Понедельник, 17.12.2018, 05:11Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Рик Джойнер "Призыв" 8
МОЛОДОЙ АПОСТОЛ


Я спустился вниз и пошёл через двор. Когда я проходил возле узников, редко кто проявил хоть немного интереса ко мне или ко всем событиям на стене. И тогда я вспомнил, что они не могли далеко видеть. Молодой чернокожий мужчина заступил мне дорогу и смотрел на меня яркими, любознательными глазами.

"Кто ты?" — спросили мы одновременно.

Пока мы так стояли, рассматривая друг друга, он, наконец, сказал: "Меня зовут Стефан. Я могу видеть. Что ещё ты хочешь знать обо мне, чего ты ещё не знаешь?"

"Как я могу знать что-нибудь ещё о тебе?" — поинтересовался я.

"Тот, кто помог мне видеть, сказал, что однажды придут другие, которые не являются заключенными. Они будут также способны видеть, и они расскажут нам, кто мы и как мы можем убежать из этой тюрьмы".

Я начал возражать, что не знал, кто он был, когда вспомнил, что Мудрость говорила мне о тех, кого я встречу здесь, перед тем, как я вошёл в следующую дверь.

"Я знаю тебя, и знаю кое-что о тебе, — подтвердил я, — но признаю, что это — самая жуткая тюрьма, что я когда-либо видел".

"Но это — единственная тюрьма!" — возразил он.

"Как ты узнал об этом, если был здесь всю свою жизнь?" — спросил я.

"Тот, кто помог мне видеть, сказал мне, что она единственная. Он сказал, что каждая душа, которая когда-либо заключалась в тюрьму, содержалась здесь. Он всегда говорил мне истину, так что я верю этому".

"Кто тот, кто помог тебе видеть?" — спросил я, не только желая знать, кто помог ему видеть, но также и заинтересованный тем, что это была тюрьма, в которой содержалась каждая заключённая душа.

"Он никогда не называл мне своё настоящее имя, а только называл себя Мудрость. "

"Мудрость! Как Он выглядел?" — задал я вопрос.

"Это был молодой чернокожий, атлетического сложения. Он мог видеть лучше любого и, казалось, знал каждого здесь. Хотя это и странно. Я встречал здесь других, которые говорили, что они тоже встретили Мудрость, но они все описывали Его .по-разному. Одни сказали, что Он был белый, другие — что Он был женщиной. Если нет много Мудростей, то Он — Мастер маскировки".

"Ты можешь привести меня к Нему?" — спросил я.

"Мог бы, но я не видел Его в течение долгого времени. Я боюсь, что Он ушёл или возможно даже умер. Я очень разочарован, так как Он покинул это место. Моё зрение начало ухудшаться, пока я не увидел тебя. Как только я увидел тебя, то знал, что всё, что Он сказал мне, было истинно. Он сказал, что ты тоже знаешь Его, так почему ты расспрашиваешь меня так много о Нём?"

"Я знаю Его! И приободрись, твой Друг не умер. Я также назову тебе Его настоящее имя, но сначала, я должен задать тебе несколько вопросов".

"Я знаю, что тебе можно верить, и знаю, что ты и другие, подобные тебе, кто приходят, хотят встретить каждого, кто может видеть. Я могу отвести тебя к некоторым из них. Я также знаю, что ты и другие приходите, чтобы помочь видеть многим другим заключенным. Меня удивляет только одна вещь.

"Что же это?"

"Ты белый. Я никогда не думал, что те, кто придут помочь нам видеть и быть свободными, будут белыми".

"Я уверен, что есть много и других, не белых, — отвечал я. — Я могу сказать, что ты уже имеешь хорошее зрение, поэтому ты сможешь понять то, что я собираюсь рассказать".

 

Ценность зрения

Я посмотрел на Стефана, чтобы убедиться, что он слушал, и был удивлён, насколько открытым и доступным он был, в контраст своему учителю, который был примерно того же возраста. "Этот человек будет истинным учителем", — подумал я, и продолжил:

"Когда мы достигнем места максимального видения, то не будем судить людей по цвету их кожи, полу или возрасту. Мы не будем судить других по внешнему, но по духу".

"Это звучит подобно тому, что наши учители имели обыкновение говорить нам", — отвечал Стефан, немного удивлённый.

"Здесь есть различие, — продолжал я. — Они пытались заставить тебя думать, что мы все подобны, но были созданы различными по какой-то причине. Истинный мир наступит только тогда, когда мы будем уважать других. Когда мы действительно знаем, кто мы, нам никогда не будут угрожать другие. Когда мы свободны, мы свободны оказать тем, кто отличается от нас, честь и уважение, всегда ища учиться друг у друга, также, как ты сейчас со мной".

"Я понимаю, — ответил Стефан . — Надеюсь, что я не оскорбил тебя, сказав, что был удивлён, потому что ты белый".

"Нет, я не был оскорблён. Я понимаю. И я ободрён тем, что ты был способен признать меня, несмотря на цвет моей кожи. Но запомни, каждый раз, когда мы открываем свои сердца, чтобы учиться от тех, кто отличается от нас, наше зрение растёт. Твои глаза уже более яркие, чем тогда, когда мы встретились".

"Я только что подумал о том, как быстро восстанавливается моё зрение", — отметил Стефан.

"Теперь я знаю, почему я здесь. — добавил я, — ты должен иметь в виду, что твоё зрение — это самое ценное. Каждый день ты должен делать то, что поможет увеличивать остроту твоего зрения. Избегай тех людей и вещей, которые заставят тебя потерять своё зрение".

"Да, подобных тем, которые приносят разочарование".

"Точно! Разочарование — обычно начало потери зрения, — сказал я. — Чтобы исполнить наши цели, мы должны сопротивляться разочарованию в любой форме. Разочарование ослепляет".

"Когда я начал видеть, то почувствовал, что имею цель, возможно, даже важную, — продолжил Стефан. — Ты можешь помочь мне узнать, какова моя цель?"

"Да, думаю, что могу. Знать свою цель — один из самых великих способов, которым наше зрение растёт. Это также один из наших величайших щитов против вещей, подобных разочарованию, которые разрушают видение. Я думаю, моя главная цель — помочь тебе и другим, чьё зрение восстанавливается, узнать свою цель. Но сначала мы должны поговорить о кое-чем более важном".

 

Спрятанное сокровище

Когда Стефан говорил, я мог слышать голос Мудрости, поэтому знал, что этого молодого человека учил Господь. Я также знал, что он не знал имени Господа и будет иметь трудности, веря, что Мудрость — это имя Иисуса. Я знал, что мне необходима мудрость, чтобы отделить Его имя. Я думал об апостолах, пророках, евангелистах, пастырях и учителях, о которых Мудрость сказала, что я встречу, когда войду в дверь. Я никогда не мечтал, что встречу их в месте, подобном этому. Пока я скользил взглядом по великой массе людей, то чувствовал Его присутствие. Он был со мной, и даже во мраке этой ужасной тюрьмы, волнение переполняло меня, "Это — то, к чему я был подготовлен",— думал я.

"Стефан, что ты видишь, когда смотришь на это великое множество людей?" — спросил я.

"Я вижу замешательство, отчаяние, обиду, ненависть . Я вижу тьму", — ответил он.

"Это, конечно, истинно, но посмотри снова глазами своего сердца. Используй своё видение", — попросил я.

Он долго смотрел, а затем сказал с некоторым колебанием: "Теперь я вижу большое поле со спрятанным сокровищем на нём. Сокровище — повсюду и почти во всём".

"Это правильно, — отвечал я. — Это также откровение о твоей цели. Ты — охотник за сокровищами. Некоторые из самых великих душ, которые когда-либо жили, находятся здесь в заключении, и ты поможешь найти их и освободить".

"Но как я найду их и как освобожу, когда я даже сам несвободен?"

"Ты уже знаешь, как найти их, но истинно, что не способен освободить их, пока сам несвободен. Это твой следующий урок. Ты также должен помнить, что всегда будешь знать свою цель, смотря глазами своего сердца. То, что ты видишь в глубине себя, всегда будет показывать твою цель".

"Так ты узнал, что я должен быть охотником за сокровищами?"

"Да. Но ты должен быть свободен, прежде чем сможешь стать тем, кем ты был создан быть .Почему ты не убежал через те проходы в заграждении?" — спросил я.

"Когда я впервые начал видеть, то увидел заграждения и стены .Я также увидел проходы в заграждениях и прошёл через них. Когда я добрался к стене, то несколько раз пробовал взобраться наверх, но страх преобладал, потому что я боюсь высоты. Я также думал, что если бы достиг верха стены, то был бы застрелен".

"Те охранники не могут видеть даже вблизи, — сказал я. — Они почти столь же слепы, как и все люди здесь".

Это, казалось, действительно удивило Стефана, но я мог также сказать, что это открыло его глаза ещё больше.

"Ты можешь видеть верх стены ? — спросил я. — Да, я могу видеть её отсюда".



Предыдущая страница   Следующая Страница












                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира


Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz