Вторник, 25.09.2018, 10:21Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Рик Джойнер "Призыв" 16
Когда это откровение сошло на меня, принесло благодать, и мой последний день на земле был самым удивительным из всех. Я тогда понял, что, поскольку жил и искренне пытался ежедневно умерщвлять свои желания, чтобы служить Евангелию, всегда отвергал себя, то при этом были посеяны семена вечности, даже если я и не мог ещё увидеть их ростки во временном царстве. Будучи здесь, я могу видеть, что это истинно так. Ты не должен судить по плодам, которые видишь на земле, но делать то, что должен, потому что это правильно.

Даже тогда, важнее, чем приношение плода, твоим призванием должно быть познание Господа. Если ты ищешь Его, то всегда найдёшь. Он всегда близко от того, кто приближается к Нему. Многие желают Его присутствия, но не приближаются. Ты должен делать больше, чем желать Его — ты должен искать Его. Это часть твоего призвания. Нет никакой цели выше. Твоя победа будет измеряться усилиями твоих поисков. Ты всегда будешь настолько близко к Нему, насколько сам хочешь быть. Согласно твоему желанию Его, будет и твоя победа в жизни".

Затем Павел поднял свою руку и указал на меня. "Тебе много дано, и много потребуется от тебя. Даже если ты закопаешь многие таланты, вверенные тебе, ты, возможно, выполнишь гораздо больше других, но тогда потеряешь свои полномочия. Ты никогда не должен мерить себя по другим, но продолжать стремиться искать всё больше Его. И ещё, во всей славе, которая будет показана тебе, никогда не снимай эту накидку!"

 

Сеяние и жатва

Я посмотрел вниз, на накидку скромности и смирения, на которую он указывал. В сиянии всей славы, которую я сейчас видел, её серость, казалось, умножилась во много раз. Я был испуган тем, что выглядел так плохо, стоя в их присутствии. Я откинул её назад, чтобы было видно оружие под ней, которое теперь сверкало ещё больше, чем прежде. Это сверкание было настолько сильным, что, чем больше я откидывал накидку, тем больше группа людей, стоящих передо мной, становилась невидима из-за яркого блеска оружия. Однако, я почувствовал себя гораздо менее смущённым, обнажив своё сверкающее вооружение. Поэтому я решил снять накидку совсем, пока был здесь, чтобы не вызывать своим видом отталкивающих чувств в присутствии такой большой славы.

Наступила тишина, и я стоял спокойно в течение нескольких секунд .Я был неспособен видеть что-либо из-за блеска своего собственного оружия. Я не понимал , почему не мог так же и слышать что-нибудь. Тогда я позвал Мудрость.

"Одень свою накидку снова ", — услышал я в ответ. Я сделал так, как Он сказал и снова начал смутно видеть контуры Большого Зала.

"Господь, что произошло с каждым, кто был здесь? Почему всё снова так потускнело?"

"Ты не можешь видеть ничего здесь без этой накидки" .

"Но она теперь на мне, а я всё ещё не могу хорошо видеть", — возразил я, чувствуя ужасное отчаяние.

"Каждый раз, когда ты теряешь скромность и смирение, ты будешь слеп в истинном свете, и потребуется время для тебя, чтобы снова быть способным видеть".

Даже при том, что я снова начал видеть славу, это было не так, как прежде. Моё зрение возвращалось, но очень, очень медленно. Я был огорчён так, что и не выразить словами.

"Где Павел? — спросил я. — Я знаю, что он собирался сообщить мне кое-что очень важное".

"Когда ты снял свою накидку, все те, кто был здесь, ушли".

"Но почему? Почему они ушли только потому, что я снял накидку? Я ведь только беспокоился о своём внешнем виде. Это оскорбило их?"

"Нет, они не были оскорблены. Они знали, что ты не можешь видеть или слышать Меня через них без накидки, поэтому они вернулись каждый на своё место".

Я был ещё больше огорчён после такого утверждения.

"Господь, я знаю, что то, о чём они собирались рассказать мне, было очень важно. Они вернутся сюда?"

"Это правда, что ты пропустил важное откровение, сняв свою накидку. Оно помогло бы тебе, но если ты извлёк из этого урок, чтобы никогда не снимать накидку снова, особенно по той причине, по которой ты только что это сделал, ты изучишь другой важный урок".

"Господь, я думаю, что был научен. Я не забуду никогда, что это плохо. Они не могут возвратиться сейчас и поделиться тем, что имели для меня?" — попросил я.

"Вся Истина и вся Мудрость исходят от Меня. Я говорю через людей, потому что те, через которых Я говорю, являются частью послания.

Пока ты оставался достаточно скромным и смирённым, нося эту накидку, Я мог говорить с тобой в славе. Всякий раз, когда ты снимаешь её, ты становишься духовно слепым и глухим.

Я буду всегда говорить с тобой, если ты обращаешься ко Мне, но Я должен изменить способ, которым Я говорю с тобой.

Я не делаю это, чтобы наказать, но чтобы помочь тебе вернуть своё зрение более быстро. Я дам тебе послание, которое собирался передать через этих свидетелей, но теперь необходимо, чтобы оно пришло к тебе через твоих врагов.

Оно придёт с испытаниями, и ты должен будешь нагнуться очень низко, чтобы получить его. Это — единственный способ, которым ты вернёшь с вое зрение на с только быстро, на сколько будешь нуждаться в нём. Для того, что приходит, ты должен видеть".

 

Надлом

Печаль, которую я чувствовал, была почти невыносима. Я знал, что то, что я мог получить таким чудесным образом, теперь придёт через большие испытания, но хуже этого был тот факт, что великая слава, которую видел всего лишь несколько минут прежде, была теперь такой потускневшей.

"Господь, я сожалею том, что сделал. Теперь я знаю, как неправильно это было. Боль этой ошибки очень трудно описать. Нет ли иного способа быть прощённым и получить своё зрение назад? Это не кажется правильным, что всего лишь одно мгновение гордости должно быть столь разрушительно", — защищался я.

"Ты прощён. Ты не понесёшь наказания. Я заплатил цену за этот грех и все другие. Ты живёшь по Моей благодати. Это не из-за праведности по Закону. Именно из-за Моей благодати есть последствия за грех. Ты должен пожать то, что посеял, или Я не смогу доверить тебе Свою власть. Когда сатана сделал первый шаг в сторону своей выгоды и гордости, многие Мои ангелы, которых Я отдал в подчинение ему, последовали за ним. Когда Адам упал, многие пострадали. Для тех, кому Я даю такую власть, есть и соответствующая ответственность. Не может быть истинной власти без ответственности. Ответственность подразумевает, что другие будут страдать, если ты сбиваешься с пути. Ошибки имеют последствия.

Чем больше власти тебе даётся, тем больше ты можешь помочь или навредить другим своими действиями. Удалить последствия твоих действий, значит забрать у тебя истинную власть. Ты — часть нового творения, которое намного выше, чем первое.

Тем, кто призваны править со Мной, даётся самая большая ответственность из всех. Они призваны к высшей позиции, чем имел сатана. Он был великим ангелом, но не был сыном. Ты призван быть наследником вместе со Мной. Вся твоя жизнь, с испытаниями и откровениями, является с целью обучения тебя ответственности власти.

Для каждого урока, которому ты должен научиться, есть лёгкий путь или более тяжёлый. Ты можешь смирить себя сам, упав на скалу и разбившись об неё, или скала упадёт на тебя и сокрушит тебя в порошок. В результате любого пути, ты будешь сломан, разбит, что и является смирением. Гордость породила первое отпадение от благодати, и вызвала большинство падений с тех пор. Гордость всегда заканчивается трагедией, тьмой и страданием. Это для твоей пользы и для пользы тех, кому ты призван служить, имея власть, так что Я бескомпромиссно дисциплинирую тебя, чтобы ты научился пожинать то, что посеял.

Адония хвалился тем, что его отец, царь Давид, не наказывал его. Соломон сетовал, что не мог избежать неприятностей без наказания от своего отца. Хотя Соломон и думал, что с ним обращались несправедливо, Давид не был несправедлив. Он знал, что Соломон был призван быть царём. Те, кто получают большие наказания — призваны ходить, обладая большой властью.

Ты был ослеплён, потому что вышел из смирения и начал смещаться в сторону гордости. Смиренный не может быть обеспокоен. Когда ты начинаешь чувствовать беспокойство, то это потому, что начинаешь смещаться в сторону гордости. Смотри на беспокойство, как на предупреждение в том, что ты теряешь мудрость. Никогда не позволяй беспокойству контролировать твои действия. Если это произойдёт, ты упадёшь ещё больше. Научись использовать любую возможность для того, чтобы смиряться, зная, что тогда Я буду способен доверить тебе больше власти.

Не хвались своей силой, а своими слабостями. Если ты будешь больше открыто говорить о своих неудачах, помогая другим, Я буду способен более явно показать твои победы— "Кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится" (см .Матфея 23:12 прим. пер.).

Я знал, что всё, сказанное Им, было истинно. Я проповедовал то же самое послание много раз. Я думал о том, как Павел предупреждал Тимофея обращать внимание на его собственные учения и их выполнение, и я почувствовал, что нуждался в своих посланиях больше, чем те, кому проповедовал. Сверкание моего вооружения теперь ещё больше стыдило меня, чем накидка скромности и смирения. Я закутался в накидку ещё плотнее. Когда я это сделал, мои глаза просветлели и зрение возросло намного больше, хотя и не стало таким, как прежде.

Я повернулся, чтобы увидеть дверь. Я боялся вернуться через неё, по крайней мере* до тех пор, пока не зрение не вернулось ко мне больше.

"Теперь ты должен идти", — сказала Мудрость.

"Что находится по ту сторону этой двери?" — спросил я.

"Твоё предназначение", — ответил Он.

Я знал, что должен идти. Мне было всё ещё очень жаль, что я не мог войти, обладая тем зрением, которое имел раньше, потому что уже знал, как темно там было. "Я буду больше зависеть от других какое-то время",

подумал я и решил довериться Господу, а не своему зрению. Немедленно, мой взор ещё более просветлел.

Я захотел было оглянуться назад ещё раз на Большой Зал, чтобы удостовериться, стали ли столь же хорошо видеть мои глаза, как прежде, но решил не делать этого. Я просто решил, что было лучше сейчас не оглядываться назад. Тогда Мудрость оказалась около меня, почти столь же сверкающая, как прежде. Мои глаза приспособились к свету настолько быстро, что теперь я мог посмотреть на Него. Он ничего не говорил, но даже просто смотрение на Него придало мне большую храбрость. Но и сейчас, я всё ещё чувствовал угрызения совести, что не услышал всё послание, которое должен был получить от облака свидетелей.

"Если раскаяние превратится в решимость, испытание будет намного легче. Тогда, когда твои враги возвеличивают себя над тобой, ты будешь больше возрастать во власти, чтобы преодолеть Моих врагов".

Когда я оглянулся на дверь, то был поражён. Я увидел намного больше на ней теперь, чем видел прежде, что на мгновение подумал, что был перед другой дверью. Она, казалось, стала ещё красивее и отличалась от любой двери, которую я когда -л ибо видел, даже в этом царстве. На ней были величающие надписи, написанные самым красивым почерком, все в золоте и серебре. На ней были красивейшие драгоценные камни, названий которых я и не знал, но они были столь неотразимы, что было трудно оторвать свой взгляд от них. Они все были живые. Тогда я понял, что и вся дверь целиком была живой.

Пока я пристально разглядывал дверь, Мудрость положила Свою руку на моё плечо. "Это —дверь в Мой дом". Когда Он сказал это, я немедленно понял, что меня привлекало к ней так же, как и тогда, когда я смотрел на Него. Он был дверью. "Как могло, что-то настолько прекрасное выглядеть таким простым и непривлекательным прежде", — подумал я. Господь ответил на мой невысказанный вопрос.

"Ты не можешь увидеть Мой дом, пока не увидишь Меня в Моих людях. Когда ты начал действительно слышать Меня через Моих людей перед тем, как снял свою накидку, твои глаза были открыты, чтобы начать видеть Мой дом, как сейчас. Есть намного больше славы, которую ты увидишь в нём, чем ты можешь видеть сейчас. Это дверь, но есть гораздо больше. Когда ты возвратишься в царство своего времени, это то, что ты должен искать. Это то, к чему ты должен вести Моих людей. Это то, за что ты должен сражаться, и это то, что ты должен помочь построить — Мой дом".

С рукой Мудрости на себе, я пошёл к двери. Она не открывалась, но я прошел прямо через её середину. Я не верю, что найдутся слова в человеческом языке, которыми можно описать то, что я чувствовал, проходя через неё. Я увидел славу всех поколений в один миг. Я увидел землю и небеса, как одно. Я увидел мириады ангелов, и увидел мириады людей, которые были великолепнее любого ангела. Они все служили в Его доме.

Теперь я знал призвание. Даже при том, что уже прошёл через столь многое, я знал, что мой поход только начинался.



Предыдущая страница













                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира


Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz