Воскресенье, 24.06.2018, 23:13Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Рик Джойнер "Призыв" 15
ПОКЛОНЕНИЕ В ДУХЕ


Пока я слушал Мудрость, было трудно постичь что-то, даже это великое облако свидетелей, или пожелать власти или позиции в Его присутствии. Казалось, что каждую секунду, которую я проводил здесь, Он становился великим в славе и власти, и я знал, что моё видение Его всё ещё ограничено. Так же, как человечество росло очевидными большими темпами, и его численность была уже непостижима, так и наше откровение о Нём будет расти в вечности. "Каким образом обычные люди когда-либо могут представить Тебя?" — спросил я.

"Когда Мой Отец двигает Своим мизинцем, вся вселенная дрожит. Потрясать нации твоими словами не впечатлит того, кто пребывает здесь. Но когда даже самые незначительные Мои братья на земле являют любовь, это радостно сердцу Моего Отца. Когда даже самая маленькая церковь поёт Моему Отцу с истинной любовью в своих сердцах, Он устанавливает тишину по всем небесам, чтобы слушать их. Он знает, что никто не может не поклоняться, когда видит Его славу здесь, но когда те, кто живут в такой тьме и трудностях, поют от всего сердца Ему, это трогает Его больше, чем все мириады небес.

Много раз, даже неправильно взятые ноты на земле, заставляли все небеса плакать с радостью, так как они наблюдали Моего Отца, Которого они растрогали. Несколько святых, сражающихся, чтобы вознести своё поклонение к Нему, много раз заставляли Его плакать. Каждый раз, когда Я вижу Своих братьев, касающихся Его в истинном поклонении, это делает боль и печаль, которую Я познал на кресте, маленькой ценой за это. Ничто не доставляет Мне больше радости, чем то, когда ты поклоняешься Моему Отцу. Я пошёл на крест, чтобы ты мог поклоняться Ему через Меня. Именно в таком поклонении, ты, Отец и Я — одно".

Из всего, что я уже пережил, эмоции, исходившие от Господа, сказали мне больше, чем все эти переживания .Он не плакал и не смеялся .Его голос был ровен и спокоен, но то, что Он говорил мне о поклонении, исходило из такой глубины Его, что это было намного больше, чем я мог принять. Я знал, что слушал о самой сокровенной, глубочайшей любви Сына Божьего — видеть радость Своего Отца. Истинное поклонение от сражающихся, прорывающихся верующих на земле, могло сделать так много, как ничто другое.

Впервые, я ужасно хотел оставить это место, даже со всей его славой, только чтобы войти даже в самое скучное и тоскливое небольшое служение поклонения на земле. Я был ошеломлён тем фактом, что мы могли фактически касаться Отца. Тот, кто поклоняется Ему на земле в течение этих мрачных времён, значит для Отца больше, чем миллионы и миллионы поклоняющихся Ему на небесах. С земли мы можем касаться Его сердца так, как никогда не сможем сделать это снова! Я был так переполнен этим, что даже не понял, как упал ниц. Я провалился, как в глубокий сон.

Я у видел Отца. Миллионы и миллионы сопровождали Его. Его слава была настолько велика, а сила Его присутствия настолько страшна, что я почувствовал, что вся земля не больше песчинки перед Ним. Когда я однажды у слышал Его голос явно, то почувствовал себя атомом перед солнцем, но когда я увидел Его, то знал, что солнце было подобно атому перед Ним. Галактики были как занавеси вокруг Него. Его мантия была составлена из миллионов и миллионов живых звёзд. Всё в Его присутствии было живым — Его трон, Его венец, Его скипетр. Я знал, что мог пребывать перед Ним вечно и никогда не перестать восхищаться; нет более высокой цели во вселенной, чем поклоняться Ему.

Затем Отец стал смотреть на одну вещь. Все небеса, казалось, замерли и наблюдали. Он созерцал крест. Любовь Сына к Своему Отцу, которую Он продолжал являть через всю боль и тьму, сошедшую на Него, коснулась Отца настолько глубоко, что Он начал дрожать. Когда Он это делал, на небесах и земле было землетрясение. Когда Отец закрыл Свои глаза, небеса и земля погрузились во тьму. Волнение Отца было настолько великим, что я не думал, что смог бы выжить, если бы наблюдал эту сцену немного дольше того мгновения, в течение которого это было.

Затем я оказался в другом месте, наблюдая служение поклонения в небольшом церковном здании. Как иногда происходит в пророческих переживаниях, я, казалось, знал всё о каждом в этой обшарпанной маленькой комнате. Все они испытывали серьёзные трудности в своей жизни, но здесь они даже и не думали о них. Они не молились о своих нуждах. Все они пытались сочинить песни благодарения Богу. Они были счастливы, и их радость была искренняя.

Я увидел небеса, и все небеса плакали. Затем я снова увидел Отца и узнал, почему небеса плакали. Они плакали, потому что слезы были в глазах Отца. Эта небольшая группа пробивалась, вид сражающихся людей задел Бога настолько глубоко, что Он плакал. Это были не слезы боли, а слезы радости. Когда я увидел любовь, которую Он чувствовал к этим малочисленным поклонникам, то не мог сдержать и своих слез.

Ничто из пережитого мной не захватило меня больше, чем эта сцена. Поклонение Господу на земле было теперь более желанно для меня, чем нахождение во всей славе небес. Я знал, что получил послание, которое могло помочь подготовить святых на земле к сражениям, но теперь это уже не значило для меня так много, как попытаться передать, как мы можем касаться Отца. Подлинное поклонение, проявленное даже самым робким верующим на земле, могло заставить все небеса радоваться, но самое важное, это трогало Отца. Вот почему ангелы предпочли бы быть назначенными в помощь одному верующему на земле, чем получить власть над множеством галактик.

Я увидел Иисуса, стоящего рядом с Отцом. Наблюдая радость Отца, доставленную Ему небольшим молитвенным собранием, Он повернулся ко мне и сказал: "Вот почему Я пошёл на крест. Подарить Моему Отцу радость от одного такого момента, стоило всего этого. Ваше поклонение может доставлять Ему радость каждый день. Ваше поклонение, когда вы окружены трудностями, трогает Его даже больше, чем поклонение всех небес. Здесь, где Его слава видна, ангелы не могут не поклоняться. Когда ты поклоняешься, не видя Его славы, во время испытаний, это является поклонением в Духе и истине. Отец ищет таких поклонников. Не истощайся, не чахни в испытаниях. Поклоняйся Отцу не для того, чтобы получить, а для того, чтобы доставить Ему радость. Ты никогда не будешь более силён, чем тогда, когда доставляешь Ему радость, в радости Господа твоя сила ".

 

Глава 16

ГРЕХ

Затем я снова стоял рядом с Мудростью. Он не говорил в течение долгого времени, но я и не нуждался в словах. Мне нужно было, чтобы моя душа впитала всё уведенное. Я стремился вникнуть в великую задачу, чтобы нам быть поклонниками Отца. Перед Ним, солнце было подобно атому, а галактики — как песчинки. И всё же, Он слушал наши молитвы, наслаждаясь нами непрерывно, наблюдая за нами, и, как я был уверен, часто огорчаясь из-за нас. Он был намного величественнее, чем человеческий разум мог когда-либо понять, но я знал, что Он был также самым эмоциональным, во всей вселенной. Мы могли касаться Бога! Каждый человек имеет силу вызвать Его радость или печаль. Я знал это теологически, но теперь узнал это таким способом, который разрушил кажущееся важным всё остальное.

Нет способа, чтобы я мог передать это словами, но знал, что должен был провести то время, что было отпущено мне, поклоняясь Ему. Это было, как новое откровение: я мог действительно доставить радость Богу! Я мог доставить радость Иисусу! Я понял, что Господь имел в виду, когда Он сказал, почему Он пошёл на крест. Любая жертва стоила бы того, чтобы только затронуть Его сердце даже на краткий миг. Я не хотел тратить впустую время, когда узнал, что оно могло быть потрачено на поклонение Ему. Было также очевидно, что чем большие испытания или тьма, в которых проходит поклонение, тем больше оно затрагивает Его. Это заставило меня хотеть получать испытания, чтобы я мог поклоняться Ему через них.

В то же самое время, я чувствовал себя, как Иов, когда он рассказывал, что, хотя раньше и знал Его, слушая своими ушами, но когда увидел Его, то покаялся в прахе и пепле. Я был подобно Филиппу, который был с Иисусом столь долго и не знал, что видел Отца через Него. Насколько удивительным наше безрассудство выглядело для ангелов! Тогда Мудрость начала снова говорить.

"Запомни, что потенциально даже самые Мои малые могут касаться сердца Отца. Одно это делает их ценность больше любой цены. Я снова пошёл бы на крест за одного из них. Я также чувствую вашу боль. Я знаю ваши искушения, потому что мы разделяем их. Я чувствую боль и радость каждой души. Именно поэтому Я всё ещё непрерывно ходатайствую о всех вас. Наступит время, когда все слезы будут отёрты с каждых глаз. Наступит время, когда будет известна только радость. Но до тех пор, боль можно использовать. Не уклоняйся от искушений и испытаний. Ваше самое великое поклонение и самое великое проявление вашей веры, которые нравятся Нам, приходит во время ваших испытаний.

Ты должен видеть Меня в своём сердце, и ты должен видеть Меня в других. Ты должен видеть Меня в большом и в малом. Также, как Я действовал по-разному в каждом человеке, которые сейчас стоят перед тобой, Я буду приходить к тебе в разных людях. Я буду приходить к тебе в разных обстоятельствах. Ваша самая высокая цель состоит в том, чтобы узнавать Меня, слышать Мой голос и следовать за Мной".

Когда я повернулся, чтобы посмотреть на Мудрость, Его уже не было здесь. Я осмотрел всё вокруг. Я мог чувствовать Его везде, но не мог видеть. Тогда я снова повернулся назад, к свидетелям, стоящим передо мной. Он был там. Я не мог видеть Его, но с большим убеждением, чем прежде, знал, что Он был в каждом из них. Когда Реформатор начал говорить, он говорил своим собственным голосом, но я мог слышать и голос Мудрости в нём, как когда Он говорил мне Сам.

"Он всегда находится в нас. Он в тебе. И Он в тех, к кому ты должен вернуться. Время от времени, Он снова будет являться тебе, но ты должен знать, что когда ты не видишь Его появление, для тебя лучше узнавать Его там, где Он пребывает — в Его людях. Он есть Мудрость. Он знает как, когда и через кого говорить с тобой. Тот, через кого Он говорит тебе, также является частью Его послания. Помни, что Он сказал, когда плакал об Иерусалиме: "Говорю же вам, что вы не увидите Меня, пока не придет время, когда скажете: благословен Грядущий во имя Господне!" (см. Луки 13:35 — прим. пер.).

"Мне легко видеть и слышать Его в тебе, — ответил я, — но это очень нелегко с теми на земле, кто ещё не был прославлен".

"Это и не предполагалось быть лёгким, — возразил Анджело. — Искать Его — призвание царей, которые будут править с Ним. Те, кто любят Его и любят истину, будут искать Его больше, чем самые великие сокровища".

 

Завоёванный Им

"Самое великое призвание всех — быть полностью завоёванным Им", — сказал человек, которого я не узнал вначале, выступив вперёд. "Я должен был узнать это", — добавил он, а затем назвал мне своё имя. Я был шокирован тем, что этот человек находится в компании святых. Он был великим завоевателем, но я всегда верил, что он принёс больше разрушений во имя Иисуса, чем кто-либо другой.

"Я тоже нашёл милость креста перед своей кончиной, — сказал он. — Ты не возвращаешься, чтобы только завоёвывать для Него, но и чтобы быть завоёванным. Если ты посвятишь себя тому, чтобы всегда сдаваться, капитулировать перед Ним, Он будет использовать тебя, чтобы завоёвывать в Его имя. Истинное покорение — это пленение человеческих сердец истиной, которая освобождает их. Те, кто следуют за Ним наиболее близко, будут использованы для завоевания многих и будут величайшими из царей. На земле, они редко понимают, что они завоевали кого-нибудь. Они не увидят того, что они действительно совершили, пока не окажутся здесь. Те, кто накапливают великие сокровища на земле — даже такие, которые можно считать духовными — будут иметь немного здесь".

"На земле ты не можешь измерить сокровища вечности, — сказал Павел. —Когда я умер, это выглядело, как всё, для чего я отдал свою жизнь — построению церквей на земле — уже погибло. Церкви, которым я отдал свою жизнь, чтобы они возрастали, впадали в отступничество, и даже некоторые из моих самых близких друзей поворачивались против меня. В течение своих последних дней, я чувствовал, что я неудачник".

"Да, но даже я считаю Павла духовным отцом, — продолжил великий завоеватель, — так же, как и большинство из нас здесь. Большинство тех, кто пройдут через великое сражение в конце и победят, то это потому, что и он был верен, стоя за истину. Ты не оценишь правильно духовный плод, пока ты находишься на земле. Ты можешь измерять свой истинный успех только по тому, насколько яснее ты способен видеть Господа, по тому, насколько хорошо ты знаешь Его голос, и по тому, насколько сильно ты любишь братьев".

Тогда снова заговорил Павел:

"За несколько месяцев перед моей казнью, я выглядел как неудачник. Однако, в день казни я вспомнил о Стефане, смерть которого я наблюдал годами раньше. Память о свете, который был на его лице в тот день, пронесла меня через многие испытания. Я всегда чувствовал, что он, так или иначе, умер за меня, чтобы я мог увидеть истинный свет. Я знал, что если умру, подобно Стефану, тогда даже если всё остальное, что сделал, было бесполезным, то это было бы гарантией того, что я прожил не напрасно. Я был настолько благодарен, что действительно умирал ради Евангелия, даже если это не выглядело тогда так, что моё служение закончилось очень успешно.



Предыдущая страница   Следующая Страница












                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира


Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz