Воскресенье, 21.07.2019, 20:27Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
free counters
Жанна Гийон Достигая совершенства 2
Страницы :


Глава 4


               Наше желание: от себя или от Бога?


  Давайте теперь посмотрим на жизнь человека, который вручил свою жизнь Богу. Мне трудно поверить, что человек, который свое счастье, жизнерадостность, все свои переживания вложил в руки Господни, может при этом оста­ваться стремящимся обрести свое счастье, пусть даже приносимое Господу. Только тот, кто пребы­вает в Господе посредством любви, может иметь все свое счастье в Нем Самом. Попытка найти свое счастье в Боге силой своей воли, или из-за страха, или даже из-за стремления "угодить Богу" — все это ужасное состояние и жалкие мотивы.

   Лишь любовь может заставить кого-либо вручить свою волю Богу целиком. Если подчине­ние не проистекает из любви, то оно в конечном итоге становиться лживым.

   Когда христианин вручает свою душу, свою волю, все, что принадле­жит ему в распоряжение Господа, ничего не желая для себя, и желая лишь одного Господа, ради Самого же Господа (и даже это — лишь в приступе безумной любви), лишь тогда мы сможем видеть доброе начало. Почему? Потому что это как раз то состояние, при котором пропадает всякое стремле­ние к наслаждению самим собой как к цели...

   Небесная слава не может служить нашим моти­вом. Так же как и прекрасное чувство присутствия Божьего не можег быть нашим мотивом. Конеч­ным объектом нашего страстного желания не может быть объект земной или небесный. Только бесконечная любовь к Нему, только погружение в любовь к Нему и поглощение любовью к Нему.

Кто-то мудро сказал: "Мотивация — это дитя любви". Если я люблю только Бога, моим желани­ем будет лишь Он. Если я люблю только Бога, ради Самого только Бога, без даже мысли о себе, то все мое желание будет лишь только Он Сам. И позже, можно быть в этом целиком уверенным, все, что придет изнутри, будет чистым и не имеющим ложного эгоистичного мотива.

   В этом желании любви не преобладает некая "торжественность и величие". Скорее оно содер­жит цемент тишины и покоя, упоенности и удов­летворения. Если любовь выражена предвечному Богу, и если сама любовь, начинается с Него, и если христианин не имеет никакой другой цели, кроме блаженства Божьего, то желания в сердце этого христианина не проявят себя в обычном беспокой­стве или неудовлетворенных желаниях. Чувство покоя должно быть обретено им, чувство, которое как бы говорит:

    "У меня нет неудовлетворенных желаний, нет не восполненных личных желаний".

 

   Поймите пожалуйста, что говоря об этом, следует подразумевать, что лишь такое чувство может быть истинным и единственным основани­ем — единственным непоколебимым основанием, на котором христианин должен строить свою духовную жизнь. Не забудьте, что большинство христиан любят Бога, находясь в ином состоянии, а вышеописанное — лишь в том числе. Их любовь к Богу содержит также и мысль о себе самом и о своих нуждах. Но бывает и хуже (и что в боль­шинстве случаев) -- христиане любят Бога лишь только для восполнения и удовлетворения своего личного переживания. Они любят Бога лишь из-за того, что они переживают, когда любят своего Господа. Когда такая любовь умирает (имеется о виду, что чувство, сопровождающее такую любовь, умирает), такой христианин практически теряет свой интерес к Богу!

   Это состояние я назову поиском довольства для своею «я», и оно должно быть нами оставлено, если мы хотим познать истинный духовный рост.

 

   Мы должны любить Его без какой-либо личной цели, и даже — как должно и последствии произойти — без чувства, служащего для ублажения нас! Мы должны любить Его с полным пренебрежением и к пустынным периодам нашей жизни, и временам духовного изобилия. Наша любовь должна превзой­ти все восполнения, которые мы получаем от любви к Богу... иначе мы строим свою жизнь на песке.

   Это правда, что Бог может вложить в наше сердце желание. Он действительно сеет в сердце христианина божественные мотивы. С Павлом произошло нечто подобное, когда он воскликнул: "Я нахожусь меж двух огней: желаю разрешиться и быть со Христом, что несомненно лучше, хотя я знаю, что должен остаться с вами".

   Но помните, что это тот же самый Павел, кото­рый плакал под влиянием своей любви во Христе к своим братьям, говорил: "Я желал бы быть отлу­ченным от Христа ради моих братьев". (Эти слова он произвел с любовью, которую вложил в него Сам Бог.) Говоря эти слова, Павел был полностью свободным от всех личных предпочтений. Его "я" отсутствует. Здесь Павел выражает противоречивые чувства, тем не менее полностью соответству­ющие по глубине человеческому духу. Что-то происходит здесь в глубине духа, который никогда не изменяется.

   Счастье верующего и все его интересы лишь только в благословении Бога, в Боге и ради Боги. Все насущные желания такого христианина растворились и были поглощены единственно Божьим желанием. И тем не менее, есть в нем желание, вложенное в него, которое берет свое начало в Боге, — лучшее желание для Бога и Его Царства.

   Существует большая пропасть между временем, когда верующий таким путем и временем предыдущим, когда тот же верующий, но исполненный эгоизма, еще не пришел к Богу.

Желание, рожденное своим "я", которое соот­носит себя с этим "я", является результатом дейст­вия воли, еще не счищенной. Желание твоего Господа — привести эту волю к полному уничто­жению... до тех пор, пока она не станет одним целым с волей Господа. Поэтому твоему Господу часто понадобиться подавлять — даже уничто­жать — желания, рождающиеся в твоем "я".

   По какому признаку можно узнать нахожусь ли я во власти желаний, рожденных в моем "я", или тех, которые рождаются в Боге.

Ответ невероятно прост и доступен для понимания! Христианин, подверг­шийся преследованиям и оставшийся полным горе­чи; христианин, претерпевший обиду от другого христианина (или мирского человека) и оставшийся с этим чувством; но более всего тот христианин, который разочаровался в Боге из-за того, что Бог сделал, и глубоко обижен на Бога, пребывая в уверенности, что он находится в руках такого несправедливого Бога... очевидно, что христианин, переживающий такие чувства, не находится в том состоянии, когда его воля глубоко сопряжена с волей Бога. Он скорее находится в состоянии, когда его "я" рождает желания его сердца.

   Мы не всегда можем понимать волю Божью. Но мы можем полностью доверять Божьему провидению, и это совсем разные вещи.

   Когда христианин сосредоточивается на опреде­ленном понимании того, каким Бог должен быть, а затем Бог не восполняет его ожиданий, конечно же, этот христианин будет переживать страшное разоча­рование. И можно вполне быть уверенным в том, что он не вручит своей души провидению Божьему! Он не ищет счастья и благополучия ради самого Госпо­да. Присутствует некая смесь. Эта смесь разрушит все его внутреннее хождение с Господом.

   По мере того, как христианин углубляет свою преданность Христу, внешние факторы (про­исшедшие из-за преследований, несправедливости и даже того, что называют "несправедливость со стороны Божьей”) более не воспринимаются и не удостаиваются реакции.


 

Глава 5


                                  Его воля — твоя


  Что означает утверждение: Господь сеет Свои желания в самом сердце верующего? В Божьей работе над нами наступает момент, когда Он хочет дать нам некое духов­ное благословение, переживание или даже нечто материальное.

   В этот момент мы должны понять путь молитвы.

   Господь готовит сердце христианина для получения благословения. Тогда Он дает ему желание, которое начинает расцветать из глубины его сердца (Псалом 36:4). Как же Господь это делает?

   Дух Господень, живущий в тебе, начинает совершать ходатайство в тебе. И это ходатайство Он совершает за тебя... и  ходатайст­во — по воле Божьей. Он ходатайствует, и Он просит (прямо изнутри тебя) того, что являет­ся желанием Его сердца! Теперь это уже не только лишь желание Бога и Духа. Это стало и желанием верующего в глубине его сердца.

   Просьба на самом деле приходит от Духа Святого, а желание — от Отца. Воля христиани­на лишь становиться одним с этим желанием.

Желание унижения со стороны христиани­на на порядок ниже желания христианина любить Бога. Тем не менее. Богу иногда угод­но смирить христианина (часто посредством гонении), поэтому Он помещает в его сердце великую жажду унижения. Я называю это "жаждой". (Я преднамеренно употребила здесь слово "жажда", чтобы различать его с поняти­ем "желание".)

   Наступают и другие времена, когда Господь побуждает верующего молиться о конкретных вещах. Христианин в этом случае полностью уверен в том, что такая молитва происходит не от его воли. Эта молитва и это желание рождаются в Боге. Верующему не позволяется молиться за того, за кого он пожелает или о том, чего он пожела­ет, и даже тогда, когда он пожелает!

   В этом — лучшем — способе молитвы христианин не возносится, не гордится и не превоз­носится, если именно его молитва получает конкретный ответ. Он прекрасно знает, что в этом первоначально было именно Божье желание, и что на самом деле это Господь молился этой молитвой, и Сам Господь послал просимое! Все это представляется мне несравненно более ясным, чем я могу описать на бумаге.


 

Глава 6


                                        Сила простоты


  Чем чище элемент, тем проще его строение. Из этого следует, что чем более полно самоотречение этого элемента, тем более он может быть полезен. Позвольте мне проиллю­стрировать это.

   Нет ничего чище и проще воды. И ничего на этой земле не используется чаще, чем вода. Почему? Она — жидкая. Сама по себе вода не имеет вкуса и цвета. Но она готова безропотно принимать различные добавки. Сама она безвкусна, но, принимая разные примеси, может иметь различный вкус. Также неверно было бы сказать, что вода имеет какой-либо цвет - его придают ей вещества, которые добавляют в воду или растворяют в ней. Именно благодаря изначальному отсутствию цвета и вкуса, благодаря натуральной чистоте и простоте, вода применяется столь повсеме­стно, разнообразно и обильно!

   Если бы нам удалось спросить у воды: "Вода, каковы твои свойства?" — вода ответи­ла бы: "Мои свойства заключаются в том, что я не имею никаких свойств. Я инертна" - "Да, но я вижу, что ты имеешь красный» цвет", — сказали бы мы. — "Посмею заявить, — ответи­ла бы вода, — что я вовсе не красная в соответ­ствии с моей природой, и я никогда не вопро­шаю о том, что делают со мной, когда придают мне цвет или аромат".

   Далее, вода относится к форме точно так же как и к цвету. Она жидкая и податливая. Она мгновенно и предельно точно принимает фор­му сосуда, в который ее помещают. Если бы во­да имела неизменные, постоянные свойства, она не смогла бы так идеально принимать ту форму, которая требуется от нее, точно так же, как не смогла бы приобрести вкус и цвет, требу­емый от нее.

   Подобно этому действует и Дух Святой, живущий в нас; подобна воде и человеческая воля... когда она находится в состоянии простоты и чистоты. Вода не имеет собствен­ного цвета или аромата. Точно так же, как вода приобретает оттенки и свойства, привне­сенные другими веществами, податлива и воля человека, всецело преданная Богу! Бог являет­ся автором того, что с ней стало.

   Я вижу все это как самое правильное состо­яние воли христианина. Душа более не разли­чает ничего и не понимает ничего из того, что имеет в себе. Воля не различает ничего принад­лежащего ей. Остается лишь чистота. Все, что приходит в такую душу от Господа, принима­ется полностью. И ничего не удерживается для себя лично.

   Какая личная потеря! Но взгляните же на приобретение! Какой невосполнимой была бы потеря, если бы не эта потеря! Сколь многому вода может научить нас!

 



Следующая страница


Страницы :











                                                                   ***


Другие сайты автора :  И смех, и не грех

                                          Искусство мира


Copyright MyCorp © 2019 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz