Среда, 11.12.2019, 20:48Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Эвальдс Душепопечительство и терапия 6

Роджерс и искусство эмпатии

Изложенный выше метод Роджерса является одним из способов постижения сложного искусства сопереживания. Но если бы Роджерс и его последователи осознали, что описали они только одну установку душепопечительства, и не считали бы достигнутое конечным результатом, все было бы в порядке. Эта установка необходима особенно в наше время, отмеченное печатью отчужденности. Чтобы найти свое «Я», человеку необходимо сначала «найти свои чувства». Для того чтобы выявить в существующей действительности что-либо конкретное с помощью научных методов, нам следует снова принять во внимание те «инструменты», которые всегда стоят за великими изобретениями и открытиями: интуицию и чувство.

Итак, эмпатия означает сопереживание реакциям пациента, затрагивающее иногда такие глубины его души, о которых он сам и не подозревает. Возможно, если пациент в некоторых случаях смог бы заглянуть в собственную душу, он был бы потрясен увиденным. Ему необходима многократная помощь для созревания и роста, прежде чем он найдет в себе смелость встретиться с тенями из глубины своего «Я».

Представим ситуацию, в которой взрослый мужчина полностью зависит от своей матери и испытывает постоянное чувство вины за любой, даже самый незначительный свой проступок, направленный против матери. Он и не подозревает о том, что в его душе бушует ненависть и даже желание убить ее. Разве смог бы он без предварительной подготовки и помощи оказаться один на один с этими потаенными движениями своей души? Естественно, своими силами он не способен освободиться из заколдованного круга зависимости от матери. (Здесь исключения лишь подтверждают общее правило — так они редки.)

Зависимость от матери означает, что во всех бедах сын привык обращаться за помощью к матери. Одновременно он чувствует потребность освободиться, но при таком положении дел свобода воспринимается как угроза. Как он может справиться с ней без помощи матери? Сын впадает в угнетенное состояние и снова ищет облегчения у матери. Соответственно, все более натягиваются вожжи, усугубляется его угнетенное состояние, и потребность свободы становится все более ощутимой. Выхода из этого замкнутого круга нет, ситуация может лишь усложняться.

Когда человек чувствует свою беспомощность, в нем просыпается ненависть. Ненависть пробуждает чувство виновности, которое, в свою очередь, усиливает чувство беспомощности. Поэтому сын нуждается в матери больше, чем до этого, а мать все теснее привязывает его к себе и препятствует его освобождению, так что ненависть в душе сына все возрастает, он впадает в еще более угнетенное состояние и снова ищет защиты. Как я уже говорил, это заколдованный круг.

Обычно чувство вины главенствует и управляет ситуацией, и духовник должен разглядеть скрытую за ним действительность. Что же должен предпринять духовник, обнаружив, что его пациент мечется в заколдованном круге? Смена места жительства далеко не всегда является выходом.

Сопереживание освобождает

Естественно, будет недостаточно сказать пациенту, что он уже взрослый человек и имеет право уехать из дому. Ведь он же знает это, по крайней мере, хоть отчасти осознает, что это так. Ему необходима помощь, чтобы он смог реализовать свою свободу, и именно здесь решающую роль играет сопереживание, но только с тем условием, что духовник сам достаточно зрел и свободен.

Пациент может «сознавать и признавать» свою виновность, глубоко раскаиваться, но на самом деле не знать, почему он это делает. Он, конечно, может утешать себя, подобно Лютеру, признавая свою виновность и в тех грехах, назвать которые он не может. Тогда после исповеди последует отпущение грехов, и пациент почувствует облегчение на несколько часов или даже дней, а потом снова окажется в заколдованном круге. Тогда последний станет хуже, чем первый. Ведь теперь уже пациент «погиб», так как он уже не может принимать прощение грехов. Пройденный путь оказался неверным.

Но если духовник хорошо подготовлен и понимает ситуацию, он начинает трудный (и, к сожалению, часто и длинный) путь в джунгли чувств пациента, потому что все этапы заколдованного круга должны быть выведены на свет. Но необходимо при этом соблюдать скорость, заданную жизненным ритмом самого пациента. Если духовник по-настоящему принял пациента, последний может получить помощь по части принятия им своих собственных чувств.

Из этого мы можем заключить, что отпущение грехов не заключает в себе никакой таинственной силы, которая была бы способна в мгновение ока освободить пациента от его проблем. Настоящее прощение означает динамичную атмосферу исцеления, доходящего до самых потаенных уголков души и делающего возможным процесс выздоровления, обретения самого себя и самореализации. Прощение освобождает для новых альтернатив в деятельности.

Духовнику представилась возможность побеседовать и с матерью этого сына. В ходе беседы мать признала что привязанность сына мешает и ей. Она много раз пыталась вразумить сына и уговорить его жить своей жизнью. Но чаще всего такие советы не дают результата, потому что при этом не принимаются во внимание многие существенные факты, оказывающие динамическое воздействие. Увещевание сына матерью — это пример рационализма, который мы признали неподходящим для душепопечительства. Мать не может понять действительного состояния сына и, по всей видимости, не выдержала бы той ненависти к ней, которая кипела в его душе. Возможно, даже и духовник не нашел бы в себе сил глубоко вникнуть в эту ситуацию, но впал бы в страх и подавленное состояние. Поэтому при обучении будущих духовников необходимо постоянно уделять время анализу их собственных проблем, претерпевающих динамичные изменения.

Эмпатия — источник знания

В один из периодов моей жизни я участвовал в предварительном расследовании ряда преступлений в Швеции. В одном из случаев женщина обвинила одного мужчину в жестоком обращении с ее дочерью. Свидетели утверждали, что не видели ничего подобного и были задержаны за возможную дачу ложных показаний. Впервые я встретился с ними в тюрьме. В ходе расследования я решил встретиться с истицей. На мой приход она отреагировала сильным приливом гнева и была крайне недовольна тем, что в это дело вмешивается священник. Я спокойно объяснил ей, что пришел как следователь, а не как пастор или духовник. Ее реакция навела меня на мысль о том, что ей было что скрывать.

Мы долго беседовали, и на мгновение женщина забыла, с кем она имеет дело. Забывшись, она призналась, что все еще любит мужчину, которого хотела бы видеть на скамье подсудимых! Кто хоть немного знаком с особенностями женской души, сразу поймет, о чем здесь шла речь: о любви и мести. Женщина хотела отомстить, и ради собственной мести была готова обречь на тюремное заключение двоих невиновных. Когда я рассказал суду об этих фактах, обоих свидетелей освободили.

Духовник, хорошо понимающий смысл и значение эмпатии, знает, что человек далеко не всегда изъясняется одними только словами. В таких случаях необходимо уметь расшифровывать выражение лица, движения, тон, позы и т.п. Необходимо учитывать все, в чем внешне может проявиться душевное состояние человека, когда беседа ведется на глубоко эмоциональном, а не на рациональном уровне. Это богатый источник знания, из которого может черпать тот, кто стремится установить исцеляющий контакт с пациентом. Естественно, пациент выражает больше, чем он сам осознает, но зрелый духовник никогда не станет злоупотреблять своими знаниями, ибо в дальнейшем это могло бы существенно мешать пациенту завязывать отношения. В доверительной и теплой беседе духовник может осторожно подвести пациента к глубокому познанию самого себя так, что его душевные раны заживут и он сможет пережить прощение как на физическом, так и на душевном и духовном уровнях.

От слов к инкарнации

Очень важно научиться правильно понимать и истолковывать чувства собеседника. Ведь пациент, обращаясь к духовнику, больше, чем когда-либо раньше, является субъектом. Но это отнюдь не означает, что мы исчерпали все свои средства для разрешения проблем пациента.

Слово стало плотью

В этом временном мире, где мы зависимы от времени и материи, нам необходимо подчиняться окружающей нас ограниченной действительности. Невозможно помочь субъекту Б, одновременно слушая субъекта А, и поэтому мы очень часто испытываем чувство вины. Библейская весть инкарнации гласит, что нам нужно помочь субъекту Б, а не А, тогда, когда настает время для Б. Термин инкарнация означает, что Бог присутствует именно в этом ограниченном положении, а не несмотря на это. Бог ограничил Себя однажды, проявив Себя в Младенце в яслях, и это означало, что всему человечеству пришлось подождать после рождения Иисуса еще тридцать лет до того, как Он начал Свою деятельность. Итак, мы ограничены временем и пространством. Ограничениям мы подчинены и по отношению к нашему пациенту.

Инкарнация распространяется также и на другие сферы. Она касается, например, нашей физической, телесной действительности. Именно потому, что Бог присутствует здесь, мы можем уделять время ближнему, помогая ему до тех пор, пока он не научится реагировать по-новому и не усвоит новую жизненную позицию, пока он не овладеет всем тем, что входит в понятие человеческой зрелости.

Меня однажды спросили, где человек может найти Бога. Я сразу ответил: «Если Бог существует, то Он находится в твоих рефлексах». Ограниченность, заключенная в этих словах, совершенно неслыханна, но каким-то образом этот ответ до сих пор вполне удовлетворителен.

Известный художник профессор Леннарт Сегерстроле из города Порво в годы войны написал своему брату по вере на фронт короткое приветствие. Письмо, которое я получил, было только лишь коротенькой записочкой, но содержание ее было огромно: «Брат мой Эрик, задумывался ли ты когда-нибудь над тем — или испытывал ли ты, — какое великое благословение — наблюдать за духовным развитием человека до самого принятия им решения? Если не оставляешь его на полдороге, то можешь и сам испытать большое благословение».

Это была короткая весточка, и, возможно, 40 лет назад я не понял всего ее значения, но именно поэтому все эти годы я и вспоминал эти слова. Духовнику бесполезно говорить своему пациенту о мире Божием, если он сам не готов искать его вместе с ним, оставаясь рядом, пока тот его не найдет.

Леннарт Сегерстроле в своем письме попытался сказать мне то, что я сейчас называю термином инкарнация.

Биографический метод

Каким образом мы можем систематически применять инкарнацию в душепопечительстве? Большинство людей не хочет рассказывать о конкретных деталях. Некоторые люди выражают свои мысли, используя очень неконкретные символы, которые иногда соотнесены только с их собственным воображением. Я считаю метод, названный мной биографическим, лучшим вспомогательным средством. Он заключается в том, что духовник слушает историю жизни пациента и наблюдает таким образом за его развитием, одновременно пытаясь понять, почему произошли те или иные вещи, — например, как развились некоторые его комплексы в сфере чувств. Такой внимательный подход к жизни пациента и есть те конкретные условия, которые могут предложить надежные данные для решения проблем пациента и, с другой стороны, предотвращают многозначность толкований и неправильные выводы. Однако если духовник не решается выслушать своего пациента вплоть до конкретных деталей, тот может так никогда и не конкретизировать свой рассказ.

Правда у смертного одра

Многие врачи, медперсонал, а также близкие умирающего часто обращают внимание на то, что сам умирающий почти никогда не заводит конкретного разговора о смерти. На основе этого делают вывод, что умирающий не хочет говорить о смерти, но вполне возможно, что этот вывод неверен. Действительная причина может крыться в том, что окружающие умирающего сами не способны говорить о смерти. Умирающий ощущает это и хочет уберечь близких, которые, в свою очередь, желают уберечь его.

Доктор Ээг-Улофссон рассказал о случае, произошедшем в больнице Эрста в городе Стокгольме.

Некий врач в течение долгого времени занимался лечением больного раком, но ни разу не пытался завести с ним речь о том, что болезнь сама по себе неизлечима и ведет к смерти. Однажды больной спросил его:

Доктор, когда же вы будете честны со мной?

Что? — удивился врач. — Что вы имеете в виду?

А то, что я скоро умру.

Врач изумился и спросил:

Кто вам мог это сказать?

      Никто, но мои родные в течение последних месяцев были так добры со мной, что я это знаю наверняка.

Инкарнация подразумевает конкретность и честность во всем. Но как часто этого не хватает у смертного одра. Больной, знающий о приближающейся смерти, запрещает врачу произносить это слово вслух. Точно так же и близкие, знающие о скорой кончине больного, не позволяют врачу говорить о смерти. Эта нечестная игра может продолжаться недели, месяцы, что означает потерю драгоценного времени. Вместо этого врачи, медперсонал и близкие умирающего могли бы внутренне подготовиться к его кончине, а сам больной — привести в порядок свои дела.

Конкретная правда может оздоровить тело

Хочется привести и другой пример. Один из моих пациентов, кроме духовных проблем, страдал и серьезным глазным заболеванием, которое не поддавалось лечению, к каким бы специалистам он не обращался. Сильные боли иногда мешали ему видеть четко. И поскольку причина так и не была найдена в ходе основательного медицинского обследования, возникло подозрение, что боли вызваны какой-то душевной травмой.

Я решил прибегнуть к биографическому методу. На протяжении курса лечения постепенно выяснилось, что пациент страдает рядом душевных комплексов, связанных с воспоминанием детства, и чем ближе мы подходили к этой теме, тем напряженней становилась атмосфера. Мало кто способен проделать такое путешествие один, но при поддержке надежного помощника становится возможным снова пережить то, что скрыто глубоко внутри.

В конце концов мы не стали более зависимы от способности сопереживать или выражать эмпатию, но зато смогли ощутить, как слово постепенно обретало плоть, по мере того как в памяти пациента всплывали подробности события, глубоко запрятанного в душе.

Оказалось, что в детстве у пациента было любимое животное. Однажды отец пришел домой пьяный, и мальчик ругал его за это. Тогда точно дьявол вселился в отца, и он приказал сыну подставить своего любимца под пулю, а не то грозился убить его. Видимо, движущим мотивом этой садистской мести было то, что животное значило для мальчика больше, чем отец.

С подкашивающимися ногами и с сердцем, разрывавшимся от несказанной боли, мальчик принес своего любимца, и отец выстрелил в него. Животное кричало и корчилось от боли. В него попало всего несколько дробинок, однако для смертельного исхода этого было достаточно.

Тогда мальчик, не в силах сдерживаться, набросился на отца. Отец жестоко избил его и приказал прекратить мучения животного. Кровь струей лилась на дорогу.

Мой пациент побледнел, рассказывая об этом. Он снова испытал весь ужас и боль маленького мальчика, но теперь духовник мог ему помочь; он вывел его на свободу по дороге, окаймленной ужасающими, затаенными в уголках души деталями, и в итоге там не осталось ни одного угрожающего призрака прошлого. Теперь он был готов к встрече с воспоминанием, анализировать которое раньше был не в состоянии. Спустя некоторое время после этого катарсиса (очищение через душевное переживание страдания) мой пациент заметил, что глазная болезнь у него прошла. Воскресив и пережив снова свою ненависть к отцу, он сумел простить его.

«Но Он взял на Себя наши немощи... наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Ис. 53:4,5). В страстную пятницу человечество получило новую возможность: подвергшийся жестокому обращению страждущий человек может получить исцеляющий бальзам как на свои душевные раны, так и на свои физические недуги...


Предыдущая страница   Следующая страница












                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира



Copyright MyCorp © 2019 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz