Пятница, 17.08.2018, 20:27Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Фенелон и Жанна Гийон 12
Страницы :

26. О Сообразовании с волей Божией.

Сущность добродетели находится в позиции воли. Этому Господь учил нас, когда он сказал: "Царство Божие внутри вас» (Лук.17:21). Это не вопрос обширного знания, роскошных талантов, ни даже великих дел; это простой вопрос наличия сердца и любви. Внешние дела являются плодами и последствиями любви, а источник всех благ находится на дне души.

Существуют некоторые добродетели, которые соответствуют некоторым условиям: некоторые хороши в одно время, а другие в другое; но благочестивая воля полезна всегда и везде. Это царство Божие, которое находится внутри нас, состоит в нашем желании воли Божией всегда и во всем и безоговорочно; и таким образом Его царство приходит; ибо Его воля тогда выполняется так, как и на Небе, так как мы не желаем ничего кроме того, что диктуется Его суверенным благоволением.

Блаженны нищие духом! Блаженны те, кто лишен всего, даже своих собственных желаний, чтобы больше не принадлежать себе! Как нищй духом он отдал все Богу! Но как наша воля станет права, когда она не полностью соответствует воле Божией? Мы желаем того, что Он желает; чего Он не хочет, того и мы не хотим; мы прилепляемся своими слабыми волеизъявлениями к этой всемогущей воле, которая управляет всем. Таким образом ничто не может когда-либо произойти вопреки наших желаний; ибо ничего не может случиться вопреки воле Божией, и мы находим в его благоволении неистощимый источник мира и утешения.

Внутренняя жизнь - это начало благословенного мира святых, которые вечно взывают: Аминь, Аминь! Мы превозносим, мы хвалим, мы благословляем Бога во всем; мы видим Его постоянно, и во всем Его отеческая рука - единственная цель нашего созерцания. Больше нет никаких зол; ибо даже наиболее ужасное, которое может придти к нам, содействует нам ко благу, как св. Павел говорит, тем, кто любит Бога. (Рим.8:28) Можно ли назвать злом страдание, которому Бог предназначил очищать и делать нас достойными Его?

Возложим тогда все наши заботы к груди столь благого Отца и будем переносить от Него все как Ему угодно. Будем довольны принятием Его воли во всем и откажемся от нашей собственной абсолютно и навсегда. Как мы можем сохранить что-нибудь для себя, когда мы даже не принадлежим себе? Раб не имеет ничего; насколько же меньше тогда должны иметь мы, кто сами по себе всего лишь ничтожество и грех, и кто обязан во всем только благодати! Бог подарил нам только волю, свободную и способную для себяобладания, чтобы мы великодушно воздали за этот дар, возвратив ее законному владельцу.

Мы имеем только свою волю; все остальное принадлежит не нам. Болезнь удаляет жизнь и здоровье; богатство делает себе крылья; интеллектуальные дарования зависят от состояния тела. Единственная вещь, которая действительно принадлежит нам - это наша воля и именно поэтому, Бог особенно ревнив, поскольку Он дал ее нам не для того, что мы сохранили ее, но чтобы мы возвратили ее Ему, всю полностью, поскольку мы получили ее таковой и без малейшего остатка.

Если маленькое желание остается или есть малейшее колебание, то это грабит Бога, вопреки порядку творения; ибо все исходит от Него, и все у Него в долгу.

Увы! Сколько душ полны собой и жаждут творить добро и служить Богу, но таким способом удовлетворяют себя; которые желают наложить правила на Бога относительно того, как Он влечет их к Себе. Они хотят служить и вместе с тем обладать Им, но они не хотят отказаться от себя и предать Ему все и тогда иметь Его.

Что за сопротивление они выдвигают против Него даже когда они кажутся столь полными рвением и пылом! Определенно, что в одном смысле, их духовное изобилие становится препятствием их прогрессу; поскольку они держатся всего этого и даже своих добродетелей, занимаясь присвоением их себе и постоянно ищут себя даже в добром. О насколько выше по сравнению с такими пылкими и просвещенными душами, всегда идущих в добродетели по дороге их собственного выбора, те смиренные сердцем, которые отказываются от собственной жизни и всякого эгоистичного движения, и отклоняют всякую волю, кроме Божией, которую Он открывает каждый миг по Своему Евангелию и Провидению!

Здесь находится значение тех слов Господа: "Если кто хочет следовать за Мной, то отвергни себя и возьми крест свой и следуй за Мной» (Мф.16:24; Лк.14:33) Мы должны следовать за Иисусом Христом шаг за шагом, а не за собой. Мы можем следовать за Ним, только отвергнув себя; и чем это может быть, как кроме полного отказа от всякого своего права? И так св. Павел говорит нам: «вы не свои» (1Кор.6:19): нет ничего, что остается принадлежащим нам! Жаль того, кто вновь держится за что-то после того, как однажды отказался от этого!

Желать служить Богу в одном месте, нежели в другом, так, нежели иначе, это желание служить Ему нашим собственным способом, нежели Его? Но быть одинаково готовым ко всему, желать угодное Ему и отдать себя в Его руки, подобно игрушке в руках дитя, не устанавливать никаких границ нашей самоотверженности, иначе совершенное господство Божие не может пребывать в нас, это действительно самоотвержение; так подобает относиться к Нему как к Богу, а к себе как к Его творению, созданным исключительно для Него.

 

27. Общие направления для достижения внутреннего мира.

Нет мира тем, кто сопротивляется Богу: если и есть радость в мире, то она хранится для чистой совести; вся земля полна скорби и муки у тех, у кого нет ее (чистой совести).

Как отличается мир Божий от того, что дает этот мир! Он успокаивает страсти, сохраняет чистоту совести, не отделим от праведности, присоединяет нас к Богу и укрепляет нас против искушений. Мир души находится в абсолютном предании воле Божией. «Марфа, Марфа, Ты заботишься и обеспокоена многим; но одно необходимо». (Лк.10:41) Боль, которую мы переносим от многих случайностей, является результатом того, что мы полностью не преданы Богу во всем, что с нами происходит.

Тогда отдадим все Ему в руки и принесем все Ему в наших сердцах, как жертву навсегда. С того момента, когда вы прекращаете желать чего-нибудь по вашему собственному суждению и начинаете желать все также, как Бог желает этого, то вы освободитесь от своих прежних мучительных размышлений и неприятностей о своих заботах; у вас больше не останется желания скрыть что-то или заботиться о чем-то.

До этих пор вы будете в беспокойстве, нерешительными в своих взглядах и удовольствиях, легко разочарованными другими и чуть удовлетворенными собой, полными разных осадков и недоверия. Ваши добрые намерения, пока они не станут истинно смиренными и простыми, будут только мучить вас; ваше благочестие, хотя и искреннее, станет скорее внутренним упреком, чем поддержкой или утешением. Но если вы откажетесь от себя от сердца и предадите Богу, то наполнитесь миром и радостью во Святом Духе.

Жаль вас, если вы цените человека в деле Божием! В нашем выборе руководящего принципа людей должно считать как ничто; малейшее уважение за их мнение высушивает поток благодати и увеличивает нашу нерешительность. Кроме того мы страдаем и не угождаем Богу. Как мы можем отвергнуть отдачу всей нашей любви Богу, Который первый возлюбил нас с кроткой любовью Отца, сжалившись над нашей непрочностью и хорошо знающий глубину болота, из которого Он нас вытянул? Когда душа наполнена этой любовью, она наслаждается миром в совести, она довольна и счастлива, она не требует ни величия, ни репутации, ни удовольствия, ничего из погибающих даров времени; она желает только воли Божией и бодрствует постоянно в радостном ожидании Супруга.

28. Только чистая любовь может правильно страдать и любить страдания.

Мы знаем, что мы должны страдать и что мы заслуживаем этого; однако, мы всегда удивляемся в несчастьи, как будто мы думали, что мы этого не заслужили и нам это не нужно. Только истинная и чистая любовь желает переносить, ибо ничего иного совершенно не остается. Отвержение стимулирует нас переносить боль, но есть кое-что в этом, что уязвляется в страдании и сопротивляется. Отвержение, которое измеряется собой в отдаче Богу с эгоистичным размышлением, желает переносить, но постоянно удостоверившись, страдает ли оно приемлимо. Фактически, предоставленная душа состоит как бы из двух личностей; одна держит другую в подчинении и наблюдает, чтобы она не восстала.

В чистой любви, бескорыстной и предоставленной, душа питаема тишиной на кресте в союзе с распятым Спасителем, не размышляя о суровости страданий. Существует чистая и простая воля, которая разрешает Богу осматривать себя также, как она не может видеть себя. Она ничего не говорит, ничего не делает. А что тогда она делает? Она страдает. И это все? Да, все; у ней нет ничего иного, как страдать. Любовь можно слышать достаточно просто, без слов или мыслей. Она делает все, что требуется выполнять, то есть не желает иного, когда лишена всякого утешения. Самая чистая из всех видов любви – это воля, так наполненная волей Божией, что не остается ничего иного.

Что за утешение думать, что мы избавлены от столь многих неприятностей при помощи нашего применения терпения и других добродетелей, рассматривая их через свою же призму? Достаточно смириться и отказаться от себя посреди страдания. Это не храбрость; этого и мало и много; мало в глазах обычного класса Христиан, много в глазах чистой веры. Это унижение, которое возвышает душу к величию Божиему; слабость, которая лишается всякого ресурса, предается Его всемогуществу. «Когда я слаб, - говорит св. Павел, - тогда я силен; могу все через Христа, Который укрепляет меня». (2Кор.12:10; Фил.4:13) Довольно кормиться речами, которые по нашему вкусу, но станем чаще усмирять чувства и оставлять место внутреннему духу для обращения вовнутрь. Мы иногда страдаем, едва сознавая, что мы находимся в беде; в другие времена мы переносим и знаем, что мы переносим боль, но мы несем в этот миг более тяжелый крест без негодования. Истинная любовь идет всегда прямо не своей силой, но почитании себя как ничто. Тогда мы счастливы действительно. Крест больше не мука, так как нет того, что страдает под этим и приспосабливает себе и доброе и злое.

29. Заинтересованная и незаинтересованная любовь имеет свое время.

Почему в дарах Божиих больше удовольствия, когда они есть в нас, чем когда они даруются нашему ближнему, если мы не прилеплены к себе? Если мы предпочитаем видеть их у нас, чем у тех, кто вокруг нас, то мы будем, конечно, уязвлены, когда мы увидим их более совершенными у них, чем у нас; и это основа зависти. Какова тогда наша обязанность? Мы должны радоваться тому, что воля Божия исполнилась в нас, и что она правит не для нашего счастья и совершенства, а для Его собственного благоволения и славы.

Теперь отметьте два пункта. Первый в том, что это различие не пустая тонкость; ибо Бог, в Своем желании опустошать душу для собственного совершенства, заставляет ее действительно проходить через эти испытания в себе и никогда не оставляет ее, пока Он не лишит ее любовь эгоистичного размышления о себе и самоподдержки. Нет ничего столь ревнивого, столь детального и так проникновенного, как этот принцип чистой любви; тысячи вещей были незаметны для нас в нашем прошлом состоянии, что набожные люди назвали бы бесполезной утонченностью, но которые существенны для души, которая жаждет разрушения себя. Как и с золотом в печи, огонь пожирает все, что не является золотом, так что кажется необходимо, чтобы сердце было расплавленно жаром, чтобы любовь к Богу стала чистой.

Второе замечание состоит в том, что Бог не преследует каждую душу таким образом в настоящей жизни. Имеется бесконечное число по истине набожных людей, кого Он оставляет в некоторой степени под властью самолюбия; они остаются с собой в практике добродетелей и служения, чтобы очиститься до некоторой степени.

Что так неразумно и так опасно, чем взирать на благодать Божию в себе как на двигатель своего личного совершенства? Первый класс занят незаинтересованной благодарностью; они благодарны Богу за то, что Он делает в них исключительно потому, что Он делает это для Его собственной славы; второй класс также благодарен, но отчасти, потому что их собственное совершенство имеет место в то же самое время. Если первые попытались бы лишить последних этого смешанного мотива и этого внутреннего покоя в самих себе в отношении благодати, то они ранили бы их так, как будто те - младенец, отнятый от груди прежде, чем он успел поесть; отнять от груди - значит разрушить этот мотив. Мы никогда не должны стремиться лишить душу пищи, которая все еще питает ее и которой Бог допускает остаться для восполнения ее слабости. Опережать благодать значит разрушать ее. Также не должны вторые осуждать первых, потому что они не видят себя столь заинтересованными своим собственным совершенством в благодати, служащей им. Бог действует в каждом как Ему угодно; ветер дует где хочет (Ин.3:8) и как хочет. Самозабвение в чистом взирании на Бога является состоянием, в котором Бог может действовать в наших душах как Ему угодно. Важно то, что те, кто все еще отчасти поддерживают себя, не должны беспокоиться относительно состояния тех, кто находятся в чистой любви, а вторые не должны пытаться заставить первых пройти через испытания, свойственные более высокому состоянию благодати прежде, чем Бог призовет их к этому.

30. Об Истинной Свободе.

Когда мы больше не обеспокоены размышлениями о себе, то мы начинаем наслаждаться истинной свободой.

Ложная мудрость, с другой стороны, всегда занята собой, постоянно ревнует о собственном совершенстве, очень страдает всякий раз, когда чувствует самое маленькое пятнышко несовершенства.

Тот человек, кто прост и отделен от себя, не терпит неудачу в достижении совершенства; он более успешен, поскольку он забывает себя и никогда не мечтает о добродетели в любом другом свете, чем в выполнении воли Божией.

Источник всех наших пороков - самолюбие; мы относим все к нему, вместо любви к Богу. Кто бы ни старался избавиться от себя, отрицать себя по Христову учению - поражает сразу корень всех зол и находит, что в этом простом самоотвержении начало всякого добра.

Тогда те слова Священного Писания слышны внутри и понятны: "Где Дух Господень, там свобода». (2Кор.3:17) Мы не пренебрегаем ничем, чтобы дать царству Божиему придти и внутрь и вокруг нас; но посреди наших немощей мы пребываем в мире. Мы предпочли бы умереть, чем совершить малейший добровольный грех, но мы не имеем никакого опасения за нашу репутацию от суждения человека. Мы судимы Христом Иисусом и пребываем в мире, хотя и окружены неопределенностями; суды Божии не пугают нас, поскольку мы отказываемся от себя и предаемся им, умоляя о Его милосердии согласно нашей приученности доверять, жертвовать и абсолютно уступать. Чем больше отдачи, тем более течет мир; и в такое превосходное место он помещает нас, что мы готовы ко всему; мы все и ничто; мы столь же бесхитростны как младенцы.

Просвещение нас Богом обнаруживает самые малые преступления, но это никогда не обескураживает. Мы идем перед Ним; но если мы претыкаемся, то мы спешим возобновить наш путь и не иметь никакой иного принципа, нежели «Вперед!» Если мы нашли Бога, то мы должны уничтожить остатки ветхого Адама внутри.

Господь держал в руках дитя, когда Он сказал: "Таковых есть царство Небесное». Сумма всех принципов состоит в этом: не рассуждайте слишком много, всегда имейте праведную цель в самых маленьких вопросах и не уделяйте внимания тысяче размышлений, которыми мы облекаемся и хороним себя в самих себе под отговоркой исправления наших ошибок.

31. О занятости времени.

Я понимаю прекрасно, что вы не просите от меня доказательства, что это подействует на нас так, что займет все наше время для этой благой цели; благодать давно убедила вас в этом. Хорошо отличаться от тех, кто могут встретить нас на полпути; но, несмотря на это, многое сделано и существует большая разница между убеждением разума, даже соединенным с благим намерением сердца, и верным и преданным повиновением.

Ничего необычного не было в прошлом, а также нет и в настоящее время в том, что есть души, которые были совершенны и святы теоретически (Мф.7:16). "По плодам узнаете их," - говорит Спаситель. И это единственное правило, которое никогда не обманывает, когда это должным образом понято; так нам должно судить себя.

Существует время для всего в нашей жизни; но принцип, который управляет каждым моментом, состоит в том, что не должно быть ни одного бесполезного; все они должны войти в порядок и последовательность нашего спасения; они все сопровождаются обязанностями, которые Бог распределил Своей собственной рукой и за которые Он потребует отчет; ибо с первого вздоха до последнего Он никогда не назначал нам бесплодных моментов жизни, которые мы можем рассматривать как оставленные нашему собственному усмотрению. Великая вещь состоит в том, чтобы признать Его волю о них. Это должно быть сделано не с нетерпеливым и беспокойным устремлением, которое скорее испортит все, чем просветит нас относительно нашей обязанности, но истинным послушанием тем, кого Бог поставил над нами и чистым и честным сердцем, которое ищет Бога в простоте и сердечно выступает против всей двуличности и ложной мудрости «я», как только они проявляются. Поскольку мы неправильно используем наше время, не только потому, что мы поступаем неправильно или не делаем ничего, но также и тогда, когда мы делаем нечто отличное от того, что необходимо для нас в настоящее время, даже если это добро. Мы чрезвычайно изобретательны в постоянном стремлении к нашим собственным интересам, что и мир делает открыто и без стыда, так и те, кто желает быть посвященными Богу, делают тоже, но более благородным образом под прикрытием некоторого предлога, который служит завесой, чтобы скрыть от них уродство их поведения.

Лучшим средством гарантии полезного использования нашего времени, это привыкнуть к жизни в непрерывной зависимости от Духа Божьего и Его закона, принятия в каждый момент того, что Ему угодно подарить; консультироваться у Него во всякой критической ситуации, требующей мгновенного действия и обращаться к Нему за помощью в наши более слабые моменты жизни, когда добродетель, кажется, подводит; призывать Его помощь, и поднимать наши сердца к Нему всякий раз, когда объекты, воздействующие на чувства, подбираются к нам и мы оказываемся в поражении, отходим от Бога и далеки от истинного пути. Счастлива душа, которая предает себя искренним самоотвержением в руки Создателя и готова исполнять всю Его волю и непрерывно взывает: "Господь, что Ты хочешь, чтобы я сделал? Научи меня исполнять Твою волю, для Тебя, мой Бог!" (Деян.9:6; Пс.??:10) Во время наших необходимых дел, нам нужно только уделять простое внимание водительству Божественного Провидения. Поскольку все уготовано нам и дано Им, наша единственная забота состоит в том, чтобы принимать их с духом как у дитя и абсолютно все подчинять Ему; наш характер, наша собственная воля, наши сомнения, наша неугомонность, наши самосозерцания, наши эмоции, переполненные спешкой, тщетной радости, или другими страстями, которые атакуют нас согласно нашим довольством или недовольством различными случаями дня. Будем осторожными, однако, и не позволим себе быть заваленными разнообразием наших внешних занятий, какими бы они не были.

Будем пытаться начинать каждое предприятие с чистым взором на славу Божию, продолжая его без отвлечения и заканчивать его без нетерпения.


Следующая страница

Страницы :











                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира



Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz