Понедельник, 09.12.2019, 06:07Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Лоренс Практика Божьего присутствия 2
Страницы :


Третья беседа.


   Вера, действующая любовью. Безвредное внешнее дело. Совершенное посвящение -надежный путь.

Он сказал мне, что основой его духовной жизни было высокое понятие и почитание Бога в вере, которое, однажды утвердившись, не оставило никакой другой заботы в первую очередь, но искренне отвергал любую другую мысль, чтобы поступать во всем из-за любви к Богу. Когда он порой не думал о Боге, то не тревожился за это, но вдруг сознав свою нищету перед Богом возвращался к Нему с таким великим доверием, увидев, насколько он нищ, когда забывал о Нем.

   Доверие, которое мы возлагаем на Бога, доставляет Ему много чести и сводит к нам больше благодати. Богу невозможно не только обмануть, но также и позволить душе страдать долго, которая совершенно предана Ему и решила все терпеть ради Него. Он часто испытывал даяние Божественной Благодати во всех случаях, и из этого же самого опыта, когда у него было какое-то дело, он научился не думать об этом заранее, но когда приходило время выполнить это, он находил в Боге как в ясном зеркале, все, что ему нужно было делать. Позже он действовал так без забот, но перед вышеупомянутым опытом он их проявлял много в своих делах.

   Когда внешнее дело уводило его немного от мысли о Боге, новое воспоминание, приходящее от Бога, проникало в его душу и так воспламеняло и преображало его, что ему было трудно сдержать себя. Он был более объединен с Богом в своих внешних делах, чем когда он предоставлял их в посвящении.

   Когда впоследствии появлялась некоторая великая боль в теле или разуме или что-то худшее происходило с ним, это подвигало его потерять то чувство Бога, которым он наслаждался так долго, но благость Божия уверяла его, что он не оставлен и что Он даст ему силу перенести что бы то ни было недоброе, допущенное Им. И поэтому он не боялся ничего и не пользовался случаем проконсультироваться с кем-то о своем состоянии. Когда он пытался делать это, то он всегда уходил более озадаченным; и поскольку он сознавал свою готовность положить свою жизнь из-за любви к Богу, он не имел никакого сознания опасности. То совершенное предоставление себя Богу было надежным путем к небесам, путем, на котором мы имеем всегда достаточный свет для нашего поведения. В начале духовной жизни мы должны быть преданны в выполнении нашей обязанности и отвержения, но после этого приходят неизреченные удовольствия и в трудностях мы должны только обратиться за помощью к Иисусу Христу и просить Его благодати, с которой все становится легким. Многие не продвигаются в Христианском прогрессе, потому что они придерживаются эпитимий и специфических упражнений, пренебрегая любовью к Богу, которая является совершенством. Это проявляется явно в их делах и является причиной, по которой мы видим так мало зрелой добродетели. Нет нужды ни в искусстве, ни в науке для продвижения к Богу, но только в сердце, решительно положившем прилепиться только к Нему или ради Него и любить только Его.


Четвертая беседа.


   Способ продвижения к Богу. Сердечный отказ от прав. Молитва и хвала предотвращают уныние. Освящение в обычном деле. Молитва и присутствие Божие. Вся суть благочестия. Самооценка. Дальнейший личный опыт.

   Он говорил со мной очень часто и с большой открытостью сердца о его способе продвижения к Богу, что отчасти уже обсуждалось. Он говорил мне, что все состоит только в сердечном отказе от прав во всем, что мы признаем как не ведущее к Богу, мы должны приучить себя к непрерывной беседе с Ним свободно и в простоте. Нам нужно только признавать Бога, близко существующего с нами, обращаться к Нему каждый момент. Мы должны просить Его о помощи, чтобы познать Его волю в вещах сомнительных и для справедливого выполнения того, что мы явно видим из требуемого Им от нас, предлагая Ему прежде все и вознося Ему благодарность, когда мы сделали это. В этой беседе с Богом мы также набираемся опыта хвалы, обожания и постоянной любви за Его бесконечную благость и совершенство. Не унывая от наших согрешений, мы должны молиться о Его благодати с совершенным доверием и уповать на бесконечные достоинства нашего Господа. Бог никогда не подводил, давая Свою благодать на каждое действие, и он отчетливо чувствовал это и никогда не отходил от нее, если его мысли не блуждали от чувства Присутствия Бога или он не забывал просить Его помощи. Бог всегда давал нам свет в наших сомнениях, когда у нас не было никакого другого плана, но только угождение Ему.

   Наше освящение не зависит от изменения наших дел, но от выполнения их ради Бога, которые мы делаем как для самих себя. Было грустно видеть, как много людей крайне ошибаются, увлекаясь некоторыми делами, которые они выполняют очень несовершенно из-за своих человеческих или эгоистичных взглядов. Наиболее превосходный метод продвижения к Богу он нашел в выполнении наших обычных дел без какого-либо угождения людям (Гал.1:10; Еф.5:5,6) и (насколько мы способны) только из-за любви к Богу.

Было бы большим заблуждением думать, что время молитвы должны отличаться от другого времени. Мы должны крепко придерживаться Бога в любом деле так, как во время молитвы.

  Его молитва была ничем иным, как ощущение присутствия Божьего, его душа в это время была нечувствительна ко всему, кроме Божественной любви, и когда назначенные времена молитвы проходили, он не находил никакого различия, потому что он все еще продолжал быть с Богом, хваля и благословляя Его всей своей силой так, что он проводил свою жизнь в непрерывной радости и надеялся, что Бог даст ему немного пострадать, когда он станет немного сильнее.

   Мы должны однажды сердечно возложить все свое доверие на Бога и полностью отдать себя Ему и верить, что Он не подведет нас. Мы не должны утомиться делать мелочи из-за любви к Богу, Который ценит не величие дела, но любовь, с которой они выполнены. Мы не должны удивляться тому, что в начале нам часто не удается и наши усилия неэффективны, потому что однажды у нас появится свойство, которое естественно произведет нужные действия в нас без особых усилий и к нашему чрезвычайному восхищению. Вся суть благочестия находится в вере, надежде и милосердии, практикой которых мы добьемся соединения с волей Божией. Все другое не так эффективно в качестве средств, с помощью которых мы можем достигать совершенства, и все эти средства будут поглощены верой и милосердием.

   Все возможно тому, кто верит, что надеющемуся все просто и проще тому, кто любит и еще более легче тому, кто усердствует в практике этих трех добродетелей. Совершенство, которому мы должны отдать себя, должно стать в этой жизни для наиболее совершенных поклонников Божиих стремлением, основанным на вечной надежде.

   Когда мы становимся духовными, мы должны рассматривать и исследовать до основания свою жизнь. И затем мы должны найти себя достойными всякого презрения и не достойными имени Христианина, порабощенными всякими видами нищеты и бесчисленными случайностями, которые беспокоят нас, и причиняют бесконечные трудности в нашем здоровье и в нашем настроении, в нашем внутреннем и внешнем характере. Но прекрасны те люди, кого Бог смирил многими болями и трудностями и внутри и снаружи. После этого мы не должны удивляться неприятностям, искушениям, оппозициям и противоречиям, которые приходят к нам от людей. Мы должны напротив покориться им и переносить их, пока это угодно Богу, как тому, что высоко ценимо для нас. Ибо чем большее совершенство, к которому душа стремится, тем больше зависимости от Божественной благодати.

   Будучи спрошен одним из своих знакомых (которому он обязывал открывать себя) о средствах, с помощью которых он достиг такого постоянного чувства Бога, он ответил, что, начиная с первого дня прибытия его в монастырь, он считает Бога концом всех своих мыслей и желаний, как рубеж, к которому они должны стремиться и у которого они должны иметь конец своих притязаний.

   В начале своего пути он проводил часы, назначенные для личной молитвы, в размышлении о Боге, чтобы убедить свой разум и глубоко повлиять на свое сердце идеей о Божественном существовании более, нежели набожными чувствам, а также более послушанием свету веры, чем изученными рассуждениями и сложными размышлениями. Этим коротким и надежным методом он упражнял себя в знании и любви к Богу, решив использовать свое предельное усилие жить в непрерывном чувстве Его Присутствия и, по возможности, никогда не забывать Его.

Когда он был в молитве, его разум наполнялся великими чувствами Его бесконечного существа и он шел на свою работу на кухне (так как он был поваром в монастырском обществе); и там сначала осматривал работу и когда что-то выполнял, он проводил все свободные минуты, как до работы, так и после нее, в молитве.

   Когда он начинал работать, он говорил Богу с доверием: мой Бог, так как Ты пребываешь со мной и я должен теперь быть в повиновении Твоим заповедям и не прилагать свой разум к внешнему, то я молю Тебя дать мне благодать находиться только в Твоем Присутствии. Дай мне процвести с Твоей помощью, отдать все мои заботы Тебе и все мои привязанности." Приступая к работе, он продолжал близкую беседу со своим Творцом, умоляя о Его благодати и доверяя Ему все свои дела.

    Когда он заканчивал работать, он исследовал себя в том, как он выполнял свои обязанности и если он находил, что угождал Богу, то он воздавал благодарение Богу, а если нет, то он просил прощения и, не унывая, он опять направлял свой разум к Богу и продолжал свое пребывание в Его присутствии, как будто он никогда не отклонялся от него. "Так поднимаясь от падений", говорил он "и часто обновляя дело веры и любви, я приходил в состояние, в котором было трудно не думать о Боге, как привыкший к нему." Брат Лоуренс сильно преуспевал в хождении в присутствии Бога и для него было естественно искренне рекомендовать его другим, но его пример был более сильным стимулом,  чем любые аргументы,  которые он мог предложить.  Его жизнь была поучением. Сладкое и спокойное посвящение не могло не затронуть наблюдающих. И так было и в большой спешке на кухне, где он сохранял воспоминание и небесное помышление. Он никогда не спешил и не был праздным, но делал все в свое время с непрерывным самообладанием и спокойствием духа. "Время работы," - говорил он, - "для меня не отличается от времени молитвы и в шуме и беспорядке моей кухни, когда сразу несколько человек в то же самое время призывают к разному, я имею Бога в великом спокойствии, как будто я нахожусь на коленях в Благословенном Причастии."


Следующая страница




Страницы :












                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира


Copyright MyCorp © 2019 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz