Вторник, 25.09.2018, 09:42Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Вендем М. Притчи Царства 7
Глава 8.  "Царство Моё не от мира сего".


Иисус стоял на судилище у Пилата. Ему не пришлось отдохнуть в ту ночь. За смертельным борением в Гефсиманском саду последовал предательский поцелуй. Его втолкнули в зал суда и допрашивали сначала перед Анной, а затем перед Каиафой. Теперь же Он стоял перед Пилатом — слабым, не­решительным Пилатом, — ожидая исхода, который, как Он знал, был неизбежен. Ведь для того Он и пришел в этот мир.

Пилат задавал Ему вопросы о Его Царстве. Это было стран­ное Царство в глазах земного правителя. И все же, Иисус тер­пеливо и доброжелательно старался разъяснить его суть: "Цар­ство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был Предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда" (Ин. 18:36).

"Царство Мое не от мира сего. Если бы оно было от мира сего, то служители Мои стали бы биться за Меня". Эта истина трудна для осмысления. Как для Пилата, так и для нас сегодня. Даже ученики Иисуса с трудом восприняли ее, а Петр не услышал ее. У него был меч, и он не боялся пустить его в дело. Хотя он и был не особо искусен во владе­нии им, это не стало помехой для него! И все же, когда Иисус покорился толпе, пришедшей за Ним в сад, Петр первым из учеников -пустился бежать.

Именно Петр побуждал Иисуса избегнуть креста и свя­занных с ним страданий и смерти, и за свою настойчивость он получил одну из самых суровых отповедей Иисуса. Петр не оставлял борьбы, пытаясь спастись во дворе первосвященника Каиафы. Он стремился избежать опасности, спастись от насмешек. В конце концов он отрекся от Иисуса в попытке спа­сти себя. Он не понимал, что служителю Иисуса нет нужды бороться.

Иаков и Иоанн также- не понимали этого. Они вместе с матерью пришли добиваться самого высокого положения в Царстве. Они уже были в числе трех самых приближенных учеников Иисуса. Но им казалось, что там будет только два почетных места — одно по правую руку, другое по левую, — и им хотелось занять эти места. Они боролись, чтобы опередить Петра, который был еще одним предполагаемым кандидатом, и потому обратились ко Христу с этой просьбой.

Во время последнего путешествия в Иерусалим Иакова и Иоанна привел в ярость отказ самарян предоставить помеще­ние для отдыха Иисусу и Его ученикам. Они .были готовы к борьбе. Они не были уверены, что справятся с целым селением в рукопашной схватке, и потому испросили небесных орудий, дабы обеспечить успех. Их удивило выражение боли на лице Иисуса, когда они просили огня. Они не понимали, что служи­телям Иисуса нет нужды бороться.

И Иуда этого тоже не понимал. Он был самым умным из учеников. Он усваивал то, что упускали остальные. Но ,и он оказался не на высоте, когда дело коснулось отказа; от борьбы. Он искал царства, которое было от мира сего. Он считал Иисуса слишком мягким, кротким и скромным. Он полагал, что Иисус должен быть более агрессивным лидером. Он представлял себе, что Христу нужен некий помощник, он сам например, который бы ведал стратегией и направлял борьбу.

Иуда попытался воплотить свое намерение в день насы­щения пяти тысяч человек. Тогда предоставилась великолеп­ная возможность, Настроение: толпы как раз подходило для того, чтобы поднять бунт. Иисус превзошел Себя, показав Свою Божественную силу, сумев накормить огромную толпу несколь­кими хлебами и рыбинами. Иуде не верилось, что; все кончит­ся тем, что они удалятся на закате дня в рыбацкой лодке,, как будто ничего не произошло. 

Иуда хотел усадить Иисуса на трон, Он хотел видеть утверждение Царства. Но он хотел совершить это силой, путем борьбы. А когда Иисус нарушил его планы, он решил действо­вать скрытно.

И ему в голову пришел хитроумный план. Он прекрасно знал о силе Иисуса. Он не только со стороны наблюдал ее в действии, но и ощутил эту силу в своей собственной жизни, исцеляя больных, очищая прокаженных, воскрешая мертвых и изгоняя бесов. Он не испытывал страха за безопасность Иисуса. И он устал ждать.

Священники и начальники иудейские прекрасно ладили друг с другом. Иуда. все продумал. Он особо предостерег их, чтобы они были готовы ко многому, когда Иисус окажется в их власти. Он смеялся про себя в предвкушении их удивления, когда Иисус вдруг исчезнет в толпе, как Он сделал в тот памят­ный день в Назарете после богослужения.

Но все пошло не по плану. Иуда следовал позади в ожи­дании, когда Иисус начнет действовать. Но Он не начинал, Медленно тянулась ночь, и сердце Иуды стал терзать жуткий страх. Наконец он осознал, что предал своего Учителя на смерть.

Внезапно в: зале раздался хриплый крик: "Он невиновен; отпусти Его, Каиафа!"

Теперь Иуда протискивался сквозь толпу в судебной зале. Он был бледен; и измучен, на его лбу выступили крупные кап­ли; пота. Пробившись к судейскому креслу, он швырнул перед первосвященником сребреники, которые были вознагражде­нием за его предательство. Уцепившись за край одежды Каиафы, он умолял его освободить Иисуса, говоря, что Он не сделал ничего, заслуживающего смерти.

"Согрешил я, —воскликнул Иуда, —предав Кровь не­винную!"

Иуда не понимал смысла Царствия, за которое не нужно бороться. И в итоге он сам загнал себя в угол, и веревка- и высокий сук были единственным выходом, который он мог найти.

Приходилось ли вам в вашей жизни силою пытаться по­садить Иисуса на трон? Вы когда-нибудь пробовали пробиться в Царство Небесное, Царство благодати?

Мы сознаем, что Иисус хотел бы восседать на троне на­ших сердец, но зачастую мы ошибаемся относительно способа Его утверждения там. Царство благодати — это дар, а за дар не нужно бороться.

Пилат услышал истину о Царствии прямо на судилище над Иисусом, но она столь же верна и сегодня. Ее легко не заметить, постарайтесь не упустить ее из виду. Человек, пы­тающийся побороть грех и дьявола, живет не в том царстве. Божьим служителям не нужно бороться. Они должны позволить Иисусу бороться за них.

Если вы годами упорно добиваетесь победы над грехом, стиснув зубы, прилагая отчаянные усилия, принимая решения, то вы жертва царства этого мира. Если вы воздействуете на свои грехи, стараясь тщательно подготовиться к их искорене­нию, то вы жертва царства этого мира. Если вы не осознали до конца, что спасение —это дар, и "что покаяние — дар, и что послушание — это дар, то вы жертва царства этого мира. Кому-то трудно воспринять эту истину, и еще труднее с ней согла­ситься, И все же это Благая весть, и я приглашаю вас внима­тельно исследовать ее.                         .

Моему отцу как-то довелось проводить евангельскую про­грамму в одном городке. Ее посещал известный боксер, кото­рый, послушав, заинтересовался подробностями о Царствии. Но его не устраивала необходимость решать проблемы, связанные с Грехом в его жизни. И он как-то раз сказал моему отцу: "Пусть только дьявол попробует пойти в открытую, и я поражу его ударом сбоку".

Мы ограничены нашей человеческой природой. Даже если бы дьявол не был сильнее и могущественнее нас, мы все равно не смогли бы бороться с ним самостоятельно, ибо он — дух, а мы — простые смертные. А как можно бороться с духом? Единственный способ — призвать другого Духа бороться за нас.

Мы призваны сражаться силой веры, стремлением каж­додневно уделять лучшее время для дружбы и общения с Иису­сом, дабы, созерцая Его, мы могли измениться по образу Его, от славы к славе. Вы еще не убедились, сколь грандиозной может быть эта борьба? Но мы призваны отказаться от борь­бы, когда дело касается греха. И преодоление сомнений — позволить ли Богу вести борьбу за нас — может оказаться самым величайшим сражением из всех. По сути, это и есть величайшая из битв — борьба с самим собой, со своей самона­деянностью и мнимой независимостью.

Но тем, кто искренне желает побольше узнать о Царстве Небесном, кто охотно позволяет Господу сражаться за них, победа обеспечена. Мы можем присоединиться к ученикам, возрадовавшись Благой вести, что служителям Божьим не нужно бороться, потому что их битва уже выиграна.



Глава 9.   Нельзя получить прощение, если не прощаешь сам.

Я веду предмет под названием "Динамика христианской жизни". Как-то один из учащихся спросил меня: "А если мне не засчитают этот предмет, попаду ли я все-таки на небеса?" Другой же студент задал противоположный вопрос: "Можно ли получить отличную оценку по этому предмету, и тем не менее отправиться в иное место?"

Поразмышлять над этими вопросами меня заставило из­вестие об одном молодом человеке, который некогда взял пред­мет, который я преподавал, и получил оценку "отлично". Позд­нее ему довелось проживать совместно с некоторыми из моих прихожан, и он, похоже, считал, что вовсе не обязан платить за квартиру. Когда же они предложили ему найти себе другое жилье, он, прихватив с собой из дома несколько дорогостоя­щих вещей, уехал в другой штат.

Когда я услышал эту историю, то очень расстроился и спросил прихожан, что они предприняли для того, чтобы от­дать этого юношу в руки правосудия. Они сказали: "Ничего. Что вы можете сделать, если человек переехал в другой штат?" И я подумал, может быть, мне следовало бы написать этому молодому человеку и предупредить его, что если он не одума­ется и не вернет все, то я исправлю его "отлично" на "неудов­летворительно". Может, хоть это поможет!

Одна из историй о Царствии, рассказанных Иисусом, весь­ма напоминает этот случай. Ее можно прочесть в Евангелии от Матфея 18:23—35. "Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими. Когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов; а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить. Тогда раб тот пал и, кланяясь ему, говорил; "государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу". Госу­дарь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Раб же тот вышед нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: "отдай мне, что должен". Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: "потерпи на мне, и все отдам тебе". Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темни­цу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видевши происшед­шее, очень огорчились и пришедши рассказали государю все бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: "злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?" И разгневавшись государь его отдал его ис­тязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его".

 

Заслуживает ли доверия этот царь?

Вы бы охотно доверились такому царю? Как вы Думаете, он добрый царь? Вы можете сказать, что это зависит от того, кто вы в этой истории. Отлично, так кто же вы в этой исто­рии?

Если вы тот, кто пошел к царю и рассказал о безжалост­ном рабе, то вы человек действия и доверяете царю. Он не медлит с решением проблемы.

Если вы тот, кто задолжал сотню динариев, то вы доволь­ны царем. Вы рады видеть вашего гонителя за решеткой. Вы считаете, что царь честен и справедлив.

Но если вы тот, кто был должен десять тысяч талантов и так счастливо поначалу избежал темницы, то вы, вероятно, не очень довольны царем, не так ли?

И тогда Иисус говорит: "Подобным же образом поступит с вами Мой Отец". Как будто речь идет об очень суровом Боге, с адом и серой наготове, не правда ли? А вы бы хотели, чтобы вас отдал истязателям такой царь?

Это трудная притча. Смысл ее не лежит на поверхности. Но, пытаясь постичь его, давайте вернемся чуть назад и про­чтем стихи 21 и 22. Петр обратился с вопросом к Иисусу. "Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз?"

Вам нравится Петр? Он всегда старался опередить других и открывал рот прежде, чем успевал обдумать свои слова! Он полагал, что ему в голову пришла хорошая мысль, фарисеи считали, что необходимо прощать три раза — нечто вроде игры в мяч, три удара, и ты вылетаешь. Петр удвоил эту цифру да добавил еще один раз, чтобы получилась семерка, число полно­ты.

И он не сомневался, что Иисус ответит: "Благословляю тебя, Петр, какая прекрасная мысль!"

Вместо этого Иисус предложил ему умножить семерку на 70! Очевидно, что Он советовал прощать неограниченное число раз. Затем Он рассказал историю о человеке, который задолжал царю сумму, равную 20 миллионам долларов. Он прощен, но отказывается простить другого человека, который должен ему всего-то около 30 долларов; и тогда царь бросает его в темницу. В заключение Иисус говорит: "Так и Отец Мой".

Похоже, что есть некоторое несоответствие, не так ли? Но давайте исследуем притчу более тщательно и попытаемся обнаружить истину, которую хотел донести до нас Иисус,

События, происходящие в этой истории, можно смело разбить на -три части. Давайте рассмотрим каждую часть в отдельности.

 

Часть 1 — долг в 20 миллионов долларов

Человек, о котором идет речь, должен 20 миллионов дол­ларов, и сказано, что ему нечем расплатиться. Ничего удиви­тельного! Многие ли из нас, если бы задолжали подобную сум­му, смогли бы расплатиться? Но этот человек не осознает сво­его отчаянного положения. Сказано, что он падает перед ца­рем на колени с восклицанием: "Потерпи, на мне, и все тебе заплачу".

Итак, либо он глуп, либо пытается обмануть царя. Он притворно поклоняется царю, но на самом деле он ценит одного лишь себя. Он думает, что он всесилен и сумеет заплатить свой долг. И в этой. притче, которая повествует о спасении, человек не осознает ни громадности своего долга, ни своего бессилия вернуть его.

Вы в долгу? О, мы не имеем в виду плату за дом, за маши­ну, за газ и электричество, за обучение детей в школе. Апостол Павел так говорит об этом в 1-й главе Послания к Римлянам:

"Я должен". Он подразумевает наш долг перед Иисусом, долг, который мы никогда не сможем уплатить.

Когда мы предстаем перед Царем, как глупо было бы утверждать: "Потерпи на мне, и все заплачу". Мы не в состоя­нии заплатить. Мы в долгу у Иисуса, и у нас нет ни гроша, чтобы внести на наш счет.

Однако человеку в притче несказанно повезло: царь про­стил ему долг. Но тут необходимо отметить нечто важное. Прощение — это улица с двусторонним движением. Если вы прощены, то вы должны принять прощение, которое вам пред­ложили. Одного предложения простить еще недостаточно.

В истории нашей правовой системы были времена, когда люди, получившие помилование, отказывались принять его. Когда это случилось в первый раз, потребовалось некоторое обсуждение и рассмотрение, прежде чем было решено, как поступить. Что, если кто-то не принимает помилование? И было вынесено такое решение: если помилование отвергнуто, то означенная персона в конце концов лишается помилования. Все не так уж сложно!

Откуда мы знаем, что человек не принял прощение? Да по его реакции! Как бы вы повели себя, если бы кто-то при­шел к вам сегодня и сказал: "С этого момента все ваши долги аннулируются. Более вы ничего не должны".--Вы бы удалились, даже не поблагодарив? А согласно евангельскому повествова­нию прощенный царем человек так и поступил. Он просто удалился.

 

Часть 2 — долг в 30 долларов

Первое, что сделал человек, задолжавший 20 миллионов, вместо того чтобы пасть в ноги царю с чувством благодарности и любви, — отыскал и схватил одного из своих товарищей, задолжавшего ему всего 30 долларов. Он угрожал ему, а когда его товарищ взмолился с той же мольбой, что и сам он только что перед царем, его сердце не смягчилось. Он посадил долж­ника в темницу.

Почему он это сделал? Может быть, он был жаден, и, хотя и был рад, что груз огромного долга свалился с его плеч, он не пожелал упустить такую прекрасную возможность заиметь немного карманных денег, чтобы отпраздновать это событие! Но возможно и другое. Если он и в самом деле не принял царское прощение, тогда, видимо, он намеревался возместить свои расходы и постараться уплатить царю то, что должен. Может быть, он не любил благотворительность. Может быть, он принял решение не оставаться у царя в долгу. А может, он не хотел жить с гнетущим чувством неоплаченного долга, кото­рое могло быть вызвано прощением.

Этому человеку предстояла долгая и многотрудная зима, если он собирался вернуть 20 миллионов долларов, внося по 30 за раз! Соотношение долгов было полтора миллиона к одно­му. И потому впереди его ждал нелегкий труд. Но какими бы ни были его мотивы, ясно одно: он поступил со своим товари­щем не так, как поступил царь с ним самим.

 

Часть 3 — теперь он в темнице!

В большинстве наших школ, да, наверное, и во всем мире, существует неписаный закон, согласно которому не очень-то здорово на кого-то ябедничать. Молодежь придерживается сво­его, весьма строгого этического кодекса, который запрещает рассказывать, выдавать, продавать, или как это еще сейчас на­зывается. Она весьма изобретательна в формулировках. Но все они весьма нелестны. Доносительство считается почти непро­стительным грехом.

Но либо этический кодекс при дворе того царя был иным, либо есть вещи настолько вопиющие, что вы не можете не пойти и не рассказать. Поэтому кто-то из слуг поведал царю о том, что произошло, и царь сильно разгневался.

Царь снова призвал задолжавшего ему человека к себе и приговорил его к заточению в темницу, отдав истязателям до тех пор, пока он не уплатит долга.

Сегодня немало людей не нуждается в Боге, Который гне­вается. Но этот царь разгневался. Им не нужен Бог, Который наказывает. Но этот царь отправил своего раба в темницу, к истязателям. Царь не только дал ему возможность ощутить результаты его неправильного поведения — он принял меры, чтобы добиться этих результатов.

В притче говорится, что должнику предстояло оставаться за решеткой до тех пор, пока он не выплатит весь свой долг. Пожалуй, на это потребовалось бы немало времени, не правда ли? Что за странная история!

 

Разница между двумя царствами

Благодаря этой истории мы можем уяснить, что есть два царства — Царство Небесное и царство этого мира, и основываются они на совершенно различных принципах. В царстве этого мира вы получаете то, что зарабатываете, а зара­батываете то, что получаете. Вы добиваетесь своего. Мы не имеем целостного представления о прощении, дарах и милости в цар­стве, в котором мы живем.

Люди стараются преодолеть это разграничение. И когда они узнают, что Царство Небесное основывается на принципе дара и что заслуги, награды, оклады и кредиты не являются частью этого Царства, им весьма трудно это усвоить.

Но в Царстве Небесном мы получаем безвозмездное про­щение и, в свою очередь, должны безвозмездно прощать. Про­щение недоступно для того, кто сам не прощает других. Но это ставит нас перед проблемой. Не наша ли готовность про­щать заставляет Бога прощать нас? Молитва Господня гласит:

"Прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам на­шим". Она не говорит: прости нас, потому что мы прощаем. Есть ли тут разница?

Способствует ли она вашему пониманию этой истории? Или вы с трудом понимаете различие между потому что и как?

Давайте рассмотрим два возможных варианта решения. Вы можете определить для себя сами, к какой категории относится этот человек, но, по-видимому, существуют две причины, по которым кто-то, будучи прощен, в свою очередь не прощает.

Во-первых, как мы уже упомянули, человек ни за что не принимает прощение. Прощение требует участия двух сторон.

Если произошел разрыв в наших отношениях либо с другим человеком, либо с Богом, примирение должно быть желанным с обеих сторон. Иначе никакого примирения не будет.

Вам когда-нибудь приходилось во взаимоотношениях с людьми наталкиваться на отчужденность того, кто вам дорог? Предлагали ли вы прощение и было ли ваше предложение отвергнуто? Когда такое случается, даже если вы правы, отно­шения рушатся.

Когда Иисус умер на кресте, Он сделал возможным про­щение для каждого —невзирая на то, кто вы, что вы сделали или откуда пришли. Благодаря Иисусу вы можете получить прощение. Не важно, задолжали ли вы 20 миллионов или все­го 30 долларов. Прощение предлагается безвозмездно каждо­му человеку.

Но, будучи столь замечательным и бескорыстным, оно будет для меня абсолютно бесполезным, если я доброхотно не при­му его. И если я не принимаю прощение, дарованное мне Царем, то суд и темница для меня неизбежны.

Я не думаю, что человек, о котором говорится в притче, с чистым сердцем принял прощение царя. Ничто не говорит о его признательности, но, наоборот, ясно видно и его намере­ние заплатить долг, и то, что он не понимал, зачем прощать, судя по тому, как он обошелся со своим товарищем.

Возможно ли принять Божье прощение, а затем отвер­нуться и быть безжалостным к другому? Конечно, возможно. А если это возможно, тогда где же выход? Должны ли мы пересиливать себя, прощая других, дабы Бог мог простить нас?

Рассматривая эту притчу с иной точки зрения, мы видим, что человек может быть искренне прощен и все же впоследст­вии не простить своего брата. И вот как это может произойти. Человек, возможно, однажды получил прощение, но по проше­ствии времени его безжалостная душа свидетельствует о том, что ныне он отвергает Божью милостивую любовь. Ныне он отдалился от Бога и пребывает в том же состоянии, что и до прощения. Если бы для того, чтобы раз и навсегда научиться прощать другим людям их прегрешения, было бы достаточно однажды принять Божье прощение, то в предостережении, содержащемся в этой притче, да и в молитве Господней не было бы нужды.

Мы могли бы назвать это принципом "до тех пор". До тех пор, пока мы связаны с Богом и зависимы от Него, грех не имеет над нами власти. И не имеет значения, о каком грехе идет речь. Как только мы удаляемся от Бога, из-под Его опеки, мы оказываемся в прежнем положении. Религия Христа осно­вывается на отношениях, а не на поступках. Когда мы прихо­дим ко Христу, Он первым делом прощает наши грехи.. И все наши дурные поступки предаются забвению. Но если мы от­ступаем от Христа, то все наши добрые поступки ничего не стоят! Об этом говорит Иезекииль в 20-м стихе 3-й главы.

Простая истина заключается в том, что, если мы связаны со Христом и находимся под Его опекой, мы будем прощать других. А если мы высвобождаемся из этой зависимости, мы других прощать не будем. Немилостивый дух непрощения не причина, а следствие отступления от Бога.

Такой смысл сокрыт в этом отрывке. Заметьте, недоста­точно лишь вести себя так, будто вы прощаете. О чем говорит­ся в конце? "Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему со­грешений его" (Мф. 18:35). На это делается ударение.

А от сердца мы можем прощать только тогда, когда наши сердца подчинены Духу Божьему. Подобное совершить нам самим не под силу. Мы не в состоянии предложить это Богу — скорее Бог предлагает это нам. И прощение будет с нами до тех пор, пока мы принимаем его.

 

Но Царь разгневался

Вас все еще беспокоит гневный Царь? Вспомните, ведь не сказано, на кого Он разгневался. Просто указано, что Он раз­гневался, по-видимому, на Своего безжалостного раба. Но на гнев Царя можно посмотреть и с другой стороны. Бог всегда гневается на грех. Он ненавидит его, не так ли? Он всегда гневается на ложь в Своей Вселенной, которая ведет Его творение к отступлению от Него и к смерти. Разве вы не хотите, чтобы Бог гневался на это?

И все же перед нами предстает Бог, Которого душат слезы, когда Он видит, как кто-то удаляется от Него. Он ни в коем случае не препятствует нашей свободе выбора. Но боль, которая наполняет Его любящее сердце, когда наш выбор нацелен против Него, мы никогда не сможем осознать. Божье сердце разрывается всякий раз, когда Он предлагает примирение и прощение, а кто-то из Его детей отказывается принять их.

Мы не в силах выплатить долг, который имеется у каждо­го по отношению к Богу. Мы не можем уплатить ни единого гроша. Все, что мы можем сделать, — это припасть к Его ногам и сказать: "Все оплатил Иисус. Я всем обязан Ему". И долг любви, который есть у нас, столь же велик, как вечность.



Предыдущая страница   Следующая страница













                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                  Искусство мира


Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz