занять больше времени и быть намного тяжелее — подняться на ту высокую гору, но оттуда ты сможешь видеть намного дальше и увидишь что-то более великое. Путь от высокой горы будет ещё труднее и длиннее. Ты свободен, и можешь выбирать любой путь".

"Ты всегда выбираешь самую высокую гору, не так ли?" — спросил Стефан.

"Я знаю теперь, что это всегда лучше, но не могу сказать, что всегда выбирал самую высокую гору. Я часто выбирал самый легкий, самый быстрый путь, и всегда жалел, когда делал так. Теперь я верю, что это мудро — всегда выбирать самую высокую гору для восхождения .Я знаю, что самое великое сокровище — всегда в конце самого длинного, самого трудного пути. Я думаю, что ты "охотник за сокровищами" такого же типа. Ты преодолел великий страх. Теперь пришло время ходить в великой вере".

"Я знаю, что то, о чём ты говоришь, истинно, и я знаю в своём сердце, что теперь должен подняться на самую высокую гору или я всегда буду выбирать меньшее, чем то, что я мог бы иметь. Я просто так сильно стремлюсь продолжить движение и достигнуть своей цели".

"Вера и терпение ходят вместе, — отвечал я. — Нетерпение — это, в действительности, недостаток веры. Нетерпение никогда не приведёт тебя к самому высокому предназначению Божьему. Хорошее может быть самым великим врагом лучшего. Теперь пришло время установить стандарт в твоей жизни, выбирая всегда самое высокое и лучшее. Это — способ оставаться близко к Мудрости".

"Что ещё ты считаешь необходимым сообщить мне, прежде, чем я пойду?" — спросил Стефан, сидя на камне, мудро выбирая быть терпеливым и узнать всё, в чём нуждался, прежде, чем уйти. Я подумал, что он, может быть, уже знает Мудрость лучше, чем я знал Его.

 

Предупреждение

"Есть и другая мудрость, которая не премудрость Божья, и есть также другой, кто называет себя "Мудрость". Он — не Мудрость; он — наш враг. Его может быть трудно распознать, потому что он пытается приходить, как Мудрость, и он очень хорошо умеет это делать. Он приходит, как ангел света, и обычно приносит истину. Он будет выглядеть, как истина, и иметь мудрость, но потребуется много времени для меня, чтобы я смог объяснить его отличия от Истиныи Мудрости. Я знаю, что он всё ещё может одурачить меня, если хоть на мгновение я подумаю, что он не может этого сделать .Мудрость говорила мне, что мы никогда не сможем перехитрить врага, наша защита состоит в том, чтобы научиться, во-первых, сначала распознать его, а только затем сопротивляться ему".

Глаза Стефан расширились, как будто это знание переполнило его. "Я знаю, о ком ты говоришь! — заметил он. — Я встретил много людей в тюрьме, кто следовал за ним. Они всегда говорили о высшей мудрости, о высшем знании. Они всегда выглядели, как благородные, справедливые люди, но они чувствовали себя грязными. Всякий раз, когда я говорил им о Мудрости, они отвечали, что тоже знают "Мудрость", ^и что он был их "внутренним руководителем". Однако, когда я слушал их, то не чувствовал, что шёл к свободе, как они говорили, а скорее, попадал в более сильное рабство в той тюрьме. Я только чувствовал темноту вокруг них, а не свет, когда говорил с Мудростью. Я знал, что они не таковы, как говорили".

"Истинная Мудрость — это Иисус. Ты теперь знаешь это. Истинная мудрость — это искать Его. Любая мудрость, которая не ведёт тебя к Иисусу — ложная мудрость. Иисус всегда освобождает. Лживая "Мудрость" всегда ведёт к рабству. Однако, истинная свобода сначала часто напоминает рабство, а рабство в начале обычно напоминает свободу".

"Значит, истинная свобода не приходит легко?" — огорчился Стефан.

"Нет. Она не приходит легко, и не предполагает быть такой. Подозрение — не то же самое, что и истинная проницательность, но если ты собираешься подозревать что-нибудь, подозревай то, что кажется лёгким. Я ещё не нашёл "лёгким" пройти через любую дверь или любой путь, который был бы правильным. Избирать лёгкие пути — вернейший путь, который приведёт к заблуждению. Ты был призван, как воин, и ты окажешься перед необходимостью сражаться. Прямо сейчас весь мир находится во власти лживой "Мудрости", и ты должен будешь преодолеть мир, чтобы исполнить своё предназначение".

"Я уже должен был делать вещи, которые были тяжелее тех, что я когда-либо делал прежде, — возразил Стефан. — Но ты прав, это является трудным, но это стоит того. Я никогда не знал такой радости, такого удовлетворения, такой надежды. Свобода достаётся трудно. Тяжело выбирать, на какую гору мне взбираться . Перед этим, я знал, что имел выбор не подниматься на ту стену. Я испытывал страх сделать выбор, он стоял стеной внутри меня. Но как только я сделал выбор, то знал, что сделаю это и на вершине. Но будет ли это когда-нибудь легче?"

"Я так не думаю, но, так или иначе, трудности вынуждают быть более исполнительным. Нельзя победить без сражения, и чем больше сражение, тем больше победа. Чем больше побед переживаешь, тем больше ты начинаешь ожидать сражений, а ты уже перед лицом больших сражений. Что делает это лёгким, так это то, что Господь всегда ведёт нас к победе. Если ты стоишь близко к Нему, то никогда не потерпишь неудачу .После каждого сражения, каждого испытания, ты становишься намного ближе к Нему и узнаёшь Его намного лучше".

"Я всегда буду чувствовать тьму, когда ложная "Мудрость" попытается ввести меня в заблуждение?"

"Я не знаю. Я знаю, что тьма приходит, когда он обольщает нас, приводя к самолюбованию. Когда он обольстил первых мужчину и женщину съесть плод от дерева познания добра и зла, первое, что они сделали

— они начали смотреть на себя. Однажды, ложная "Мудрость" может сделать нас эгоистичными, и тогда наше падение в рабство неизбежно. Обольститель всегда пытается заставить тебя искать себя. Призвание

— исполнение своего предназначения не для своей пользы, а для Господней и Его народа".

"Может ли кто-либо сделать это со своим предназначением ,не будучи обманут?"

"Я так не думаю. Даже великий апостол Павел признавался , что был обманут сатаной. Пётр был обманут несколько раз, как написано в Священном Писании, и мы не знаем, сколько было не записанных случаев. Но не слишком интересуйся об обольщении. Это действительно , одна из его самых больших ловушек. Он скорее обольщает и уводит в сторону при наличии страха перед его силой обольщать, чем при вере в силу Духа Святого наставлять на всякую истину. Тот, кто попал в эту ловушку, не только всё сильнее проваливается в рабство страха, но и нападает на любого, кто идёт в свободе, которая приходит с верой. Я полностью уверен , что ты не успеешь и подняться высоко на ту гору, как они нападут на тебя из какой-нибудь засады".

"И они знают имя Иисуса? — спросил Стефан, немного смущенный. — Они, должно быть, знают, что Его имя преодолело эту стену и дошло так далеко. Я подразумеваю, действительно ли они узнали Его имя однажды?"

"Я не уверен, что это так. Но встань и огляди всю долину вокруг, перед каждой горой. Что ты видишь?"

"Это выглядит, как маленькие тюрьмы. Они выглядят так, как будто здесь много таких же тюрем, подобных той, их которой я вышел!"

"Именно поэтому я удивился, когда ты рассказал мне о том, как Мудрость говорила, что это была единственная тюрьма, но после того, как я побыл там немного, то понял, что Он имел в виду. Посмотри на высокие стены. Посмотри на заграждения. Они — все одинаковы. Если тебя захватят на твоём пути, они не вернут тебя сюда. Они знают, что ты предпочитаешь умереть, но они посадят тебя в одну из других тюрем. Когда ты подберёшься к ним ближе, то снаружи трудно увидеть, что это тюрьмы, но внутри — они все одинаковы, с людьми, разделёнными и заключёнными своими собственными страхами".

"Я рад, что ты показал их мне, — сказал Стефан. — Я даже и не видел тюрьмы, когда высматривал путь с верха стены или даже когда искал гору, на которую должен подняться. И ты думаешь, что на меня нападут из засад те, кто попытаются схватить и поместить меня в одну из них? И эти люди будут использовать имя Иисуса?"

"Господь лично предупреждает в Священном Писании , что в последние дни многие придут под Его именем, утверждая, что они являются Христом, и обольстят многих. Поверь мне, есть много таких обольщённых, и я не верю, что большинство из них знает, что обольщены . Я могу рассказать тебе характерные особенности, которые видел во всех, кого встречал — они бросают всё и уходят со своего пути, останавливая движение к своему предназначению. Требуется вера, чтобы продолжать идти, но они выбирают следовать в страхе, больше, чем в вере. Они начинают думать, что страх — это вера, и действительно смотрят на стены страха вокруг своей тюрьмы, как на цитадель истины. Страх сделает это с твоим зрением, и ты можешь начать видеть цитадели на своём пути. Немногие из этих людей действительно нечестны. Они искренни, но находятся под воздействием одного из наиболее мощных обманов из всех, страха быть обманутым".

"Должен ли я сражаться с ними?"

"Я понимаю твой вопрос и задавал его сам себе много раз. Они разрушают веру так многих и наносят гораздо больше повреждений тем, кто идёт рядом с ними к своему предназначению, чем все культы и секты, вместе взятые. Придёт время, когда все такие камни преткновения будут удалены, но пока они также служат цели, делая путь труднее".

"Мудрость хочет, чтобы это было труднее? Это уже так трудно даже сражаться со своими собственными страхами. Почему Он хочет сделать её ещё труднее, занимая нас также сражениями против всех этих напуганных людей?"

"Этот путь будет точно такой, лёгкий или трудный, какой Он хочет, чтобы он был. Эта жизнь — временное странствие, и используется для подготовки тех, кто будут править с Ним вечно, как сыновья и дочери Всевышнего. Каждое испытание приходит с целью изменения нас в Его образ. Одна из первых вещей, которой мы должны научиться на этом пути, — не быть изнурённым одним единственным испытанием, но использовать его, как возможность такого преобразования . Если твой путь более труден, то это из-за твоего высокого призвания".

 

Необходимость дисциплины

"Много званых, но немного избранных. Многие придут на свадебный пир, но немногие будут новобрачной".

Мы повернулись, чтобы увидеть Мудрость, стоящую позади нас. Он выглядел, как молодой атлет, пришедший в таком облике для Стефана.

"Пробеги путь, который перед тобой, и награда будет более велика, чем ты можешь понять сейчас. Ты знаешь, что нужна дисциплина, чтобы приготовиться к гонке. Теперь дисциплинируй себя для праведности. Я призвал бежать всех, но немногие бегут так, чтобы победить. Дисциплинируй себя, чтобы победить".

Затем Он исчез.

"Почему Он ушёл ?" — спросил Стефан.

"Он сказал всё, что нужно было сказать в это время. Он сказал тебе о дисциплине. Это слово наиболее важное для тебя сейчас, прими его".

"Дисциплина. Я ненавижу это слово!"

"Он сказал тебе о гонке. Ты на самом деле бегун?"

"Да, и очень быстрый. Я всегда был самым быстрым в своей школе, и мне предлагали даже стипендию, чтобы я выступал за известный университет".

"Я так понял, что ты не принял это предложение".

"Нет, не принял".

"Было ли это из-за недостатка дисциплины, что ты не пошёл в колледж?"

"Нет! Это было из-за... — наступила долгая пауза, в течение которой Стефан рассматривал свои ботинки. — Да, я думаю, что это, вероятно, было именно из-за этого".

"Не переживай сейчас об этом. Однако ты должен кое-что понять. С большинством тех, которые являются потенциально лучшими в своей области или тех, которые никогда и не приближались хоть к сколько-нибудь высоким результатам, это происходит из-за отсутствия только одного — дисциплины. То, что ты делаешь сейчас, намного более важно, чем беговая дорожка или колледж. Очевидно, что дисциплина была твоей слабостью, и это стоило тебе уже многого, но во Христе всё становится новым. В Нем, вещи, которые были твоими самыми великими слабостями, могут стать самыми великими преимуществами. Ты теперь Его ученик. Это означает, что ты — "дисциплинированный" .

"Я знаю, что ты говоришь мне истину, и я знаю, что это единственная гонка, которую я не хочу проиграть".

"Ты видишь путь, который приведёт тебя на гору?"

"Да".

"Имя ему — дисциплина. Оставайся на нём, если ты хочешь достичь вершины".



Предыдущая страница   Следующая Страница












                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира


Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz