Пятница, 16.11.2018, 21:42Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Эд Сильвозо Чтобы никто не погиб 8

Однажды в воскресенье мы пришли в церковь и слушали проповедь по пятой главе послания Иакова. Проповедник говорил о необходимости молиться за больных, помазав их елеем. Неизвестно, как много понял мистер Альварес из этой проповеди. Как бы то ни было, на следующее утро он проснулся и обнаружил, что пал его самый ценный бык. Это была настоящая трагедия. Потерять своего лучшего быка для ковбоя всё равно, что для адмирала утопить флаг своего судна. Это катастрофа огромного масштаба. Если когда-нибудь мистер Альварес и знал, в чём заключается его ощутимая нужда, то это было именно в тот день. Оплакивая мёртвого быка, он вспомнил, о чём говорилось в проповеди. Он отправился на кухню и нашёл банку оливкового масла. Затем вернулся, помазал безжизненное животное и помолился, и бык встал и пошёл!

Когда мистер Альварес рассказал мне об этом, я отнёсся к его рассказу так же скептически, как, вероятно, вы сейчас. Я думал: "А произошло ли это на самом деле?" Я знал мистера .Альвареса как почтенного человека, который не стал бы выдумывать подобную историю, но я подумал, что бык, может быть, и не умирал вовсе. И тогда я допустил ошибку, спросив его, не могло ли дело обстоять именно так. Мистер Альварес снял очки и посмотрел мне прямо в глаза так укоризненно, что я почувствовал, как краснею. Он медленно произнёс: "Молодой человек, я пасу коров уже больше полувека. Я знаю коров и быков и снаружи, и изнутри. Если я говорю, что бык был мёртв, значит он был мёртв. Понятно?"

Почему Бог воскресил быка? По той же причине, по которой Иисус делал что-нибудь необычное вроде превращения воды в вино. Это являлось ощутимой нуждой, настолько острой, что ответ на неё не мог не привести к осознанию Божией силы и любви.

Впоследствии мистер Альварес стал христианином. С его обращением произошёл переход из клуба сотой овечки к девяносто девяти. Ни разу с тех пор ему не пришлось испытать ничего столь драматичного, как в тот день. Правда, я помню, как однажды он принимал аспирин от головной боли. Принимать аспирин из-за такой ерунды после того, как он видел воскресающего быка, может показаться противоречием. Однако это не является противоречием, если вы понимаете, что ощутимые нужды такого рода имеют очень малый вес в том клубе, куда перешёл мистер Альварес после своего обращения.

 

ГДЕ И КАК

 

Где нам следует молиться? Везде. Не только на ежегодном молитвенном собрании, но везде. Как Павел писал Тимофею: "Желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения" (1 Тим.2:8).

Есть только одна возможность молиться на всяком месте в масштабе города—открыть по всему городу молитвенные группы. Именно так поступили пасторы в Резистенции. Они открыли более шестисот "маяков" по всему городу. Не осталось ни одного квартала, где не было бы молитвенного дома.

Как нам следует молиться? Воздевая чистые руки. Это должно производиться при условии личной и общественной чистоты. Вот ключевой момент. Молитвенный евангелизм, описанный здесь, является не программой, а стилем жизни, таким же, какой описан в Деян.2:42-47:

И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба, и в молитвах. Был же страх на всякой душе, и много чудес и знамений совершилось через Апостолов в Иерусалиме. Все же верующие были вместе и имели всё общее: и продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого. И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа. Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви.

Однако не достаточно просто разработать план и охватить весь город. Первым и самым главным является то, что в Церкви должна присутствовать чистота. Церкви необходимо обнаружить красоту и действенность молитв, характеризовавшие Раннюю Церковь. Когда группа пасторов в Резистенции вместе праздновали Вечерю Господню, они имели дело с такими грехами, как личная и деноминационная гордость, которая накапливалась в течение долгого времени. После принятия Вечери Господней в каждом из них явно проявилась святость. Теперь их руки были в состоянии бороться с духовной темнотой, окружавшей Резистенцию, потому что они стали чистыми руками.

Как ещё нам следует молиться? Без гнева и сомнения (1-Тим.2:8). Здесь отражены два условия, необходимых для эффективной молитвы: свобода от раздражения по отношению к людям (без гнева) и уверенность по отношению к Богу (без сомнения). Кеннет Вуйст говорит, что слово "сомнение" означает "скептические вопросы или критические замечания по поводу характера Бога или Его дел или же характера и поведения тех, за кого возносится молитва"  (   Кеннет С.Вуйст, "Комментарии к Посланиям Пасторам". (Гранд Рэпидз, М.: Издательство Уильяма Б.Эрдмана, 1983, стр.45).    Чтобы исполнить написанное выше, мы должны согласиться идти во свете, в Его свете, и исповедовать наши грехи пред Богом и друг перед другом, чтобы кровь Иисуса очистила нас (Церковь) от всякого греха (см.1-Иоан.1:7). Это именно то единство, которое описано Иисусом в Иоан. 17:23 и которое заставляет мир поверить, что Отец действительно послал Его.

Все церкви в городе должны сознавать, что, согласно Библии, в городе есть только одна Церковь. Эта Церковь собирается разными конгрегациями, но это всё равно одна Церковь. Хотя множество пастухов пасёт эти конгрегации, только один главный Пастырь пасёт Церковь (см. Евр.13:20).

Мой друг Фил Нордин, пастор харизматической церкви в Канаде, решил преподать людям истину объективным путём. Фил предложил нескольким конгрегациям в городе каждое воскресенье присылать к нему своих представителей с целью рассказать с кафедры о нуждах своей общины. После этого Фил или его помощники возглавляли молитву за сестринскую церковь. До этого церковь Фила и местная баптистская церковь ссорились друг с другом в течение нескольких лет. Эти проблемы начались ещё задолго до появления Фила и продолжались до тех пор. Вражда была столь сильной, что стала известна всем в округе. Это было классическим примером гнева, о котором писал Павел в 1-Тим.2:1-8.

И вот однажды Фил предложил пастору баптистской церкви прислать, своего представителя и назначил день. К его удивлению, пастор с готовностью согласился. Тем не менее, за 10 дней до назначенного времени он позвонил и попросил отложить встречу, сказав: "Боюсь, что я не смогу придти".

Фил сказал ему: "Вы неправильно поняли, брат. Вам не нужно приходить самому. Просто пришлите вашего представителя".

Баптистский пастор ответил: "Нет, это Вы не понимаете. Мне необходимо придти лично, и я собираюсь привести с собой старших братьев".

Так случилось, что я проповедовал в церкви Фила в тот день, когда пришли этот пастор и старшие братья. В назначенное время они вышли вперёд, и пастор сказал: "Я пришёл сюда, чтобы покаяться от своего лица и от лица церкви за всё дурное, что говорили о вас я или церковь, которую я представляю. Никогда с нашей кафедры мы не упоминали названия вашей церкви, но каждый знал, что мы имели в виду вас. Можете ли вы простить меня? Можете ли вы простить нас?"

Глубоко тронутый, Фил встал, сказал, что они прощают их, и в свою очередь попросил прощения для своей церкви за то же самое. Я уверен, что когда оба пастора обнялись, ангелы пели от радости при виде такого проявления благодати Божией. У всех присутствовавших на глазах были слёзы. Какое подтверждение духовной истины, что есть только одна Церковь, и она может существовать без гнева и сомнения!

 

МОЛИТВА ЗА ВАШ "ИЕРУСАЛИМ"

 

Можете ли вы увидеть свой город с точки зрения Бога? Постарайтесь представить себе, как на него смотрит Бог. Город погружён в глубокую духовную темноту. Главным образом, эта темнота состоит из человеческих грехов, которые, словно щитом, заслоняют от людей свет Евангелия. Теперь представьте себе Церковь, которая кается в своих грехах и собирается в одно тело. Представьте Дух Святой, являющийся выражением полноты Христовой в этой Церкви. Теперь посмотрите на собрание верующих, которые разрушают завесу тьмы, поднимая чистые руки, в которых они несут имена и нужды всех жителей города. Дьявол не может остановить их, потому что его единственное действующее оружие — это грех, а они облачились в праведность. Днём и ночью имена всех жителей города представляются Господу. Какой поворот для Церкви! Владения дьявола сократились, и святые Божии шагают, отбирая у него самое дорогое — человеческие души.

Как это возможно? Давайте выберем самое тёмное в духовном смысле место в Америке — Сан-Франциско. Там основалась церковь дьявола, чародеи и колдуньи находятся там на легальных основаниях, лесбиянки и гомосексуалисты имеют влияние на правительство, там правит эгоизм. Рассуждая по-человечески, для Сан-Франциско, где живёт 6 000 000 человек, нет надежды.

Так ли это на самом деле? Ничего подобного ! Уже сейчас в Сан-Франциско действуют 4400 собраний верующих. Возможно, вы скажете: "Что это значит в сравнении с 6 000 000 жителей?" Ну что же, если бы каждый из этих 4400 приходов создал 14 молитвенных групп (это находится в пределах возможного), а каждая группа ходатайствовала бы за 100 соседей (таково среднее число жителей одного квартала), то в таком случае Церковь в Сан-Франциско ежедневно возносила бы молитвы за каждого из 6 000 000 жителей!

Церковь в Сан-Франциско уже заняла стратегическую позицию, чтобы атаковать врага. Чего же недостаёт для того, чтобы это произошло?

Во-первых, Церковь должна принять как факт, что это не предложение, а повеление. Это точная воля Божия, чтобы Церковь молилась за спасение каждого человека.

Во-вторых, Церковь должна покаяться в грехе и расстаться с накопившимся гневом.

В-третьих, Церковь должна покончить с разъединением, отвергнув раздражение, разделявшее христиан и побуждавшее 4400 приходов действовать скорее как независимые друг от друга лагеря военнопленных, чем как батальоны одной армии, выполняющие приказы одного командира. Как в день Пятидесятницы, мы должны быть единодушны (см. Деян. 1:14;  2:1).

 

СТРАСТЬ К ПОГИБАЮЩИМ

 

Три записанных выше рассуждения объясняют условия молитвы за грешников в нашем городе. Тем не менее, для того, чтобы молитва была эффективной и постоянной, мы должны пылать страстью к погибающим. Я говорю не о жгучей заинтересованности в спасении грешников. Нет ! Я говорю о всепоглощающей страсти к погибающим людям. Я не говорю о присоединении к программе евангелизации. Нет ! Я говорю о жизни, в которой все силы до последней капли отдаются на обращение погибающих. Не отчаивайтесь, если вы не испытываете такой страсти. Это не то, с чем мы рождаемся или чему мы можем научиться. Это нельзя купить. Это должно быть внушено Духом Святым. Чтобы обрести это, нам необходимо придти к Богу с покаянием и умолять Его, чтобы Он дал нам страсть к обращению погибающих.

Во 2-Петр.З:9  мы читаем, что Бог долготерпит нас (верующих), не желая, чтобы кто-либо (из неверующих) погиб, но чтобы все пришли к покаянию. В этом отрывке, как и в 1-Тим. 2:4-6, утверждается, что воля Божия состоит в том, чтобы все люди спаслись. Разумеется, это не означает, что все люди обязательно будут спасены. Из этого трудно сделать чёткий вывод, но чтобы знать, как молиться согласно воле Божией, достаточно того, что воля Божия известна: Он хочет, чтобы все люди спаслись и чтобы никто не погиб. Такова Его воля, и мы должны соответственно строить наши молитвы.

В тот день, когда я стал христианином, я был преисполнен любовью Божией. Я не мог полностью осознать тот факт, что мои грехи прощены раз и навсегда. Радость от Господа была так велика, что в ночь, когда я встретил Иисуса, я сидел на кровати, борясь со сном, потому что боялся, что утром этой радости уже не будет. Однако и на следующий день радость была во мне, и с каждым днём она росла больше и больше. Я говорил о Христе каждому члену моей семьи и каждому из моих друзей. В школе я встал посреди класса и рассказал им об Иисусе. Когда мне влетело за это от моих учителей, я воспринял наказание как благословение. Они нуждались в благой вести, и я мог принести им её. Поэтому я делился с ними "во время и не во время"(2-Тим.4:2).

Я жутко боялся, что кто-нибудь из моих друзей, родственников или одноклассников умрёт и попадёт в ад ! Я знал, что Бог хочет, чтобы все они спаслись, и мне хотелось порадовать Того, Кто спас меня. Когда один из моих друзей смертельно заболел, я пробрался в палату, где он лежал, и привёл его ко Христу за несколько часов до его смерти.

Когда я видел проходящие похоронные процессии, моё сердце болело от предположения, что странник, чьё тело сейчас отправляется на кладбище, возможно уже мучается в аду. Я ни минуты не сомневался, что Бог хочет, чтобы все люди спаслись и чтобы никто не погиб.

К несчастью, вскоре я стал "теологически образованным". Я проникся эгоистическим мышлением, помогавшим найти доводы против того, чтобы делиться благой вестью с погибающими, и в пользу того, чтобы просто уютно жить. Я мог очень доходчиво объяснить, почему спасение погибающих — не моё дело. В конце концов, Бог уже предопределил всех, кто в результате спасётся, и, следовательно, также предопределил тех, кто попадёт в ад. В своём богословском лабиринте я даже отыскал поворот, который привёл меня к удобной позиции, позволявшей размышлять о том, как неправильно молиться за грешников. Я стал думать, что спасение — это решение, которое принадлежит исключительно Богу. Я сказал себе: "Не будь так самонадеян и не указывай Богу, кого Ему следует спасти". Вскоре мои регулярные молитвы были заменены "более продуктивными видами деятельности".

В конце концов, наступил день, когда я мог пойти на похороны или наблюдать за движущейся похоронной процессией, не испытывая боли в душе. И когда мне попадались в Библии отрывки вроде 2-Петр.З:9 или 1-Тим.2: 3,4, ясно указывавшие на мою неправоту и утверждающие, что Бог "хочет, чтобы все люди спаслись", я быстренько откидывал их. Я говорил себе: "Сейчас я смотрю, как в тусклое зеркало... Сейчас я знаю отчасти, но потом узнаю всё до конца. Не надо позволять этим стихам причинять мне беспокойство".

Я воздвиг вокруг себя стены мнимого интеллекта, заслонившие от меня библейскую истину Божией любви и страсти по отношению к погибающим. Я уплотнил эти стены, чтобы не слышать плача гибнущих. Все картинки, которые я развесил на этих стенах, изображали красоту моего спасения. Ни на одной из них не было трагедии вечного отделения и страдания грешников.

Итак, я наслаждался, производя на своей интеллектуальной фабрике мои эгоистические убеждения. Тем не менее, моё сердце иссохло. Там, где бил родник радости, теперь пересохшая земля превращалась в пыль. Моя душа, некогда буйная и живая, превратилась в пустыню. Глубоко внутри моя нищета стала разрастаться до такой степени, что я не мог больше закрывать на неё глаза. Я вспоминал о свежести утерянной ныне первой любви, когда только одно было явным: присутствие Божие. Всё остальное было под вопросом, но мне до этого не было дела. Со мной был Бог, и этого было достаточно. Иисус был всем, в чём я нуждался. Какой контраст с тем, что я почувствовал теперь. Теперь у меня были ответы на все вопросы (как я думал), но я нигде не ощущал Божьего присутствия.

В это время моей жизни 2-Петр.З:9 ударило меня, словно молотом. Слова "не желая, чтобы кто-нибудь погиб... чтобы все пришли к покаянию" поразили меня так, что я упал на колени и умолял Господа о крещении в сострадание к погибающим. Когда я раскаялся в моём духовном заблуждении, благодать Божия смыла всю мою апатию. Я пел: "Дай мне придти к Твоей реке, Господь, дай пить мне из Твоей реки, Господь, и жить позволь возле Твоей реки", и любовь Божия наполняла мою душу, возвращая мне радость спасения.

 

ПРИСЛУШАЙТЕСЬ К СЕРДЦЕБИЕНИЮ ГОСПОДА

 

Если вы хотите покорить ваш город для Христа, то вам необходимо услышать, как бьётся сердце Божие. Я думаю, лучший способ проиллюстрировать это для вас — это рассказать об одном из моих детских переживаний.

Я рос в Аргентине, где время сиесты было священным. Каждый человек был обязан прилечь и вздремнуть. Для нас, детей, это казалось жестоким и необычным наказанием. Во время этого "тихого часа" весь город принадлежал нам. Все взрослые отдыхали, а мы, детвора, могли бегать, где вздумается.

Мои друзья и я ухитрялись успешно удирать из наших спален, едва заслышав сигнал "путь свободен", подаваемый ритмичным похрапыванием взрослых. Но однажды мой ужасно строгий отец поймал меня. Не допускающим пререканий голосом он приказал: "С этого дня ты будешь спать в моей комнате, на моей кровати, рядом со мной. Понял?"

"Да, сэр!" - пискнул я в ответ.

С того дня я был подвержен ежедневной двухчасовой пытке (столько длился тихий час). Чтобы убить время, я придумывал разные игры. Я представил, что трещины в потолке — это реки, пятнышки — города, лепные украшения — горы. Так у меня появилась воображаемая карта мира. Увидев двух комаров, я назвал одного Хосе, а другого — Мария. Я представлял, как они живут. Когда возле них появился третий комар, чуть поменьше, я подумал: "Они поженились, и у них родился малыш!" Что угодно, лишь бы убить время!

Через несколько минут дыхание моего отца становилось ровным, что было сигналом о его прибытии в страну снов. И каждый раз, когда я видел своего отца с закрытыми глазами в горизонтальном положении, меня тянуло медленно и осторожно подползти к нему. Оказавшись рядом с ним, я прикладывал ухо к его груди и слушал, как бьётся его сердце. Из-за того, что мои папа и мама в детстве оба потеряли одного из своих родителей, я страшно боялся потерять одного из них. Вид отца, лежащего с закрытыми глазами, приводил меня в ужас. Когда я прикладывал ухо к его груди, его сердцебиение давало мне эмоциональную уверенность. Я даже придумал "стишок" к его сердцебиению: "Люблю тебя. Я не умру". Снова и снова. Как это было здорово!

Прямо сейчас я предлагаю вам приложить ухо к груди Божией и прислушаться к Его сердцебиению. Слушайте внимательно, и вы услышите: "все... никто. Чтобы никто не погиб. Чтобы все пришли к покаянию". Слушайте до тех пор, пока Его сердцебиение не станет вашим, пока вы не увидите всех своих друзей, родных, соседей, сотрудников на экране вашей души. Пока их лица и имена проходят перед вами, слушайте, как Бог говорит: "Чтобы никто не погиб... Все пришли к покаянию". Слушайте, пока выстроенный вами интеллектуальный бастион теологических оправданий вашего эгоизма не рухнет. Слушайте, пока любовь Божия ко всем заблудшим не наполнит ваше сердце, не поднимется в ваш разум и не обновит его полностью.

Да, послушайте, как бьётся сердце Господа! А теперь выйдите из круга ваших родных, друзей и соседей и позвольте Богу показать вам ваш город, каждого его жителя. Слушайте, как сердце Господа стучит о вашем городе: "Никто не погиб, все пришли к покаянию". Позвольте ритму и мелодии Его сердцебиения войти в вас, излиться в вас, до краёв наполнить вас, пока вы не окажетесь плывущими в океане Его любви к заблудшим, пока ваша душа всем, что в ней заключено, не закричит: "Господи, дай мне этот город, или я умру!"

 

 

 Предыдущая страница                       Следующая страница

 











                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира

 

 

Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz