Вторник, 18.12.2018, 21:47Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Питер Вагнер Молитвенный щит 5

Достаточно ли молятся пасторы?

 

Последние годы я много учил пасторов предмету молитвы. Когда бы я ни заговаривал о предмете, они сразу же признаются мне и друг другу, что их молитвенная жизнь не соответствует тому, какой она должна быть. Хотя у некоторых и высокорейтинговые молитвенные привычки, а других вполне устраивают двадцать две минуты в день, большинство всё же недовольно этим.

Пастор Марк Литлтон отмечает, что он делал всё, что мог, утверждая свою молитвенную жизнь, “с грехом пополам”. Не скрывая раздражения, он рассказывает. “Вы пробуете с включённым телевизором. С выключенным телевизором. Дома. В своём офисе. В парке под буком. В постели. Вне постели. Всю неделю вы продолжаете и не пропускаете ни разу. На следующей неделе вы пропускаете семь раз из семи”.

Книги и проповеди о молитве пестрят стандартными списками героев веры, у которых была экстраординарная молитвенная жизнь. Джон Весли вставал в 4 утра и молился два часа в день. Мартин Лютер сказал: “У меня очень много дел сегодня, первые три часа я должен провести в молитве, иначе дьявол заберёт себе победу”. Адонирам Джадсон дисциплинировал себя, удаляясь и молясь по семь раз в день. Шотландец Джон Уэлч, компаньон Джона Нокса, посвящал молитве восемь, десять часов в день.

Джон Хайд из Индии молился так много, что даже заработал кличку “Молящийся Хайд”. Генри Мартин, Дэвид Брэйнерд, Джордж Мюллер. Роберт Мюррей Макчейн, Хадсон Тейлор, Джордж Фокс и другие заполняют этот звёздный список. Все эти духовные гиганты совершили великие дела Божьи, дела, которые большинство сегодняшних пасторов с удовольствием бы повторили. Но чтобы их видимое служение должно было поддерживаться такого рода молитвенной жизнью, многие из них, я уверен, просто впали бы в отчаяние.

Молитва является основным способом выражения нашей любви к Господу и принятия Божьей любви.

Никто не сказал об этом лучше, чем Марк Литлтон. Он говорит, что чтение книг об этих супермолитвенниках “буквально выжимает тебя”. “Такой святой, каким был Дэвид Брэйнерд, начинает тебя раздражать своим лежанием на снегу, молясь в течение шести часов, пока не взмокнет. Не от снега впрочем. От пота!”

Ричард Фостер говорит как мне, так и всем другим: “Многие из нас скорее огорчены, чем ободрены такими примерами”. Я до сих пор помню, как читал биографию: Молящегося Хайда, когда был молодым христианином. Закончив её читать, я был настолько разочарован, что думал: это последняя христианская биография, которую я когда-либо читал!

Но достаточно плакаться о нынешнем положении дел. Немногие будут возражать, если я признаю, что пасторам нужно улучшить свою молитвенную жизнь. Вопрос в том, что надо сделать для этого. Я думаю, что ответ состоит из двух пунктов:

• Во-первых, пасторам нужно больше молиться.

• Во-вторых, пасторам нужно научиться принимать ходатайство.

Здесь я рассматриваю первую часть решения этого вопроса, посвящая остаток книги второй части. 
 

 

Пасторам нужно больше молиться

 

Одной из причин, почему я не отвечаю здесь на вопросы, “почему” и “как” надо больше молиться, является обилие книг, отвечающих на эти вопросы. У нас нет недостатка в ресурсах. Молитвенная секция любого магазина христианской литературы содержит много замечательных заголовков. Правда, не все они специализированы на теме молитвенной жизни пастора, но основные принципы дисциплинированной и вознаграждающей своими результатами молитвы есть во всех.

Однако, просмотрев литературу, я думаю, что четыре проблемы достойны упоминания в этой книге, поскольку о них либо вообще не пишут, либо освещают не совсем адекватно. Это (1) проблема времени, (2) проблема проецирования духовных даров, (3) проблема церковного роста и (4) проблема личного служения. 
 

 

Время

 

Сколько времени нужно проводить в молитве? Насколько важен фактор времени?

Для того чтобы найти плодотворный ответ на эти вопросы, нужно исследовать сущность молитвы. Когда отброшены все дополнительные аксессуары, молитва открывается просто как взаимоотношения. Это наши личные, индивидуальные отношения с Богом Отцом. Путь, к этому был обеспечен Иисусом Христом на кресте. Он пролил Свою кровь для прощения греха, отделявшего нас от Бога. Благодаря Иисусу наши грехи прощены, и наше общение с Богом восстановлено. Теперь и только теперь молитва приобретает свои очертания. Теперь мы любим Бога, потому что Он сначала возлюбил нас и заплатил цену для того, чтобы привести нас к Себе.

Молитва является основным способом выражения нашей любви Господу и основным способом принятия Божьей любви. Это абсолютное выражение наших личных взаимоотношений. Если мы сможем понять то, что с помощью молитвы наши любовные отношения с Отцом развиваются, мы сможем более внимательно оценить стоимость времени, проведённого в молитве. Всё, что мы знаем о человеческих взаимоотношениях, говорит нам о том, что проводить время вместе необходимо, если хочешь, чтобы отношения развивались. 
 

 

Минимальное ежедневное требование

 

С одной стороны, молитва должна быть регулярной. Христианские лидеры, специализирующиеся в вопросах молитвы, молитвенной жизни, духовности и христианского ученичества, сходятся во мнении, что молитве надо уделять время каждый день. Ни один пастор не должен завершать день, не уделив специально отведённого, свободного от основной деятельности времени для разговора с Богом.

Я верю, что молитва в то время, когда мы принимаем душ, ведём машину, стоим в очереди, управляем автобусом, моем посуду, помогает сформировать привычку молиться.

Но, говоря о ежедневном молитвенном времени, я имею в виду запланированный в наших ежедневниках и расписаниях отрезок времени, предназначенный только для Бога ни дня не должно пройти без молитвы, в каком бы то ни было расписании христианина, а особенно в расписании пастора.

Представить, что некоторые дни в нашем расписании слишком заняты для того, чтобы уделить время Богу, значит принять решение со скрытым значением. Ни у кого нет больше времени, чем двадцать четыре часа в сутки. То, как каждый из нас планирует потратить это время, зависит от наших личных приоритетов Расписание пасторов, как правило, подвергается более внимательному контролю, чем большинства людей других профессий.

Я понимаю, что некоторые пасторы чувствуют, что их распорядок дня контролирует их, но это касается больше неправильного распределения времени, чем природы пасторского призвания. Это значит, что если мы не можем выделить время для общения с Господом в нашем распорядке дня, то мы должны признать, что это не является для нас приоритетом. Если это так, то ждите духовной катастрофы.

Не так давно я общался с одним моим другом, и мы разговаривали о наших семьях. Он сказал: “После нескольких лет совместной жизни некоторые вещи принимаешь как должное. Например, я не говорю своей жене каждый день, что я люблю её, — она знает это уже много лет”. Мне показалось неподходящим ответить в тот же момент, но про себя я сказал: “А я говорю!”

Несмотря на то, что мы с женой вместе уже более сорока лет, я стараюсь хотя бы один раз в день сказать ей, что люблю её. Мне кажется, кое-что является слишком важным, чтобы воспринимать это как должное, например, моя любовь к жене или к Богу. Я стараюсь, чтобы они были среди моих самых высоких приоритетов.

Я могу представить, как кто-то говорит, что мы не должны быть такими законниками. Бог является Богом милости, а не закона, и Он сам по Своей инициативе будет поддерживать отношения с нами, независимо от того, запланировали мы для этого время или нет. Я должен согласиться с утверждением о милости Божией, и хроническая приверженность букве закона не является характеристикой моего стиля жизни. Но я скажу; что если я и ошибаюсь насчёт времени, уделяемого Богу, то лучше ошибиться в сторону законности, чем в сторону чрезмерной мягкости.

И снова я приведу слова Марка Литлтона. Мне нравится, как он сказал: “Я должен задать себе вопрос, действительно ли важны те дела, что отнимают моё время и внимание в Америке двадцатого века? Не пропущу ли я горящий куст, стремясь к тому, чтобы мой газон всегда был подстрижен?” 
 

Времени должно быть достаточно

 

Уделять ежедневно время молитве — это первый и самый главный компонент молитвенной жизни пастора. Другой важный момент — это количество времени, которое проводит пастор, молясь. Лично я не педантичен в вопросах временного фактора, хотя могу совершенно отчётливо заявить, что основной принцип гласит “Чем больше времени проведено в молитве, тем лучше”.

Я обнаружил, что почти все пасторы, заинтересованные в углублении своих личных взаимоотношений с Господом, согласны с этим. Аргументы, которые я слышал против этого, вынуждают меня отнестись с недоверием к тем, кто их выдвигает. Они часто звучат как рационализация, созданная для оправдания небрежности в молитвенной жизни, которая вошла в привычку.

Каковыми же являются временные пределы? Средние двадцать две минуты нужно, по-видимому, взять за минимум в наших особенных (некорейских!) культурных условиях. Ежедневные восемь часов Джона Уэлча, три часа Лютера или два часа Весли далеко не реалистичны для сегодняшнего американского пастора.

Для начала я бы рекомендовал вам, если вы молитесь менее двадцати двух минут в день, поставить достижение этого минимума своей первой целью. Куда идти дальше?

На меня произвела сильное впечатление книга Лэрри Ли “Не могли вы один час бодрствовать со Мною?”. Мне кажется, Ли соотнёс корейское молитвенное движение с нашим американским обществом. Он приводит в пример захватывающий случай постановки цели — отдавать молитве один час в день.

Другой авторитетный ходатай, который многому меня научил, — это Майк Бикль, пастор братства “Виноградник” из Канзас-Сити. Майк согласен с Лэрри Ли по поводу одного часа в день. Журнал “Лидерство”, проводя опрос ста двадцати пяти пасторов, о котором я уже говорил, включил в анкету вопрос: “Как вы думаете, сколько времени вы должны проводить в молитве ежедневно?” Более половины (53 процента) ответили, что от тридцати до шестидесяти минут и приблизительно половина оставшихся (24 процента) ответили, что им следует молиться более часа.

В свете этого обзора я предлагаю пасторам и всем христианским лидерам согласиться, что предел от двадцати двух минут до часа должен стать нормой нашей ежедневной молитвы.

Но как быть с качеством проведённого в молитве времени? Разве качество не намного важнее количества?

Моё предложение таково: в ежедневной молитве более разумно начать с количества, чем с качества. Сначала запланируйте время. Качество обычно появляется после. Майк Бикль говорит, что если вы в первый раз провели в молитве шестьдесят минут, не удивляйтесь, когда качественными из них будут только пять минут. Продолжайте в том же духе, и ваши пять минут вырастут до пятнадцати, затем до тридцати и более. Идеальным будет, конечно, в результате привести качество и количество в соответствие.

В нашем обществе, в поколении, выросшем в семьях с двумя работающими родителями, в обществе с высоким процентом разводов, в семьях с одним родителем, времени, которое родители проводят с детьми, стало меньше. Как компенсация этого предлагается концепция “качественного времени”. Психологические исследования показывают, что “качество” не может, заменить количество времени, проведённого с детьми. Одним из главных приоритетов для этих детей, которые сами уже стали родителями, является возврат к образу жизни, в котором они смогут проводить со своими детьми “количественное время”. Я верю, что тот же самый принцип относится и к нам по отношению к нашему Небесному Отцу. 
 

 

Проецирование даров

 

Я специально не говорю на своих семинарах и уроках много о синдроме проецирования духовных даров; главным образом потому, что часто некоторые пасторы очень болезненно открывают, что они сами непреднамеренно вовлечены в это. Я рассматриваю это в своей книге “Ваши духовные дары помогут вашей церкви расти”, и многие отметили после её прочтения, что эта глава была наиболее полезной для них. Она помогла им избавиться от ложного комплекса вины.

В процессе исследований, проводимых для этой книги, я слышал, как Бог сказал мне, что я должен включить и в эту книгу краткий раздел о проецировании в области духовных даров. Я молюсь о том, что всё, что я должен сказать об отношении проецирования к ходатайственной молитве, не будет воспринято как нападки на других лидеров, которые учат о молитве и ходатайстве, хотя я знаю, что мои слова могут выступить против некоторых зёрен их учения. С другой стороны, я также знаю, что они помогут многим людям быть теми, кем хочет видеть их Бог, вместо того чтобы быть такими, какими их хотят видеть люди.

Что такое проецирование даров?

Некоторые из тех, кто в определённых сферах обычно служат с проявлениями силы, поскольку имеют дары, помогающие им в этом, не понимают того, что сила, которую они привыкли видеть в своём служении, является проявлением харизмы или духовного дара. Им и в голову не приходит, что хоть Бог и избрал их, чтобы дать им определённый дар, тот же Бог избрал других членов Тела Христа, для того чтобы дать им другие дары.

В основном это непонимание приходит от заблуждения, выражаемого многими классическими пятидесятниками и другими теологиями, считающими, что все духовные дары даны всем верующим, которые должным образом были исполнены Святою Духа. Некоторые из них также сокращают число духовных даров до девяти, упомянутых в Первом послании к Коринфянам, вместо двадцати пяти, которые я упоминал во второй главе в качестве законных духовных даров. Этот факт легко ведёт к проецированию даров. 
 

 

Навязывание ложной вины

 

Часто можно услышать: “Я обычный христианин, такой же, как вы. Бог не даёт мне никаких привилегий. То, что Он делает через меня, Он также хочет делать и через вас. Если вы действительно хотите этого, вы сможете служить ему с той же силой, что и я, потому что Иисус вчера, сегодня и вовеки тот же. Я побуждаю вас вместе со всеми христианами подумать о том, что необходимо сделать, чтобы с помощью Бога вы могли бы иметь служение, такое же, как и моё”.

Невольным результатом проецирования духовных даров на людей, которым даны другие дары, является ложное чувство вины, разочарования и огорчения. Вина эта ложная, потому что люди, не имеющие определённых духовных даров, пытаются делать то, что делают обладающие этим даром, и обнаруживают, что они не могут. Итак, куда они направят обвинение?

• Я недостаточно духовный?

• Может быть, у меня есть неисповеданный грех?

• Я недостоин Божьей любви?

• Бог сердится на меня?

• Я недостаточно молюсь?

• Если бы я мог сконцентрироваться на Боге так, как сделал тот духовный гигант, которого я слушал, тогда я бы достиг той же эффективности в служении, как и он!

Я воздержусь от упоминания имён, хотя мог бы назвать имена тех, кто в христианских общинах регулярно навязывает прихожанам дар евангелизации, дар гостеприимства, дар исцеления, дар слова знания, дар различения духов, дар милосердия, дар веры, миссионерский дар и многие другие.

Часто это также касается и дара ходатайства, и вот почему я поднял здесь этот вопрос. Исторические герои веры, такие как Молящийся Хайд, Джон Уэлч, Дэвид Брэйнерд и Адонирам Джадсон, очевидно имели духовный дар ходатайства. Но что делает пастор, проводящий в молитве от трех до пяти часов ежедневно, который говорит публично: “Если бы преподобный такой-то молился столько же, сколько я молюсь каждый день, его церковь была бы такой же большой, как моя!”?

Тем, кто, имея дар ходатайства, побуждают других быть похожими на них, стоит перечитать учение Павла в Первом послании к Коринфянам, главы 12-14. Все ли имеют дар исцеления? Очевидно, нет. Все ли творят чудеса? Очевидно, нет. У всех ли есть дар руководства? Конечно, нет. Все ли имеют дар вспоможения? Конечно, нет. У всех ли дар ходатайства? Конечно, нет. (См. 1 Кор 12:27-30.) Если бы мы все имели один дар, включая дар ходатайства, то всё тело стало бы глазом. Апостол Павел говорит: “Если все тело глаз, то где слух? Если все слух, то где обоняние? Но Бог расположил члены, каждый в составе тела, как Ему было угодно” (1Кор. 12:17,18).

Я повторю то, что сказал во второй главе. Хотя Бог дал дар ходатайства тем, а не другим, в соответствии со Своим планом, Он также дал всем нам роль молитвы и ходатайства. Все мы должны быть молитвенниками и расти в своей молитвенной жизни. Немногие пасторы имеют дар ходатайства и от немногих можно ожидать молитвы в два или пять часов в день, как это делают ходатаи. Но все имеют роль, исполняя которую, все должны молиться от двадцати двух минут до часа в день, не ощущая вины за то, что не молятся больше. 
 

 

Церковный рост

 

Ещё не известна прямая зависимость между молитвой и ростом церкви. Известно многое о непрямой зависимости, потому что Иисус сказал: “Построю церковь”, и Он делает это уже последние две тысячи лет. Главной целью Царства Божьего является умножение и рост христианских церквей, и нам известно, что молитва — это основной инструмент для реализации этих целей. Нет сомнений, что должная часть молитвы — это то, что мы видим сегодня сверхъестественный рост церквей в разных частях мира.

Тем не менее, в литературе о молитве или о церковном росте не сказано много о том, как действует эта зависимость и какую стратегию нам надо разработать, чтобы сила молитвы помогла церквям расти быстрее, чем они растут в данном времени и месте. Некоторые эксперименты, которые мы проводили в Аргентине, были описаны в первой книге этой серии “Молитвенный воин”, которая называется “Воинственная молитва”. С их помощью мы начали различать, как ходатайство стратегического уровня и молитвенная война могут помочь росту церквей. Я надеюсь более подробно подойти к этой теме в четвёртой книге этой серии.

Между тем опрос пятисот семидесяти двух американских пасторов, о котором я уже говорил, дал нам не то, что я бы мог назвать научными заключениями, но, по крайней мере, информацию. Если мы посмотрим на сегодняшний мир, то мы сразу же увидим, что самый большой рост наблюдается в церквях пятидесятнических и харизматических традиций. Статистика, составленная Дэвидом Барретом, показывает следующее:

• В 1965 году было 50 миллионов пятидесятников / харизматов.

• В 1975 — 96 миллионов

• В 1985 — 247 миллионов

• В 1991 — 392 миллиона

Не претендуя на то, чтобы быть профессиональным историком, я думаю, следующее заявление будет верным: Во всей истории человечества никогда не было такого неполитического, немилитаристского, добровольного движения, которое бы росло так же быстро, как выросло пятидесятническо-харизматическое движение за последние тридцать лет.

Взять хотя бы одну деноминацию — Божьи Ассамблеи. Хотя деноминация существует несколько последних десятилетий, её энергичный рост по всему миру начался только после второй мировой войны. За последние сорок лет она уже стала самой большой или второй по многочисленности деноминацией в более чем тридцати странах, по всему миру. В одном только городе Сан-Паоло в Бразилии насчитывается две тысячи четыреста церквей Божьих Ассамблей!

Почти во всех областях мира, открытых для христианства и новых церквей, самые большие церкви, как правило, это пятидесятнические и харизматические. В списке из двадцати церквей мира, количество членов которых превышает двадцать тысяч каждая, четырнадцать церквей пятидесятнические или харизматические.

Как это относится к моему обзору? Как я уже упоминал раньше, я нашёл поразительную разницу в количестве времени, проводимом в молитве пасторами пятидесятниками и харизматами. Отбросив теологические тонкости, можно увидеть следующее:

• Либеральные пасторы молятся в среднем восемнадцать минут в день.

• Евангелистские пасторы в среднем семнадцать минут в день.

• Пятидесятнические и харизматические пасторы в среднем сорок шесть минут в день.

Америка является одной из стран, где пятидесятнические и харизматические церкви скачкообразно перерастают другие. Это, конечно, не относится к отдельным церквям, как к таковым, но это общая статистика. Мог ли тот факт, что пасторы этих церквей проводят в молитве более чем в два раза больше времени, чем пасторы медленнее растущих церквей, повлиять на их сильный рост?

Если это так, то это может указать на ещё одно преимущество, которое пастор, с благословения Божьего, может принять, начав увеличивать свой двадцати двухминутный отрезок молитвы до часа. 
 

 

Личное служение

 

Я молюсь, чтобы эта глава, очень честная и откровенная, была использована Богом для того, чтобы тысячи пасторов стали ближе к Нему, чем когда-либо раньше. Я уверен, что Он сделает это.

По поводу этих строк я получил слово ободрения от одного пастора, с которым обедал вскоре после моего опроса. Он сказал, что самой замечательной частью нашего разговора для него было то, что я узнал о молитве. Он пишет. “После того, как я услышал о том, что пасторы в среднем молятся двадцать две минуты в день и что Бог делает, отвечая на молитвы Своих людей, я решил посвящать молитве два часа ежедневно”. С тех пор, говорит он, ”я почувствовал присутствие и силу Духа Святого в моей жизни и служении по-новому”.

Большинство пасторов, которых я знаю, признают, что им нужно улучшать свою молитвенную жизнь. Один способ сделать это — молиться лично более регулярно и в течение большего периода времени. Ещё один способ — научиться принимать ходатайства других. Оставшаяся часть книги будет посвящена тому, как принимать личное ходатайство.

Как пасторы и лидеры мы имеем тенденцию быть делателями. Мы легко можем отождествить себя с Иисусом Навином во время битвы при Рефидиме. О чём нам нужно узнать больше, так это о том, как Бог может привести в нашу жизнь и служение людей, которые, так же как Моисей для Иисуса Навина, будут проводить часы и дни в присутствии Божием, ходатайствуя за нас, чтобы Его сила могла свободно течь и принести желаемую эффективность в наше служение. 

 

 

  Предыдущая страница                     Следующая страница

 











                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира

 

Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz