Воскресенье, 21.07.2019, 19:50Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Эвальдс Душепопечительство и терапия 3

Значение истинности

Само собой разумеется, на ниве христианского душепопечительства может трудиться только христианин, являющийся таковым в полном смысле этого слова. Я отнюдь не оспариваю мысль о том, что Иисус Христос, присутствующий везде, может участвовать и в таком лечении, при котором Его имя постоянно не упоминается, ибо главное — духовное содержание помощи. Однако ищущий помощи имеет право знать, каков ценностный мир у духовника, к которому он обращается. Духовник должен быть достаточно опытен, так чтобы христианская вера была для него не смирительной рубашкой, но силой, которая может освободить его пациента духовно и глубоко исцелить его.

Это означает, что духовник должен был сам пережить многое из того, о чем рассказывалось в первой главе касательно самореализации. Он отнюдь не должен быть «готов», но должен обладать нужным опытом, чтобы с первых шагов направить своего пациента на путь духовной зрелости.

Безусловно, от духовника требуется определенная зрелость. Дабы суметь признать в ближнем болезнь и слабость, он должен признавать свою слабость, свои внутренние конфликты и комплексы, но при этом сохранять трезвость в оценках, особенно в отношении самого себя. Он должен познать и признать собственные недостатки, жить в постоянном освящении и черпать силу для своей будничной жизни во взаимоотношениях со Христом. Мне часто задавали вопрос: Как поступать в случае, если духовник начинает впадать в панику, слушая рассказ своего пациента о сложностях в его жизни? Ответ не столь прост, как многим хотелось бы, его можно сформулировать так: Развивай свою идентичность, чтобы ты мог выдержать! Это непременное условие для каждого духовника. Многих пациентов постигало разочарование именно поэтому: их рассказ, приводил духовника в такое смятение, что он был не в состоянии контролировать свои чувства. Вот почему у духовника должен быть кто-то, к кому он мог бы обратиться за советом и с чьей помощью мог бы искать и находить причины своих реакций.

Церковь и христианские организации должны заботиться о том, чтобы те, кто занимается сложными вопросами душепопечительства, получали всю необходимую помощь для развития своего собственного «Я», своей идентичности. От желания помочь, от тепла, от симпатии нет никакого толку, если они исчезают, как только ситуация обостряется. Духовник должен уметь выдерживать любые бури в душе своего пациента, которые часто выплескиваются в виде весьма сильных негативных эмоций в его адрес. Пациент переносит свою ненависть и разочарование на помогающего ему, а не на действительную причину своих неудач и огорчений. В таких ситуациях духовник на собственном опыте постигает, что значит следовать за Иисусом на крестном пути.

Искусство сопереживать

Духовник, который должен не только работать над собой, но и расширять свой кругозор, нуждается в литературе по вопросам душепопечительства, психологии и т.д. Кроме того, ему необходимы знания и в некоторых других областях. Нам нужно знать Библию. Многие сегодня, к сожалению, недостаточно знакомы с содержанием Библии, и это обстоятельство рождает дополнительные трудности в работе духовника. Мы не можем просто так сослаться на библейские события и сказать: ...так было и с Давидом, когда он... — это ни о чем не скажет современному человеку, он не знает, о чем идет речь. К сожалению, подобный вакуум действительно существует. Тем более духовник должен знать Библию, особенно Новый Завет, для того чтобы его деятельность была более эффективной.

Кроме этого, духовник должен иметь широкий спектр знаний в области культуры. Возьмем, например, искусство слова. Великие писатели, наделенные даром правдиво и ярко описывать человеческие судьбы и события, являются прирожденными психологами и могут научить нас понимать, как и что чувствует человек. Если мы действительно любим своего ближнего, мы должны быть способны вникнуть в его чувства.

Это помогает нам развивать способность к сопереживанию, что особенно важно потому, что человек не способен найти себя, определиться, если рядом с ним нет никого, кто безоговорочно принимает его.

Однако нам следует сохранять дистанцию между собой и пациентом с его проблемами и не отождествлять себя с ним. Такое глубокое отождествление — далеко не лучший путь, ибо чревато для нас опасностями. Венгерский психиатр Сонди в своих трудах описывает случаи, когда психиатр терял связь с действительностью и подпадал под влияние больного мира психики своего пациента.

Духовник, парадоксальным образом, должен обладать и способностью приблизиться к своему пациенту, и способностью сохранять дистанцию по отношению к нему. В богословии примером подобного взаимодействия может служить проблема соотношения закона и Евангелия.

Закон представляет собой здоровое расстояние, неоспоримые требования морали. Если духовник откажется от этого, он потеряет возможность помочь ближнему.

И все-таки: никому не удастся помочь, если мы будем сохранять расстояние, предъявлять требования — и только. Необходимо также Евангелие, которое наполняет закон и всю жизнь человека содержанием. В душепопечительстве и терапии возможности Евангелия скрыты именно в эмпатическом сопереживании. Такая позиция исходит из норм морали, но лишена морализаторства, и, опираясь на нее, духовник может ощутить, что происходит внутри его пациента, вне зависимости от того, о чем последний рассказывает. Однако к рассмотрению этой проблемы мы вернемся позже.

Духовник является христианином. Он ощущает себя и реализует себя в указанном нами выше значении. Только когда он обладает этой «предпосылкой», он действительно способен на сопереживание, эмпатию по отношению к пациенту. Он умеет выслушать так, что нуждающийся в помощи человек замечает с его стороны сопереживание, человеческое тепло и желание помочь. В этом случае у пациента не возникает ощущения, что духовник главенствует над ним, подавляет его, желает лишить его свободы. Духовник всей душой сопереживает пациенту, так что последний решается поделиться своими самыми тяжкими проблемами. Он доверяет духовнику, ибо уверен, что независимо от содержания рассказанного сохранит его к себе уважение.

Уважение личности пациента

Позиция духовника, безусловное уважение к личности пациента крайне важны. Каждый человек обладает правом на свою тождественность, правом быть самим собой, а не чьей-то копией. Тождественность подразумевает также и религиозность.

Пациенты рассказывали мне, что некие «терапевты» принуждали их к атеизму. Если бы эти «терапевты» испытали давление со стороны какого-нибудь религиозного лица, например, профессионального богослова, это, очевидно, вызвало бы у них сильное раздражение. Если мы уважаем человека, мы не должны оказывать на него давление — ни христианского толка, ни атеистического.

В нашем случае у «терапевтов», пытавшихся склонить своих пациентов к атеизму, очевидно, были случаи, когда больного мучили заблуждения религиозного характера, однако было бы неверным считать религию источником всех их бед. Я утверждаю это, прекрасно сознавая, что существует религиозное учение, способное активизировать и усугубить невротические наклонности человека. На самом же деле болезненная религиозность не является основной причиной неврозов. Ведь нам известно также, что душевная болезнь мешает человеку воспринимать свою собственную сущность. Именно по этой причине человек, страдающий душевными недугами, искажает религию.

Требование уважать человека предполагает, что мы не делаем попыток лишить человека религии, но стремимся к тому, чтобы он смог во всей полноте ощутить любовь и заботу, к которым побуждает правильно понятая и правильно проявляющаяся вера.

Мы должны не только уважать ближних, но и научиться относиться к ним с теплом и беспристрастно. Человек, желающий стать духовником, должен быть действительно заинтересован в людях, и этот интерес проявляется не тогда лишь, когда нужно быть «ловцами человеков», но в особенности тогда, когда речь идет об обыкновенной доброжелательности.

Если духовник реализует себя в вышеуказанном смысле, он автоматически уже выполняет следующее требование: он искренен по отношению к своим эмоциям. Ему не нужно играть в прятки со своими чувствами, потому что действительные чувства всегда выйдут на свет и проявят себя, если духовник действительно расположен к сочувствию. Кое-кто придерживается мнения, что духовник, оказывая помощь, должен оставаться бесстрастным, «сохранять нейтралитет» и считает, что личные чувства и ценности духовника не играют никакой роли в терапии. Это самообман, потому что за какими бы словами не пытались мы скрыть свои чувства, мы должны помнить, что чувства звучат громче, чем слова, — особенно в тех случаях, когда успех зависит от" наличия у духовника искренней любви к ближнему. Эта любовь может быть и строгой, и поэтому речь не идет о мягкости и сентиментальности.

Естественно, в задачу духовника не входит подменять собой врача, но он должен быть целителем по отношению к тем, кто обращается к нему за помощью. Связь душепопечительства и терапии мы рассмотрим в соответствующей главе, но уже здесь можем отметить, что душепопечительство, не взаимодействующее с терапией, не выполняет своего предназначения. Точно так же и терапевт, не учитывающий в своей практике душепопечительство, никогда не постигнет до конца глубокий смысл и содержание терапии. Так же естественно, как священник иногда по необходимости обращается к врачу, и врач может искать помощи священника, когда этого требует состояние обратившегося к нему пациента.

Духовник знает, что он находится в союзе с жизнью и ее защищающими силами. Поэтому он может радоваться развитию любого человека в плане физического здоровья.

Заканчивая, я хочу привести слова известного врача и терапевта Гаэтано Бенедетти: «Со своей стороны, пациент многое прощает терапевту. Даже при отчасти ошибочной терапии он учится расти и созревать, если терапия содержит в себе хотя бы крупицу истинного терапевтического духа». Эти слова вполне можно отнести и к душепопечительству.

Душепопечительская беседа

В этой главе я не ставлю целью всесторонне рассмотреть душепопечительскую беседу, сошлюсь лишь на три замечательные работы, в которых обсуждается эта тема. Доктор богословия Ирья Кильпеляйнен, в течение долгих лет работавшая консультантом в евангелическо-лютеранских приходах города Хельсинки, издала книгу Умеем ли мы слушать и помогать?. Также мы можем использовать книги Эрика Хаглунда Встреча и диалог и Сеуарда Хилтнера Освобождающая беседа (Frigorande samtal). Я все же не считаю возможным обойти эту тему, ибо полагаю, что все, кому пришлось трудиться в области душепопечительства, смогут поделиться ценным опытом. Упомяну также работу выдающегося норвежского доктора Анкера Нильсена «Pastoralradgivning».

Нам всем не раз приходилось слышать, что сегодня исповедь утратила то значение, каким она обладала раньше в нашей церкви. Это неверно, однако мы бы отметили следующее: формальной исповеди нет места в нашей церкви. Современная исповедь, как мы ее видим, означает открытие сокровенных глубин сердца и является столь глубоким и преображающим событием в жизни человека, что ее нельзя вместить в какие-то рамки, как нельзя и сделать ее обязательной. И все же исповедь предполагает определенного рода обязательность — так же обязательно для нас, скажем, принимать пищу. Духовно здоровый человек чувствует необходимость открыться ближнему, тогда как психические отклонения сопряжены с безграничным страхом открыть другим свои «тайны». Как раз в таких случаях профессионалы зачастую наносят непоправимый вред. Многих мучений можно было бы избежать — или, во всяком случае, облегчить страдания, — если бы люди открывались вовремя.

Конечно же, существует также и невротическое отсутствие аппетита. Доктор Франк Лейкен считает, что известная французская писательница Симона Вейль умерла именно от этого недуга. Когда болезнь проявляется на физическом уровне, она тревожит нас, но к душевному недомоганию мы настолько привыкли, что не реагируем должным образом на сопутствующие симптомы угасания.

Доверительная беседа

Душепопечительство и терапия пользуются диалогом, живым общением между нуждающимся в помощи человеком и оказывающим ему эту помощь. Во многих случаях ищущий помощи — одинокий человек, который переступил через высочайший порог одиночества и решился обратиться к ближнему. Иногда его подтолкнула к этому решению книга или проповедь. В таком диалоге ищущий помощь может впервые в жизни приоткрыть дверь своего внутреннего, тайного мира.

Нам необходимо овладеть искусством доверительной беседы. Мы должны научиться открываться, но это не означает, что речь идет лишь о каком-либо известном и популярном духовнике. К нему мы обращаемся, только когда это действительно необходимо. Мы должны учиться доверять друг другу. Из истории душепопечительства мы знаем, что Душепопечительство первых христиан опиралось на так называемое aedificatio mutuan, т.е. члены церкви были душепопечителями друг для друга. При том состоянии брожения, в котором пребывает наш мир и вместе с тем и церковь, необходимо найти среди обычных прихожан таких людей, которые хотят заниматься душепопечительством и имеют к этому способности, если вообще в нас живо желание откликаться на огромные нужды ближнего в современном мире. Требуются тысячи обыкновенных христиан, обладающих твердой христианской идентичностью и живым действительным желанием помочь ближнему, выслушивая его и беседуя с ним.

Когда мы видим, каким чудесным образом Бог освобождает тех, кто смиренно встает на путь исповеди, то становится нестерпимо больно смотреть на людей, пытающихся заглушить свою внутреннюю боль при помощи ядовитых успокоительных препаратов. Если бы мы оказались способны на большую открытость в духе доверия и страха Господнего, мы могли бы вскоре вернуть к здоровой жизни многих, находящихся в психиатрических больницах. Я довольно часто размышлял над тем, что на многие трудные вопросы можно было бы найти ответ, если бы страждущий человек, несмотря ни на что, мог бы поверить в то, что Бог руководит его жизнью даже в самую трудную минуту.

Это подводит нас к проблеме первостепенной важности. Наши переживания ни в коей мере не являются огульными, случайными или необъяснимыми: любой человеческой реакции можно в принципе найти объяснение. Это, в свою очередь, указывает на то, что реакция человека обладает каким-то значением. Следовательно, любое угнетенное состояние вполне объяснимо и о чем-то нам сообщает, несет какую-то весть.


Предыдущая страница   Следующая страница












                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира



Copyright MyCorp © 2019 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz