Пятница, 17.08.2018, 20:25Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Джон Бивер Под кровом Всевышнего 19
Хотя все начиналось не так. Когда Моисей оказался в центре события после жизни в пустыне, то веред тем, как пойти к фараону, он встретился со старейшинами Израиля и поделился тем, как Господь послал его, чтобы освободить их и вывести «из земли сей в землю хорошую в пространную, где течет молоко и мед» (Исх.3:8). Услыхав такую чудесную новость, они поверила ему и поклонились Богу, Они преисполнились радости — теперь у них был обещанный Богом лидер, который выведет их из рабства.
      После встречи с ними Моисей пошел к фараону и передал ему в точности то, что Господь вложил в его уста: «Так говорит Господь, Бог Израилев: отпусти народ Мой» (Иск. 5:1).
      Фараон же отвечал; «"Кто такой Господь, чтоб я послушался голоса Его и отпустил Израиля? Я не знаю Господа и Израиля не отпущу. Для чего вы, отвлекаете народ от дел его?" И в тот же день фараон умножил их трудности. В гневе он дал повеление своим приставникам: "Дайте им больше работы. Пусть они попотеют!"» (ст. 2-9, частично пересказаны).
      Больше им не давали соломы, а кирпичей каждый день они должны были изготавливать то же урочное число. Таким образом, днем им приходилось делать кирпичи, а по ночам искать солому.
      И рассеялся народ по всей земле Египетской собирать солому. Приставники были жестоки. Вооруженные хлыстами, они грубо приказывали: «Выполняйте работу свою каждый день, как и тогда, когда была у вас солома!»
      А надзирателей из сынов Израилевых, которых поставили над ними приставники фараоновы, били, говоря: «Почему вы вчера и сегодня не изготовляете урочного числа кирпичей, как было до сих пор?»
      И тогда пришли надзиратели сынов Израилевых и возопили к фараону: «Для чего ты так поступаешь с рабами твоими? Соломы не дают рабам твоим, а кирпичи, говорят нам, делайте. Нас бьют ни за что! Это твои приставники виноваты, требуя от нас невозможного".
      Но фараон отвечая: «Праздны вы, праздны, поэтому и говорите: пойдем, принесем жертву Господу. Пойдите же, работайте; соломы не дадут зам, а положенное число кирпичей давайте".
      Увидев, что фараон не ослабил свои требования, старейшины Израиля поняли, что у них серьезные неприятности. И когда они вышли от фараона, то встретились с Моисеем и Аароном, которые стояли, ожидал их. «Да видит и судит вам Господь за то, что вы сделали нас ненавистными в глазах фараона и рабов его и дали им меч в руки, чтобы убить нас" (Исх. 5:13-21, авторское изложение).
      Теперь израильтяне были разочарованы лидерством Моисея. Его проповедь и руководство навлекли на них одни лишь бедствия и несчастья. Как видно из их призывов к Божьему суду на него, они начали отделять власть Моисея от власти Божьей.
      Во всем теперь был виноват Моисеи. Если бы он оставил их в покое, фараон не стал бы обращаться с ними так жестоко. Они не поняли, что именно Бог, а не дьявол или какой-нибудь запутавшийся лидер, управлял всем ходом событий. Уже ничто не могло произойти вне Его генерального плана. Бог повелел Моисею пойти к фараону. Именно Бог, а не дьявол и даже не Моисей, ожесточил сердце фараона! Это мы можем узнать, прочитав несколько стихов:«Господь ожесточил сердце фараона, и он не отпустил сынов Израилевых из земли своей» (Иск. 11:10; см. также Исх. 9:12; 10:1,20, 27). Чем жестче становилось сердце фараона, тем труднее было жить потомкам Авраама.
      После больших притеснений израильтяне были отпущены из Египта и оказались в огромной пустыне. Без воды и с иссякающими запасами пищи они начали задавать вопросы: «Разве Моисей не пообещал нам свободу и достаток? Добрые и обширные земли, где течет молоко и мед». Что верно, то верно: земля была действительно большой, но с изобилием как-то не ладилось — где же обещанные молоко и мед?! Это он себе представлял свободой и обеспечением? А Бог ли его тогда послал?
      После трех дней пути в лишениях Моисей привел их к месту, называемому Мерра, где они нашли воду. Возможно, они подумали: «Хорошо, может быть, все начинает налаживаться». Но очень скоро они обнаружили, что вода в том месте была непригодна для питья. Они не верили глазам своим, и снова поднялся ропот неверия. Они стали перешептываться, выражать недовольство Моисею, их критика стала резче. Недовольство, подобно раковым клеткам, стало незаметно расползаться по всему стану. Может быть, Моисей знал достаточно, чтобы только вывести их из рабства, но уже не знал, как ввести их в другую землю?
      Народ жаловался Моисею и Аарону: «О, если бы мы умерли от руки Господней в земле Египетской, когда мы сидели у котлов с мясом, когда мы ели хлеб досыта! ибо вывели вы нас в эту пустыню, чтобы все собрание это уморить голодом» (Исх. 16:3).
      Все, с них было достаточно. Лидерские навыки Моисея оказались во многом непригодными. Разве им не лучше жилось до его появления? Все, что они увидели при нем, было невыносимое давление и сложности из-за его проповеди в Египте. Будет этому положен конец или нет?! Они сбежали от одних трудностей, чтобы попасть в другие. Их лидер пообещал землю, где течет молоко и мед, но вместо этого они нашли высохшую землю, змей и скорпионов в пустыне. Наверное, их лидер пропустил нужный поворот или вообще замыслил что-то недоброе. По крайней мере при фараоне у них была пища, а Моисей, кажется, задумал уморить их голодом. В Египте было лучше, и точка! Их жалобы дошли до того, что они сказали друг другу: «Поставим себе начальника и возвратимся в Египет» (Исх. 14:14).
      Но посмотрите на то, что Моисей сказал тем, кто уже вполне насытился Божьим ставленником: «Господь услышал ропот ваш, который вы подняли против Него: а мы что? не на нас ропот ваш, но на Господа» (Исх. 16:8).
      Эти люди думали, что их ропот направлен лишь против Моисея, но никак не против Бога. Они решили, что успешно отделили одного от другого. Вместо того чтобы жить по принципам послушания, они были движимы собственными рассуждениями. Люди, движимые ограниченными рассуждениями, основанными на собственном видении и обстоятельствах, ступают на путь безрассудства. Они не исполнят своего предназначения, в отличие от тех, кто признает и повинуется власти и поэтому войдет в уготованные для них обетования, подобно Халеву и Иисусу Навину.

                                     А что если я имею различение?..

      Вы можете считать себя мудрее сынов Израиля, которые руководствовались очевидными и немедленными результатами решений лидера. Вы можете думать о себе как о человеке более духовном, подобном Иисусу Навину. Уж кто-кто, а вы бы точно рассудили, что Моисей был прав, и никогда бы не поступили так, как поступали сыны Израиля; вы бы всегда находились рядом с Иисусом Навином.
      Вполне возможно, но все-таки следует быть осторожным, делая такие предположения. Фарисеи твердо стояли на своем: «Если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их» (Мат. 23:30), но Иисус сказал, что у них был тот же дух, что и у праотцов. Очень просто отличить хорошее от дурного, когда все события уже проиграны перед тобой и им посвящены целые книги. То, что отличало Иисуса Навина от его соотечественников, заключалось не в различении духов, а в его способности признавать и подчиняться истинной власти. Из этого вышла настоящая способность различать правильное и неправильное.
     Я чувствую на себе недовольство со стороны многих, кто считает, что у них есть этот дар, и вместе с тем имеет непокорные сердца. Даже сейчас, когда я пишу эту книгу, не далее чем вчера, я получил письмо, автор которого имеет «способность различать», но эта способность смешана с отношением «я буду подчиняться ровно настолько, насколько я буду согласен». Те, кто так думает, ошибочно полагают, что они стоят на правильном пути.

                                   Кто поставил его над нами?

     Возможно, вы спросите: «А что если я вижу, как мой лидер делает не совсем правильный выбор? Должен ли я подчиняться ему, зная, что нас ждут неприятности?» Оглядываясь назад на мои годы служения, я вспоминаю, как меня одолевало это чувство неудовлетворенности: «Они принимают плохое решение! Они упускают Бога! Они попали под негативное влияние. Я не могу этому подчиниться!» Чаще всего мое непокорное сердце избирало неподчинение.
     Я служил в качестве помощника пастора по административной работе в течение года и обнаружил, что за это время я умудрился оспорить многие решения. Я видел его распоряжения, когда они проходили через мой стол до того, как попадали к лидерам служений. Бессчетное количество раз я думал, что его распоряжения немудры, и в сердце негодовал на них. Однажды Дух проговорил ко мне: «У Меня к тебе один вопрос».
     Опыт научил меня, что, когда Бог задает мне вопрос, Он собирается разоблачить мою ложную мудрость, и я ответил: «Да, Господь?»
     «Кого Я поставил пастором — тебя или его?»
     Я ответил: «Конечно его».
     Тогда Он быстро сказал: «Правильно. Поэтому Я покажу ему вещи, которые Мне нет нужды показывать тебе, и много раз Я буду удерживать мудрость его решений от тебя с той целью, чтобы увидеть, будешь ли ты следовать за ним так, как ты следуешь за Мной».
     Лишь спустя месяцы мудрость решений пастора была видна остальным. Я видел это, как при свете дня, и понимал, что был сбит с толку своими доводами, ставя их выше принципа послушания. И именно они стали причиной расколов в церквях, в семьях и в бизнесе. Бог не ограничил наше подчинение лидерам только тем временем, когда мы видим их мудрость, соглашаемся с ними или нам нравится то, что они нам говорят. Он просто сказал: «Повинуйтесь!»
     Позже Господь проговорил в мое сердце: «Джон, если бы Я задумал, чтобы каждый верующий получал всю информацию, мудрость и направление только из молитвы и общения со Мной, Мне никогда бы не удалось установить власть в церкви. Я поставил в церкви лидеров по той причине, чтобы Мои дети не могли получить все необходимое только из молитвенной жизни. Им нужно научиться распознавать и слышать Мой голос и через их лидеров».
     И не мы отвечаем за то, чтобы взывать к Богу по поводу каждого лидерского решения или даже судить о результатах после свершившегося факта. Этим займется Тот, Который поставил того человека. Если бы израильтяне получили право обсуждать решения Моисея, то далеко они бы точно не ушли и, скорее всего, вернулись бы обратно в Египет.
     И лидеры, и мы в конце дадим отчет. Лидеры будут отчитываться за свои решения, и их судить будут более строго, чем нас. Вот почему Иисус предупреждал: «И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лук. 12:48). Иаков также говорил: «Братия мои! не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению"(3:1).
     С другой стороны, мы будем давать отчет в том, как мы жили в подчинении, ибо власть дается от Бога. Противостоять делегированной власти — это то же самое, что  противостоять власти Божьей. Мы не должны брать на себя смелость скоропалительно оценивать действия лидера, будь он прав или неправ. Не должны мы и судить после свершившегося факта. Это не наша забота, но Бога. Только Он знает все, как и может изменять сердца, ибо Он желает этого.

                                 Сердце лидера в Божьих руках

     Вспомним случай, рассказанный мной во второй главе. Когда мой пастор объявил церкви об отмене домашних групп, я подумал, что он не только не прав, но я также решил, что на него кто-то повлиял, чтобы последствия решения сказались на мне. Было еще кое-что, о чем я не сказал и что касалось моего начальника, секретаря офиса. Он испытывал ко мне антипатию и всеми средствами старался выжить меня из офиса.
     Для этого он возвел стену разделения между мной и старшим пастором, сообщая каждому из нас разные негативные сведения друг о друге. Большинство из них было откровенной ложью. Вдобавок он развернул в офисе целую кляузную кампанию против меня. Сотрудники говорили моей жене, которая также работала в офисе: «Почему он просто не впишет в свои бумажки имя твоего мужа?» Мне было известно о его делах, но мои руки были связаны.
     Когда старший пастор упразднил домашние группы, я понял, что это не иначе, как новая атака против меня, вызванная ложными подозрениями, посеянными этим человеком. Я был уверен, что правильно «оцениваю» обстановку. Я чувствовал себя невинной жертвой и поэтому больше не хотел подчиняться власти пастора. В конце концов ведь именно он был введен в заблуждение и принимал неправильное решение. По крайней мере так я думал. Разве мог Господь отправить насмарку восемь месяцев напряженной работы, которая спасла бы жизни многих людей?! Именно поэтому я был непреклонен в том двадцатиминутном противостоянии пастору на лидерском собрании. Я ушел оттуда с чувством собственной правоты и праведности — только затем, чтобы дома столкнуться с порицанием Святого Духа. Тогда ко мне пришло глубокое откровение о том, что я имел дело не с человеческой властью, но с Божьей.
     Немного позже Господь зажег в моем сердце одно место из Писания. Это внесло ясность в другие подобные ситуации и указало путь посреди трудностей:

Сердце царя — в руке Господа, как потоки вод: куда захочет, Он направляет его (Прит. 21:1).

     Царь — это тот, кто поставлен на позицию власти над вами. Благочестив он или жесток, все равно его сердце в руке Господа. В стихе не говорится: «Сердце хорошего царя — в руке Господа». Не важно, какое влияние было на него оказано; его сердце остается в руке Господа, поэтому мы не найдем здесь слов: «Пока царь не попал под плохое влияние — его сердце управляемо Господом».

                 А что если мы уверены, что это неправильное решение?

     А что если мы не просто догадываемся, но точно знаем, что лидер принимает неверное решение? Что если мы располагаем точным свидетельством о том, что на лидера влияли заведомо ложные данные? Разве не может быть просьбы о помощи? Разве не можем мы сделать что-то, чтобы помочь нашему лидеру? Конечно можно.
     Есфирь — хороший этому пример. Потомки Авраама попали под иго Персов. Военачальник Аман составил против них коварный план и заставил персидского царя Артаксеркса подписать указ, согласно которому все евреи подлежали истреблению. Царь самолично назначил день.
     Царица Есфирь происходила из рода Авраама, но по совету своего дяди, Мардохея, скрыла это от царя. Но когда наступил решающий момент, Мардохей пришел к ней и попросил ее встать на защиту своего народа перед царем. Он понимал, что для нее это могло быть равносильно смертному приговору. Она теряла все, не приобретая ничего; она была царицей, чья тайна была никому не известна.
     Есфирь решила вступиться за народ. После трехдневного поста она пришла во внутренний двор царя, и Бог расположил его сердце. Он спросил ее, какая у нее к нему просьба, и она попросила царя прийти на пир, который она устраивала для него и Амана. Он согласился и пришел к ней вместе со своим военачальником.
     Позже в тот вечер царь не мог уснуть. Он велел слугам принести памятную книгу дневных записей, и их стали читать царю. И он вспомнил, как Мардохей, Иудеянин, спас ему жизнь и не получил за это награды. Не зная, как наградить его, он посоветовался с Аманом. Тот подумал, что царь хочет наградить его, и поэтому подошел к вопросу награждения «неизвестного» человека с небывалой щедростью. Тогда царь сообщил к великому расстройству Амана, что это был Мардохей. Бог уже готовил сердце царя принять слова, которые собиралась сказать Есфирь во время пира. Во время следующего пира, когда царь и Аман опять были у Есфири, царь спросил ее, какая у нее к нему просьба.

Если я нашла благоволение в очах твоих, царь, и если царю благоугодно, то да будут дарованы мне жизнь моя, по желанию моему, и народ мой, по просьбе моей! Ибо  проданы мы, я и народ мой, на истребление, убиение и погибель. Если бы мы проданы были в рабы и рабыни, я молчала бы, хотя враг не вознаградил бы ущерба царя (Есф. 7:3, 4).

     В этой истории есть несколько моментов, на которые следует  обратить внимание. Во-первых, царь принял страшное и опрометчивое решение, и все же Есфирь продолжала обращаться к нему с почтением, сохраняя смирение в сердце. Во-вторых, она делилась своей мудростью с великим смирением и подчеркивала его добродетель, а не свою. Она обратилась к нему с просьбой, но оставила ему возможность самому принимать окончательное решение. Она не сказала: «Ты, глупый муж, развесил уши перед убийцей. Ты что, не понимаешь, что можешь потерять, отдав такой приказ?» Она рассчитывала только на одно: Бог обратит его сердце. И Господь изменил его намерения, и царь приказал повесить коварного Амана. Так израильтяне были спасены от резни.



Предыдущая страница    Следующая страница












                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира


Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz