Воскресенье, 21.07.2019, 20:02Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Рик Джойнер "Последний поиск" 9
Я вновь начал размышлять о сокровищах спасения. Я понимал, что все, сказанное мне этим человеком, открывалось теми сокровищами. Каждый шаг, который я делал, восходя по горе или внутри нее, открывал то, что Божьи пути одновременно более страшны и более чудесны, чем я знал об этом раньше.

Внимательно посмотрев на меня, мой знакомый продолжал: "Ты здесь не для того, чтобы понимать, но чтобы испытать это на себе и измениться. Уровень, соответствующий следующему рангу, является более прекрасным чем то, что имеем мы. Слава каждого последующего уровня во много раз больше предыдущего. Это выражается не только в том, что на каждом новом уровне люди имеют более прославленные духовные тела, но в том, что каждый новый уровень более приближен к престолу, откуда проистекает вся слава. И даже в этом случае я не ощущаю печали от моих неудач. Я действительно ничего не заслужил. Здесь я только по благодати Божьей. Но я так благодарен Ему за то, что имею. Он достоин, чтобы мы Его любили всем своим естеством. Теперь бы я мог делать многие чудесные дела в различных местах неба, но я бы предпочел остаться здесь и просто смотреть на Божью славу, даже хотя я нахожусь в последних рядах".

Затем, смотря вдаль, он добавил: "Все, кто есть на небеcах, собрались сейчас в этом зале, чтобы присутствовать при том, как будет открываться великая тайна Бога, а также увидеть тех из вас, кто будет сражаться в последней битве".

"Ты видишь Его отсюда? — спросил я. — Я могу видеть только Его славу, но не могу видеть Его Самого".

"Моя способность видеть во много раз лучше, чем твоя, — ответил он. — Да, я вижу Его и все, что Он делает, даже отсюда. Я слышу Его голос, а также могу видеть землю. Бог дал всем нам эту способность. Мы являемся тем великим облаком свидетелей, которое смотрит на вас".

Затем он вновь вернулся на свое место, а я зашагал дальше, пытаясь понять все, что он сказал мне. Я окинул взором то великое воинство, какое по его словам было "неразумными девами", теми, кто духовно проспали свою жизнь на земле. Я знал, что если бы кто-нибудь из них появился сейчас на земле, люди бы стали поклоняться им как богам. И все же они были наименьшими из тех, кто находился на небесах!

Тогда я начал думать о том времени, которое я потратил впустую за время моей жизни. Подумав об этом, я даже остановился, и эпизоды моей жизни стали проходить передо мной. Я почувствовал сильную горечь из-за этого греха. Я также был одним из этих величайших глупцов! Возможно, я имел больше масла в своем светильнике, чем другие. Но теперь я знал, как глупо было измерять то, что требовалось от меня, тем, что и как делали другие. Я тоже был одной из неразумных дев!

Я чуть было не упал под тяжестью этого страшного открытия, но тут меня поддержал подошедший ко мне человек, которого я знал как одного из великих мужей Божьих и высоко Ценил. Его прикосновение придало мне сил. Он тепло поприветствовал меня. Когда-то я хотел быть его учеником, но почему-то нам не удалось найти общий язык. Как и многие другие, я старался как можно больше приблизиться к нему, чтобы многому научиться. Но это его раздражало, и в конце концов он попросил меня оставить его. Многие годы я чувствовал себя виновным в этой ситуации, полагая, что упустил прекрасную возможность из-за некоторых изъянов своего характера. Я старался выбросить это из своей головы, но все равно чувство горечи не оставляло меня.

Когда я увидел его во всем великолепии, эта заноза вновь шевельнулась во мне. Теперь он был таким величественным, что я почувствовал себя еще более гадким и отвратительным. Я хотел спрятаться куда-нибудь, но здесь это было невозможно. К моему удивлению, его отношение ко мне было таким теплым, что он очень скоро расположил меня к себе. Казалось, что между нами не существует никаких барьеров. Любовь, исходившая от него, почти полностью убрала чувство неловкости и смущения с моей стороны.

"Я с нетерпением ожидал нашей встречи", — сказал он.

"Вы ожидали меня? — удивился я. — Для чего?"

"Ты один из многих, кого я жду. До времени суда я не понимал того, что ты был одним из тех, кому я был призван помогать и даже учить, но я отверг тебя".

Я возразил: "Но для меня было бы большой честью стать вашим учеником, и я очень благодарен за то время, которое я провел с вами. Это я вел себя высокомерно и заслужил то, что вы отвергли меня. Я знаю, что мои бунтарство и гордость не позволили мне иметь настоящего духовного отца. И это не ваша вина, а моя".

"Да, ты на самом деле был гордым, но я не потому обиделся на тебя. Я стал раздражаться из-за собственного чувства незащищенности, которое заставляло меня контролировать всех вокруг себя. Меня оскорбляло то, что ты ничего не принимал из сказанного мною без споров. Тогда я начал выискивать все плохое в тебе, чтобы оправдать свое нежелание иметь тебя своим учеником. Во мне появилось чувство, что, если я не смогу держать тебя под контролем, то в один прекрасный день ты подведешь меня и мое служение. Я ставил свое служение выше, чем всех тех людей, для которых оно было дано мне, поэтому я прогнал многих таких, как ты", — сказал он.

"Должен признаться, что временами я думал, что вы превратились в ..." — тут я запнулся, устыдившись того, что хотел сказать.

"И ты был прав, — сказал он с неподдельной искренностью, какую невозможно встретить на земле. — Мне была дана благодать, чтобы быть духовным отцом, но я был никудышным отцом. Все дети — бунтари. Они думают, что весь мир вращается вокруг них. Для того-то им и даны родители: чтобы воспитывать их. Время от времени почти каждый ребенок позорит свою семью, но все равно остается ее частью. Я отказался от многих Божьих детей, которых Бог поручил мне взрастить и довести до зрелости. У меня ничего не получилось с большинством из тех, кому я был обязан помочь, чтобы они избежали страданий от потерь и неудач. Многие из них сейчас являются пленниками врага. Я построил огромную организацию и имел значительное влияние на церковь. Но самые большие дары, которые Господь вручил мне, были предназначены для воспитания учеников, а я отверг многих из них. Если бы я не был таким эгоистичным, если бы не заботился о своей собственной репутации, то был бы здесь царем. Я был призван взойти на один из самых высоких престолов. Все, что бы ты имел и совершил, было бы также на моем небесном счету. Вместо этого я уделял слишком много внимания тому, что в вечности имело незначительную ценность".

'То, что вы совершили, просто поразительно", — вмешался я.

"То, что выглядит хорошо на земле, здесь выглядит совершенно иначе. То, что сделает тебя царем на земле, скорее станет камнем преткновения и помешает тебе быть царем здесь. То, что сделает тебя царем здесь, по земным понятиям слишком низко и малоценно. Я не выдержал величайших испытаний и упустил огромные возможности, которые давались мне. Одним из них был ты. Ты простишь меня?"

"Конечно, — сказал я смущенно. — Но я также нуждаюсь в вашем прощении. Я думаю все же, что именно мои неуклюжесть и бунтарство затруднили наше общение. На самом деле я по той же причине, по которой вы не хотели подпускать меня к себе, не позволил другим людям приблизиться ко мне, хотя они и хотели этого".

"Да, это правда, что ты не был совершенным, и я правильно выявил некоторые из твоих проблем. Но это никогда не должно быть причиной для отвержения, — ответил он. — Господь не отказался от мира, когда увидел его падение. Он не отказался от меня, когда увидел мой грех. Он положил Свою жизнь за нас. Только больший может положить свою жизнь за меньшего. Я был более зрелым, имел больше власти, чем ты, но стал подобным одному из козлов в притче. Я отверг Господа, отвергнув тебя и других, которых Он послал мне".

Его слова поразили меня. Я также был виновен во многом из того, о чем он говорил. Перед моими глазами предстали многие молодые мужчины и женщины, от которых я отмахнулся в свое время. Я считал, что они не стоят того, чтобы уделять им свое время. Как мне захотелось вернуться назад и собрать их опять! Та горечь, которую я почувствовал, была еще больше той, какую я ощутил из-за потраченного впустую времени. Я растратил людей! И теперь многие из них, получив ранения во время битвы, попали в плен врага. Вся эта борьба велась ради людей, и все же в этой битве люди получали меньше всего внимания. Мы сражаемся за истины с большим рвением, чем за людей, ради которых они даны. Мы сражаемся за служение, и вместе с тем деспотически обращаемся с теми людьми, с кем это служение связано.

"Многие люди думают обо мне как о духовном лидере! А я на самом деле самый меньший из святых", — подумал я.

"Я понимаю твои чувства, — заметил еще один человек, в котором я узнал одного из Божьих мужей и которого я считал одним из величайших христианских лидеров всех времен. - Апостол Павел также сказал при конце жизни, что он был наименьшим из святых. А прямо перед смертью назвал себя самым большим грешником". Если бы он не познал этого во время своей жизни на земле, то он также рисковал бы стать одним из наименьших святых на небесах. Но благодаря тому, что он понял это на земле, теперь он один из самых близких Господу и будет иметь высочайшее положение в вечности".

То, что я увидел этого человека в компании "неразумных дев", удивило меня больше всего. "Я не могу поверить в то, что вы тоже один из неразумных, которые проспали свою жизнь на земле. Почему вы здесь?"

"Я здесь потому, что совершил одну из самых больших ошибок, которую можно допустить, когда тебе вручено славное Евангелие нашего Спасителя. Апостол Павел начал свой путь наверх с того, что посчитал себя недостойным стоять в одном ряду с величайшими апостолами, а в конце пути объявил себя величайшим из грешников. Я сделал то же самое, только в обратном направлении. Вначале я осознал то, что являюсь одним из величайших грешников, обретших благодать, а в конце жизни стал считать себя одним из величайших апостолов. Не от чувства незащищенности, какое имел твой предыдущий знакомый, а из-за своей непомерной гордости я начал нападать на всех, кто думал не так, как я. У тех, кто следовал за мной, я отнял их личное призвание и даже индивидуальность, пытаясь сделать из них свое собственное подобие. Никто из окружавших меня не мог оставаться самим собой. Никто не осмеливался спорить со мной, так как я стер бы такого человека в порошок. Я думал, что возвеличиваюсь, унижая других. Я полагал, что должен быть Духом Святым для каждого. Снаружи мое служение выглядело как хорошо отлаженный механизм, где все были в единстве и где царил совершенный порядок, но это был порядок концентрационного лагеря. Я брал детей Господа и делал из них роботов по своему образу вместо образа Божьего. В конце концов я даже служил не Господу, а идолу, который сделал для самого себя. К концу своей жизни я был скорее врагом истинного Евангелия, по крайней мере на практике, хотя мои учения и трактаты казались безукоризненно Библейскими".

Слова этого человека ошеломили меня настолько, что я начал думать, что каждая последующая встреча, которую я имел здесь, была предназначена именно для того, чтобы шокировать меня еще больше, чем предыдущая.

"Если это правда, что вы стали врагом Евангелия, то как получилось, что вы все-таки попали сюда?" — спросил я.

"По благодати Божьей я уповал на крест для своего собственного спасения, хотя и удерживал других людей от этого, ведя их скорее к себе, чем к Нему. Господь остается верным к нам, даже если мы не верны. Также по Своей благодати Господь забрал меня от земли раньше для того только, чтобы те, кто находились под моим руководством, смогли найти и познать Его".

Я был в шоке при одной только мысли, что это была правда об этом человеке. История рисовала о нем совершенно иную картину. Прочитав мои мысли, он продолжал:

"У Бога тома исторических книг действительно отличаются от тех, какие мы имеем на земле. Ты уже увидел кое-что, но все равно не имеешь еще понятия, насколько они различны. Земная история пройдет, но те книги, которые сохраняются здесь, пребудут вечно. Если ты сможешь радоваться тому, что именно записано в них о твоей жизни, тогда ты несомненно счастливый человек. Люди смотрят как через тусклое стекло, поэтому их истории всегда будут затуманенными, а иногда совершенно неправильными".

"Но как произошло, что многие другие лидеры оценили вас так высоко?" — спросил я с недоумением, все еще с трудом переваривая услышанное мной.



Предыдущая страница   Следующая страница










                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира



Copyright MyCorp © 2019 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz